Опыт, сын ошибок трудных…

​«Опыт, сын ошибок трудных…»:
художественные произведения о науке и ученых
 


 

Двигатель прогресса и развития, залог процветания человечества – наука. Невозможно оставить такое важное явление без своего, особенного праздника. Ведь и сама наука, и люди, себя ей посвятившие, нуждаются во внимании общества и в решении множества проблемных вопросов, с ней связанных. Свой праздник, посвященный развитию, есть и в нашей стране. Учрежден он был сравнительно недавно, в 1999 году, став, по сути, преемником одноименного советского праздника. День науки в России в 2018 году отмечается 8 февраля.
 
Мы знаем о том, как важно научное мышление. А вот поразмыслить о красоте и несовершенстве знания, о смелости научного поиска, о любви к истине и ответственности за свои открытия, да и вообще о границах могущества учёных — в этом поможет художественная литература из нашей небольшой подборки. Каков он – ученый? Какими качествами должен обладать? Должен ли отвечать за свои научные открытия? И как может измениться мир и сам человек в результате этих открытий? Эти вопросам посвящали свои произведения многие писатели. Выставка посвящена ученым и проблема науки в художественной литературе. 
 
Художественная проза 1970 - 1990-х годов являет собой богатый в тематическом, стилевом, жанровом отношениях пласт произведений, исследующих разные аспекты бытия науки и ученых.  
 
Во-первых, это - научно-художественная проза, достигшая особенных успехов в биографическом жанре. Большой интерес представляют жизнеописания крупных ученых, позволяющие войти в круг их идей, ощутить противоборство мнений, остроту конфликтных ситуаций, через которые неизбежно пролегает путь большой науки. Известно, что XX век не время гениальных одиночек. Успех в современной науке чаще всего приходит к группе, коллективу единомышленников, хотя без лидера открытия, конечно, не делаются. Научно-художественная литература вводит в историю того или иного открытия и воссоздает характеры руководителя и его ведомых, особенности их взаимоотношений. Таковы, например, книги Д. Гранина "Зубр" (1987) - о сложной судьбе знаменитого биолога Н.В. Тимофеева-Ресовского и "Эта странная жизнь" (1974) - о математике А. А. Любищеве. 
 
Во-вторых, это, условно говоря, бытовая проза, живописующая каждодневные будни ученых и людей, их окружавших, во всем разнообразии проблем, конфликтов, характеров, интересных и острых психологических коллизий. Таковы романы И. Грековой "Кафедра" (1978) и А. Крона "Бессонница" (1974). Необычную ситуацию описывает Д. Гранин в романе "Бегство в Россию" (1994) - американские ученые эмигрируют в нашу страну.
 
В-третьих, это книги, исследующие особенности технократического сознания, обстановку, возникающую, когда наука становится средством утверждения "сильной" личности, попирающей нравственные принципы ради карьеры, славы, привилегий, власти. Как правило, центральный конфликт в таких случаях носит острый, принципиальный характер. Таковы книги В. Амлинского "Оправдан будет каждый час" и В. Дудинцева - "Белые одежды" (1987).
 
Наука и искусство по-разному отражают общественное сознание. Язык науки - понятия, формулы. Язык искусства - образы. Художественные образы вызывают в сознании людей стойкие, яркие, эмоционально окрашенные представления, которые, дополняя содержание понятий, формируют личностное отношение к действительности, к изучаемому материалу. Формулы, соотношения, зависимости могут быть красивы, но это нужно уметь почувствовать, тогда учеба вместо суровой необходимости может стать трудным, но приятным делом. В художественных произведениях нередки картины физических явлений в природе, описания различных технических процессов, конструкций, материалов, сведений об ученых. В научной фантастике отражены многие научные предположения и гипотезы. Особое видение мира, владение словом и умение обобщать позволяет писателям добиваться в своих произведениях удивительно точных, легко представимых описаний.  
 
Описание научных знаний встречается как в классической литературе, так и в современной. Особенно же востребованы такие описания в жанре фантастики, поскольку он по своей сущности как раз базируется на изложении различных научных гипотез, излагаемых языком художественной литературы.  
 
Сплав реальности и фантастики – так представлена тема науки в нашей виртуальной выставке. Для любознательных -
 
Советуем почитать и посмотреть:
 

 

 

Абэ, Кобо
Четвертый ледниковый период ; Тоталоскоп : пер. с яп. / К. Абэ ; [пер. С. Бережков ; худож. С. Галинский]. - М. : Мол. гвардия, 1965. - 238 с. - (Б-ка фантаст.в 15-ти томах ; Т.2). (Шифр худ./А179-475469)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

Фантастический роман, антиутопия на традиционную тему гибели Японии, был переведен и издан в Москве в 1965 году. В Советском Союзе была построена машина-предсказатель, которая предсказала скорую победу коммунизма в мире. В то же время талантливый японский учёный строит подобную машину у себя на родине. Однако, сталкивается с политическими трудностями, которые не позволяют ему использовать её для предсказаний, так или иначе связанных с политикой. Учёный решает использовать машину для предсказания жизни отдельных людей и вместе со своим помощником отправляется на поиски кандидата для эксперимента. Однако, предполагаемый кандидат оказывается убит, а учёный и его ассистент втянуты в расследование.  

Аграновский, Анатолий Абрамович.
Большой старт: Повесть.- М.: Сов. писатель, 1964.-123 с.

Повесть "Большой старт" - одна из первых попыток рассказать широкому читателю об истоках, о самом начале реактивных свершений в нашей стране. Это лишь отдельные эпизоды большой истории. Автор сумел показать мечту первооткрывателей, смелость их замыслов, патриотизм, упорство, преданность - черты типические, свойственные "Колумбам XX века". Анатолий Аграновский - писатель и журналист, специальный корреспондент "Известий". Писать начал после войны. По образованию он - историк, по военной специальности - авиационный штурман. Может быть, этим и объясняется давний интерес писателя к жизни авиаконструкторов, ученых, летчиков-испытателей.

Азимов, Айзек.
Сами боги / Избранное : пер. с англ. / А. Азимов ; [худож. Н. Е. Анисимова]. - М. : Мир, 1989. - 524,[2] с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./А355-548236)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Фридрих Шиллер — «Против глупости сами Боги бессильны». Заурядный радиохимик Фредерик Хэллем из романа Айзека Азимова "Сами боги" случайно обнаружил о существовании паравселенной. Правда, ее обитатели сами добивались этого контакта. Две Вселенных. Два мира, угасающий — и полный сил. Величайшее открытие в истории человечества дарит людям неисчерпаемый источник дешевой энергии. И надежду на спасение умирающему миру. Голоса, предупреждающие об опасности — мстительность и людская зависть? Гениальные умы, но всего лишь люди. Невероятный мир удивительных, непохожих на нас, существ. Уникальная фантазия Айзека Азимова, Гроссмейстера научной фантастики в романе "Сами боги".

 



Амлинский, Владимир Ильич.
Оправдан будет каждый час... : роман и повесть / В. И. Амлинский ; [худож. А. Кущенко]. - М. : Моск. рабочий, 1986. - 398,[2]  с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./А621-782121)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
"Оправдан будет каждый час..." - биографическая повесть известного писателя и сценариста Владимира Амлинского об отце, ученом-генетике И.Е. Амлинском. "Вот уже который год я подступаюсь к этой повести и отступаю от нее. Я знаю, что должен, обязан ее написать, ибо никто другой этого не сделает — никто так не знал ее главного героя, никто так не помнит его, как я.     Его ученики стали профессорами, его учителей уже нет на земле, его ровесники уходят один за другим, а сам он то близок — кажется, набери номер и услышишь его голос, знакомый, как никакой другой, ведь он звучал для меня еще в те времена, когда я не понимал значения слов,— то далек, ибо нас разделил последний вечный водораздел.     Вот почему я подхожу к той полосе, к той местности, заселенной людьми, из которых многих уже нет,к тем вопросам, что решали судьбу этих людей, подхожу к этой полосе и останавливаюсь, будто передо мной заминированное пространство. Конечно, ничем не заминировано, наоборот, полно жизни, но удивительная эта жизнь, оборвавшаяся и невозвратная, навсегда перенесенная в прошедшее время и постоянно существующая в настоящем, ударяет, и словно что-то взрывается внутри."
 

 



Бабат Георгий, Гарф Анна.
Магнетрон.- М.: Детгиз, 1957.
 
Магнетрон, о котором идет речь в данной книге, - это прибор размером с кулак. Его медная оболочка заключает в себе разреженное пространство, где с огромной скоростью движутся электронные вихри. Чтобы организовать это вихревое движение электронов, прибор помещают между полюсами сильного магнита или электромагнита. Отсюда название - магнетрон. Этот прибор вырабатывает очень короткие - сантиметровые - радиоволны. Сантиметровые волны могут пройти сквозь туман, облака, дымовую завесу. При помощи таких волн можно в любую погоду и ночью обнаружить объект, удаленный от места наблюдения на десятки километров; можно очень точно измерить расстояние до этого объекта, определить его местоположение. Место по латыни - "локус". Определение местоположения отдаленных предметов при помощи радиоволн называется радиолокацией. Радиолокация имела важное значение для многих наземных, морских и воздушных сражений во время Отечественной войны 1941-1945 годов. Мы хотим здесь рассказать об одном из этапов развития радиолокационной техники в период 1934-1935 годов. Работая, над этой книгой, мы пользовались, помимо собственных воспоминаний, различными литературными источниками: комплектами советских и зарубежных технических журналов, рядом советских и зарубежных монографий, посвященных магнетронам и другим вопросам, затронутым в нашей книге. Однако наша работа ни в коей мере не является исчерпывающей историей магнетрона. Мы ограничили себя рассказом только об узком круге тесно связанных между собой лиц. Это отнюдь не умаляет значения многих других исследований, как у нас в Союзе, так и за рубежом.
 



Балязин, Вольдемар Николаевич.
Под теми же звездами : роман / В. Н. Балязин. - М. : Сов. писатель, 1990. - 364,[2]  с. ; 20 см. (Шифр худ./Б219-495220)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман В. Балязина - остросюжетное произведение, написанное страстно и ярко. Место действия - кафедра общественных наук одного из столичных институтов. Автор создает целую галерею псевдоученых-обществоведов, которые оказались неспособными решить новые проблемы не только в науке но и в чисто обиходных житейских ситуациях. Лжеученым и начетчикам, утонувшим в мелкотемье, противостоит в романе академик Егор Мужиков - продолжатель лучших человеческих и научных традиций. Горькой иронией и трагизмом проникнут роман, название которого глубоко символично. Вольдемар Балязин тонко, с иронией вскрывает все те язвы, которые были характерны для советских общественных науках, фактически зависимых от коммунистической идеологии. Советский мир, точнее тот его социальный срез, который представлен научным сообществом, в романе предстает как в значительной степени неоднородный и чрезвычайно фрагментированный. Советская система организации науки и творческой интеллигенции в романе предстает как в высшей степени несправедливая, которая способствует не раскрытию и развитию талантов, но, наоборот, заставляет подлинных ученых и художников уничтожать плоды своих трудов только потому, что они не вписываются в серый и безликий мир советской реальности. Помимо подлинных ученых и талантливых исследователей под одними и теми же звездами активно действуют, а порой и живут гораздо лучше, всякого рода авантюристы, карьеристы и проходимцы, партийные работники и бывшие военные, обладающие научными степенями, званиями и регалиями, для которых наука стала не призванием, а элементарным источником дохода.
 



Бахтамов, Рафаил.
Властелин Окси-мира. 
 
Человек может прожить без пищи много недель, без воды – несколько дней. Без кислорода он не проживёт и пяти минут. Существование всего живого на Земле немыслимо без кислорода. Поэтому наш мир с полным правом можно назвать «кислородным», или иначе «Окси-миром». О великой и трудной борьбе за покорение Окси-мира, за расширение его границ живо и увлекательно рассказывает школьникам в своей повести «Властелин Окси-мира» бакинский инженер, писатель Рафаил Бахтамов. Издательство надеется, что эта повесть заинтересует ребят проблемами науки, увлечет романтикой научного поиска. Написанная от первого лица и во многом автобиографическая, она раскрывает труд ученого и изобретателя «изнутри», показывая ход научных исследований, столкновения характеров, неудачи и успехи на этом трудном и интересном пути. 

Башкирова, Галина Борисовна.
Рай в шалаше : роман / Г. Б. Башкирова. - Москва : Сов. писатель, 1979. - 288 с. (Шифр худ./Б334-160941)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(1), М(1)

События романа "Рай в шалаше" разворачиваются в наши дни - в лабораториях научно-исследовательского института, на семинарах и симпозиумах молодых ученых. Автор широко показывает своих героев и в быту, в домашней обстановке, выдвигая на первый план те нравственные проблемы, которые возникают перед ученым-психологом Татьяной Денисовой, ее мужем, физиком по профессии, и их окружением.
Бек, Александр Альфредович.
Собрание сочинений : в 4 т. / А. А. Бек. - Москва : Худож. лит. : Русский советский пен-центр. - 1991. - ISBN 5-280-01606-3
Т. 3 : Талант = Жизнь Бережкова. - 1991. - 544 с.

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Автор достоверно и увлекательно повествует о судьбе конструктора первого советского авиамотора, передает живо атмосферу творческого созидания, романтику труда и борьбы. Прототипом главного героя романа послужил крупнейший конструктор авиационных двигателей Александр Александрович Микулин.


Белый, Андрей.
Московский чудак / Москва : роман / А. Белый ; [худож. В. И. Юрлов, сост., авт. предисл., авт. примеч. С. И. Тимина]. - М. : Сов. Россия, 1989. - 766,[2]  с. : ил. ; 21 см. (Шифр худ./Б439-901098)
 
Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(4)
 
Книга включает в себя романы «Московский чудак», «Москва под ударом» и «Маски», задуманные Белым как части единого произведения о Москве. Размах грандиозный: идея, кратко и вразумительно изложенная в предисловии, — планетарного масштаба. Это — история России, расколотая надвое революцией. В первом томе  в лице профессора Коробкина, ученого мировой значимости, изображается «беспомощность науки в буржуазном строе», «схватка свободной по существу науки с капиталистическим строем; вместе с тем показано разложение устоев дореволюционного быта и индивидуальных сознаний».
​Беляев, Александр Романович.
Остров погибших кораблей ; Голова профессора Доуэля ; Человек-амфибия : романы и повесть / А. Р. Беляев ; [худож. Н. Усачев]. - М. : Моск. рабочий, 1976. - 448 с. : ил. (Шифр худ./Б-447-957465)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В книгу вошли повести А.Р.Беляева, основоположника советской научной фантастики и автора более двадцати повестей и романов. Важная мысль, проходящая красной нитью через все творчество Беляева, - научные достижения не должны быть использованы во вред человеку и в корыстных целях.

Бир, Грег.
Чума Шрёдингера.
 
«Кошка Шрёдингера» — знаменитый мысленный эксперимент из квантовой физики. Напомним — суть в том, что об исходе некоего события можно говорить лишь после того, как оно зафиксировано наблюдателем. В данном случае, кошка, помещённая в закрытый ящик со смертельной ампулой, — и жива и мертва одновременно, пока ящик не вскрыл наблюдатель. Знаменитый физик Мартин Гоа решил несколько изменить этот эксперимент, чтобы раз и навсегда доказать его состоятельность. Или ошибочность. А что если, вместо кошки использовать себя, да ещё и в качестве как раз наблюдателя..?



Бондаренко, Борис Егорович.
Пирамида: роман. – М.: 1973.
 
Имя писателя Бориса Бондаренко известно читателям по его произведениям "Ищите солнце в глухую полночь", "Час девятый", "Потерянное мной", "Цейтнот". Создание реактора Первой в мире АЭС вдохновило писателя на создание в 1973 году знаменитого романа «Пирамида», повествующего о физиках-атомщиках. Книга была написана с отменным юмором — физики тогда любили и умели шутить — и интонационно напоминала повесть Стругацких «Понедельник начинается в субботу», что положительно сказалось на ее популярности у молодежи. До начала 80-х «Пирамида» еще считалась культовой среди студентов-первокурсников тогдашнего ОФ МИФИ — основной кузницы ФЭИшных кадров. Главные герои "Пирамиды" - молодые люди. Их жизнь - служение науке, с полной отдачей сил и таланта любимому делу. На наших глазах происходит становление героев как ученых, формирование качеств, присущих специалистам высокого класса.
Бондаренко, Борис Егорович.
По собственному желанию : роман / Б. Е. Бондаренко ; [худож. Д. Шимилис]. - М. : Сов. писатель, 1985. - 463 с. : ил. (Шифр худ./Б-811-190960)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Герои романа – ученые, конструкторы, геологи, живущие в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке, в Москве и подмосковном научном центре Долинске Главная тема романа - ответственность каждого человека за все, что делается им в жизни. Герои романа – ученые, конструкторы, геологи, живущие в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке, в Москве и подмосковном научном центре Долинске.
 

​Бондаренко, Борис Егорович.
Час девятый : повести / Б. Е. Бондаренко ; [худож. А. В. Еремин]. - М. : Сов. Россия, 1988. - 351, [1] с. ; 21 см. (Шифр худ./Б811-924824)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Борис Бондаренко известен читателю романами "Пирамида", "По собственному желанию" и другими книгами. Герои повестей, вошедших в настоящий сборник, наши современники - физики одного из научно-исследовательских институтов Москвы, рыбаки Сахалина, жители глухой сибирской деревин, разные по возрасту и образованию. Но все повести объединены неизменным интересом автора к внутреннему миру своих героев, его волнуют вечные нравственные проблемы, которые не могут оставить равнодушными и нас, читателей. 



Брехт, Бертольт.
Жизнь Галилея : пер. с нем. / Б. Брехт ; [пер. Л. З. Копелев ; авт. послесл. Б. Рейх ; авт. примеч. Н. Полякова]. - М. : Искусство, 1957. - 166 с. (Шифр худ./Б-877-119226)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Молва приписала Галилею фразу «И всё-таки она вертится!», но документальных подтверждений, что учёный её произнёс, нет. «В течение столетий народ по всей Европе, сохранив легенду о Галилее, оказывал ему честь не верить в его отречение», — пишет великий драматург ХХ века Бертольд Брехт в одном из предисловий к своей пьесе «Жизнь Галилея». Виноват ли учёный в том, что под страхом пыток публично отрёкся от своих взглядов? Предал ли он науку или схитрил, чтобы и дальше заниматься исследованиями? В историческом эпизоде Брехт видит вечный конфликт науки и власти, который в XX веке «озаряется» ещё и взрывом атомной бомбы. «Преступление Галилея можно рассматривать как «первородный грех» естественных наук», — считает Брехт. Можно ли проследить путь от этого поступка до современных конфликтов и компромиссов? Читатель волен поразмышлять об этом на материале пьесы… и истории. "Тот, кто не знает истины, только глуп. Но кто её знает и называет ложью, тот преступник".
Брехт, Бертольд.
Опыт / Избранное : пьесы, рассказы : пер. с нем. / Б. Брехт ; [сост., авт. предисл. В. Н. Девекин, авт. примеч. Е. В. Розен, худож. Т. В. Толстая]. - М. : Радуга, 1987. - 374,[1] с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./Б877-868279)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 



Булгаков, Михаил Афанасьевич.
Собачье сердце : повесть ; Ханский огонь : рассказ / М. А. Булгаков. - М. : Современник, 1989. - 110, [2] с. ; 21 см. (Шифр худ./Б907-184793)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Первоначальным названием повести было "Собачье сердце. Чудовищная история". Но затем автор решил, что вторая часть только утяжеляет заголовок. В центре повествования - научный эксперимент, который проводит профессор Преображенский. Он пересаживает собаке человеческий гипофиз. Результаты превосходят все ожидания. За несколько дней собака превращается в человека. Это произведение стало откликом Булгакова на события, происходящие в стране. Научный эксперимент, который он изобразил, - яркая и точная картина пролетарской революции и ее последствий. В повести автор ставит перед читателем много важных вопросов. Как революция соотносится с эволюцией, какова природа новой власти и будущее интеллигенции? Но Булгаков не ограничивается только общеполитическими темами. Его также волнует проблема старой и новой морали и нравственности. Ему важно выяснить, какая из них человечнее. Помощник Преображенского, доктор Борменталь, называет того творцом, но сам автор явно придерживается другого мнения. Он не готов восхищаться профессором. Основная претензия заключается в том, что Преображенский посягнул на основные законы эволюции, примерил на себя роль Бога. Он создает человека своими руками, проводя, по сути, чудовищный эксперимент. Тут Булгаков делает отсылку к своему первоначальному заголовку. Стоит отметить, что именно как эксперимент Булгаков воспринимал все, что происходило тогда в стране. Причем эксперимент грандиозный по масштабам и в то же время опасный. Главное, в чем автор отказывает Преображенскому, - это в моральном праве творца. Ведь наделив доброго бездомного пса человеческими повадками, Преображенский сделал из Шарикова воплощение всего того ужасного, что было в людях. Имел ли профессор на это право? Этим вопросом можно охарактеризовать проблематику "Собачьего сердца" Булгакова.
 


 



  





 

 



​ 

 


 

 




 

 

 

 

 


 

 

 

 

Верн, Жюль.
Полное собрание сочинений : в 25 т. : пер. с фр. / Ж. Верн. - М. : Ладомир. - 1993. - (Необыкновенные путешествия. Известные и неизвестные миры). - (Неизвестный Жюль Верн).

Литературная деятельность Жюля Верна, пионера научной фантастики, была исторически подготовлена великими техническими изобретениями и научными открытиями конца XVIII и первой половины XIX века. Величайшие достижения науки, победа материализма в объяснении самых сложных явлений органической жизни, многочисленные технические изобретения – всё это давало пищу творческой фантазии Жюля Верна и своеобразно претворялось в его научно-фантастических романах.

Выбирая темой того или иного произведения определенную отрасль науки, писатель силой своего воображения стремился опередить и улучшить ее реальные успехи. Многие изобретения и открытия, которые созревали в тишине лабораторий или только намечались в отдаленной перспективе, он изображал уже существующими, действующими, претворенными в жизнь в совершенном, законченном виде.

Научная фантазия Жюля Верна почти всегда основана на изображении реальных, но значительно гиперболизированных достижений ученых-теоретиков и инженеров-изобретателей его времени. За четыре с лишним десятилетия, пока создавались "Необыкновенные путешествия", мысль Жюля Верна проделала большой и сложный путь вместе с передовой наукой его времени. Если в первом романе Жюля Верна читатели восхищались смелыми воздухоплавателями, совершившими на аэростате полет над бескрайними просторами Африки, то в его последнем, посмертно изданном романе уже появляются аэропланы с реактивным двигателем, приводимые в действие силой расширения жидкого воздуха в момент его превращения в газообразное состояние, а также боевые снаряды, управляемые по радио ("Необыкновенные приключения экспедиции Барсака").

В те годы, когда подводные лодки были еще крайне несовершенными и почти не имели практического применения, воображением Жюля Верна был создан электрический подводный корабль "Наутилус", на котором отважный капитан Немо совершал свои далекие путешествия под волнами океана ("Двадцать тысяч лье под водой").

В то время, когда уже оторвался от земли первый в мире самолет А. Ф. Можайского, но еще не прекратились споры о том, какой принцип окончательно восторжествует: "легче воздуха" или "тяжелее воздуха" (воздухоплавание или авиация), – смелый изобретатель Робур, созданный фантазией Жюля Верна, отправился в кругосветное путешествие на своем гигантском геликоптере "Альбатросе" ("Робур-Завоеватель"), а спустя еще восемнадцать лет – уже в начале XX века – тем же самым Робуром была построена универсальная машина-вездеход, совмещавшая свойства самолета, автомобиля, катера и подводной лодки ("Властелин мира").
 
 
Герои Жюля Верна воздвигают новые прекрасные города, орошают бесплодные пустыни, ускоряют рост растений с помощью аппаратов искусственного климата, улучшают методы обработки почвы, мечтают о практическом использовании внутреннего тепла земли, энергии солнца, ветра и морского прибоя, о возможности накопления запасов энергии в мощных аккумуляторах, высказывают предположение о некой единой природе химических элементов и о возможности превращения одного элемента в другой, изобретают фото-телефон, цветную фотографию, звуковое кино, автоматическую счетную машину, синтетические пищевые продукты, новые строительные материалы, одежду из стеклянного волокна и немало других замечательных вещей, облегчающих жизнь и труд человека и помогающих ему преобразовывать мир.

 Некоторые научно-технические фантазии Жюля Верна навеяны вековой мечтой человечества об овладении силами природы, о коренном улучшении условий существования людей. Таковы, например, романы, в которых речь идет о строительстве прекрасных городов, идеальных в санитарном и гигиеническом отношении ("Пятьсот миллионов бегумы"), об орошении пустынь ("Вторжение моря"), о коренном улучшении методов обработки почвы ("Плавучий остров") и т. п.
 
 
Внимательно следя за развитием науки и техники, Жюль Верн раскрыл в своих романах в доступной и занимательной форме важнейшие проблемы, которые волновали передовых ученых его времени. Но писатель не стремился – да это было бы и невозможно – угадывать самые методы научных исследований. Изобретения и открытия своих героев он изображал обычно в уже законченном, совершенном виде, сознательно отвлекаясь от тех препятствий и трудностей, которые предшествовали триумфу ученого. Иногда Жюль Верн ради осуществления фантастического замысла шел на сознательные допущения невозможного.

 Разумеется, писатель прекрасно понимал, что громоздкий аппарат для температурного управления, установленный на аэростате "Виктория", лишил бы его подъемной силы ("Пять недель на воздушном шаре") и что "Наутилус" практически не мог бы погрузиться на десятикилометровую глубину. Трудно заподозрить Жюля Верна и в том, что он действительно верил в возможность межпланетного перелета в пушечном ядре ("С Земли на Луну") или, тем более, - на куске земной поверхности, отделившемся при столкновении с кометой ("Гектор Сервадак"). Романы Жюля Верна пестрят именами известных и малоизвестных ученых, ссылками на их труды, цитатами из их сочинений, цифровыми выкладками, математическими формулами, специальными научными терминами. Его герои опираются на теории и выводы своих предшественников, вступают в научные споры, сообщая попутно читателям массу полезных сведений, обогащают науку новыми ценными фактами и выводами. Достоверность факта настолько тесно переплетается у Жюля Верна с художественным вымыслом, что часто бывает трудно отличить, где кончаются данные эксперимента и начинается гипотеза, где кончается гипотеза и начинается чистая фантазия. Впечатление правдоподобности усиливают также реальные и мнимые документы, точные даты, координаты, измерения, многочисленные выписки из сообщений наиболее распространенных газет и журналов.

Ученые и изобретатели, созданные воображением Жюля Верна, покидают свои кабинеты и лаборатории, их изобретения и фантастические проекты становятся достоянием гласности, будоражат общественное мнение, влияют на судьбы мира. При этом романтика научных дерзаний уживается в его романах с реалистическим изображением среды и обстановки действия, что еще больше придает его художественному вымыслу видимость фактической достоверности.

В романах Жюля Верна точные и технические науки соседствуют с естествознанием и географией. На страницы его книг врывается пена волн, песок пустынь, вулканический пепел, арктические вихри, космическая пыль.

 Место действия в его романах – планета Земля, и не только Земля, но и Вселенная...(Из ст. Е. Брандиса)



Вольпи, Хорхе.
В поисках Клингзора.
Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2005, 7

Критики писали: «Что это? Шпионский роман — или детектив? Роман нравов — или научный триллер? Роман, который вобрал в себя все эти жанры и создал из них жанр новый…»Поиски таинственного ученого, сотрудничавшего с нацистами во время Второй мировой…

Поиски истины, которые превращаются в завораживающую интеллектуальную дуэль между американским физиком Фрэнсисом Бэконом и немецким — Густавом Линксом…Но что такое истина?! Наука есть игра, но игра не шуточная, игра в хорошо заточенные ножики… Если, к примеру, аккуратно разрезать какую-нибудь картинку на тысячу кусочков и перемешать, а потом попытаться сложить ее снова — это все равно что решить головоломку. В науке головоломку тебе задает не кто иной, как Господь. Он придумал и саму игру, и ее правила, которые к тому же ты можешь и не знать полностью. Тебе предоставляется угадать или определить на свой страх недостающую половину правил. Научный эксперимент — как острый клинок из закаленного металла. Либо ты с его помощью победишь духов тьмы и невежества, либо он тебя самого поразит и покроет позором. Результат зависит от того, насколько количество истинных правил игры, навечно установленных Господом, больше числа ложных, порожденных вследствие твоей неспособности познать истину; и если данное соотношение превысит некий предел, головоломка будет решена. Похоже, в этом и состоит весь азарт игры. Ведь в таком случае ты пытаешься прорвать воображаемую границу между собой и Господом, границу, которой, возможно, и не существует вовсе. (Эрвин Шрёдингер)




Воннегут, Курт.
Колыбель для кошки / Колыбель для кошки ; Бойня номер пять, или Крестовый поход детей ; Сирены Титана : романы : пер. с англ. / К. Воннегут. - М. : ЭКСМО-Пресс, 1999. - 608 с. - (Зарубежная классика. ХХ век). (Шифр худ./В735-535948)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Разговор о художественной литературе, в центре которой были бы учёные и наука, невозможен без научной фантастики. Два глобальных вопроса, которые часто определяют сюжет в рамках жанра: где границы возможностей человеческого познания и могут ли достижения науки уничтожить человечество? Курта Воннегута интересует именно второй вопрос. И писатель уверен, что человечество вполне способно на самоубийство (как следует из биографии Воннегута, доказательства тому он видел своими глазами на фронте Второй мировой войны). Сюжет "Колыбели для кошки" строится вокруг опаснейшего вещества «лёд-девять», изобретённого одним гениальным учёным. Этот учёный совершенно не интересовался тем, как его открытия повлияют на судьбу человечества, и в его «портфолио» уже была работа над атомной бомбой. И теперь его наследники раздали лёд-девять сильным мира сего за неплохую награду. Герой-повествователь следует по следам опасного вещества, попутно знакомясь с новой религией и новыми утопиями. Все проблемы человечества ХХ века (по крайней мере, до 1963 года), компактно уместились в двести страниц романа. И нет в нём, конечно, ни кошки, ни колыбели. Только явное беспокойство от бесконечной запутанности нити, которой манипулируют чьи-то руки. "Может ли разумный человек, учитывая опыт прошлых веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?"
 
Воронин, Сергей Алексеевич.
Жизнеописание Ивана Петровича Павлова : повесть / С. А. Воронин ; [худож. С. Брынза]. -  Изд., испр. и доп. - Москва : Сов. Россия, 1989. - 6345 с. : ил. (Шифр худ./В752-165585)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Повесть рассказывает о жизни и научной деятельности выдающегося ученого, создателя русский физиологической школы, построена на документальных материалах, воспоминаниях жены И.П. Павлова, его учеников. В повести уделено большое внимание семье ученого, его окружению. Перед читателем предстает гениальный ученый, любящий супруг, преданный друг, замечательный педагог и патриот.
 

Воскобойников, Валерий Михайлович.
Жизнь замечательных детей / В. М. Воскобойников. - 2-е изд. - СПб. : Образование-Культура, 1999. - 173 с. : рис. - (Жизнь замечательных...). (Шифр Д/В762-178464)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Далеко не каждый великий человек - гений с детства. О том, какими детьми были врач и мыслитель Авиценна и музыкант Моцарт, царь Петр I и физик Альберт Эйнштейн, поэт Михаил Лермонтов и актер Чарли Чаплин, изобретатель Эдисон и компьютерный гений Билл Гейтс, а также многие другие замечательные люди, обогатившие человеческую цивилизацию, рассказывается в этой книге.

 



Гансовский, Север Феликсович.
День гнева / Стальная змея : сб. науч.-фантаст. рассказов / С. Ф. Гансовский. - М. : Знание, 1991. - 299,[2] с. ; 17 см. (Шифр худ./Г194-051710)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
 Не может ли бездумно изменяемая человеком реальность обратиться в конечном счете против него самого? Об этом — одно из лучших произведений писателя — мини-повесть «День гнева». В процессе экспериментов некоему ученому Фидлеру удалось развить мозг у медведей. Они обрели способность говорить, читать и считать, но натура зверя осталась неизменной. В результате появились особые существа — «отарки», совместившие в себе агрессивность и безжалостность зверя с хитростью и изворотливостью человека. Отарки — злая пародия на человека, вышедшая из под контроля биологическая машина убийства. Они сожрали лаборанта, сбежали в окрестные леса и начали терроризировать все живое. «Гениального» Фидлера последствия собственных действий не слишком волнуют: «...это был очень интересный научный эксперимент. Очень перспективный. Но теперь он этим не занимается... Говорит, что сожалеет о жертвах...» Правительство тоже испытывает по отношению к отаркам любопытство, не более. А людям приходится жить среди кошмарных злобных существ: «Сделали эксперимент — выпустили людоедов на людей... Совсем обалдели там в городах. Атомные бомбы, а теперь вот это...» Сопоставление с атомной бомбой не случайно. Отарки чрезвычайно опасны: физически они намного сильнее человека, а все уловки людей предугадывают и предвосхищают. В повести отаркам удается одержать победу в «отдельно взятом районе» , но «день гнева» природы на человеческую глупость и недальновидность уже наступил: теперь платить придется по всем счетам сразу. Главный вывод своего мрачного предупреждения Г. вкладывает в слова умирающего лесника: «Может, это и хорошо... Теперь-то мы будем знать. что человек — это не такое существо, которое может считать и выучить геометрию. А что-то другое. Уж очень ученые загордились своей наукой. А она еще не все» .Тема предупреждения объединяет «День гнева» с повестями «Часть этого мира», «Побег», «Инстинкт?» и рассказом «Полигон».
 


​Гарднер, Мартин.
Нульсторонний профессор.

Общество чикагских математиков, работающих в области топологии, носит название «Мёбиус». 17 ноября каждого года они собираются на банкете и приглашают в качестве гостя какого-либо знаменитого тополога. На этот раз им стал профессор Станислав Сляпенарский из Вены. Он намеревался прочесть лекцию на тему: «Нульсторонние поверхности».
 


Гранин, Даниил Александрович.
Бегство в Россию : [роман] / Даниил Гранин. - Москва : ОЛМА Медиа Групп, 2014. - 510, [1] с. ; 21 см.  4000 экз. (Шифр 84/Г771-930979)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В 1956 году мир облетела сенсационная новость: двое талантливых американских ученых, инженеров-радиотехников, крупных специалистов в области электронной и военной промышленности - Джоэл Барр и Альфред Сарант, - преследуемые ЦРУ, бежали в Советский Союз. Все годы жизни в СССР их реальная биография была строго засекречена, и мало кто знал, что они работали на советскую разведку еще со времен Второй мировой войны, передавая русским сверхсекретные данные об американском оружии… Судьба этих людей не случайно привлекла внимание Даниила Гранина (у него они выведены под именами Джо Берт и Андреа Костас). Помимо всего прочего он знал их лично…
​Гранин, Даниил Александрович.
Выбор цели : повести / Д. А. Гранин. - Л. : Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1975. - 344 с. (Шифр худ./Г771-414116)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Три повести Д. А. Гранина составляют книгу "Выбор цели" . Повесть "Эта странная жизнь" ставит проблему времени на примере жизни А. А. Любищева. "Однофамилец" рассказываето призвании, о сложности отношения к таланту, о высших ценностях человеческой жизни. Физики гитлеровской Германии, США, Советского Союза в работе над атомной бомбой- герои повести "Выбор цели" .
 



Гранин, Даниил Александрович.
Зубр : повесть : [о Н. В. Тимофееве-Ресовском] / Д. А. Гранин ; [авт. послесл. В. Оскоцкий]. - М. : Профиздат, 1989. - 302, [2] с. ; 21 см. (Шифр худ./Г771-369073)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В своей повести «Зубр» Даниил Гранин рассказывает о знаменитом ученом Н. В. Тимофееве-Ресовском, которого автор знал лично и восхищался его интеллектом, талантом, эрудицией, памятью и взглядом на жизнь. Так Гранин понял, что должен написать о таком человеке. В повести автор сравнивает ученого с редким животным – зубром, подчеркивая его исключительность и превосходство над остальными. Читатель узнает о корнях Тимофеева, который был отпрыском дворянского рода. Он был красноармейцем и студентом Московского университета. Зубр не имел никакого политического взгляда и полагал, что они должны быть только у коммунистов и «беляков». Он же был патриотом. Зубр любит поэзию, живопись и искусство, а также хорошо поет. Но герой стал биологом. Эта работа не приносила большого заработка. С этого момента начался подвиг ученного и его жизненная драма. В 1925 году Николая Тимофеева-Ресовского отправляют в Германию, где тот должен создать лабораторию. Гранин отлично передает чувства героя, который повидал много известных ученных. Также перед читателями предстают: специальная терминология, новые отрасли науки, участие ученного и его группы в «боровских коллоквиумах» и «международных биотрепах», а также открытия века. Но герой очень тосковал по своей родине, но некий Кольцов уговаривал его каждый раз, чтобы тот работал в Германии. Так он работал до начала Второй мировой войны. Автор также поведает, как во время военных действий Николай спасает группу ученых разной национальности от немцев. Он приютил их в убежище Бухта, а своего сына Фому герой не спас. Тот погиб в нацистском лагере Маутхаузен. После войны биологу удалось спасти свою лабораторию, которая перешла в распоряжение советских ученых. Зубр был полон идей, как возродить генетику страны, но не тут-то было. Он был опозорен известным физиком Арцимовичем, который при их встрече не подал ему руку. И с того момента его обвинили в измене родине. Николая отправили в лагерь, в котором часто задумывался о смерти, но его не застрелили. После камеры Зубр начинает руководить Уральской лабораторией, которая будет единственным оплотом генетики в период лысенковского «научного» террора. еликий Тимофеев-Ресовский умирает, а его любимая наука снова возрождается. Гранин писал о Зубре, а рассказал о целой эпохе. Такие люди, как наш герой, напоминают всем о том, что можно сделать и открыть многое при любых обстоятельствах.
 

​Гранин, Даниил Александрович.
Иду на грозу / Д. А. Гранин ; [авт. послесл. А. Павловский]. - Л. : Лениздат, 1977. - 386 с. (Шифр худ./Г771-415417)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман посвящён неутомимым искателям нового в науке и технике. В романе «Иду на грозу» писатель Даниил Александрович Гранин продолжает тему служения науке. Молодые советские ученые-физики исследуют природу грозы, наводящей на людей суеверный ужас, и хотят приручить ее, управлять ею, чтобы вызывать по собственному желанию или прекращать. Одержимые смелой идеей, они решают попасть на самолете в самый центр грозового облака, ведя при этом необходимые наблюдения. И один такой дерзкий полет заканчивается трагически. Так писатель поднимает морально-этические вопросы некоторых научных исследований и открытий. 

Гранин, Даниил Александрович.
Искатели / Собрание сочинений  : в 5 т. / Д. А. Гранин. - Л. : Худож. лит. Ленингр. отд-ние. - 1989. - ISBN 5-280-00860-5
Т.5 : Искатели /  ; Повести и рассказы ; Эссе / [авт. послесл. В. Оскоцкий]. - 1990. - 751 с. (Шифр худ./Г771-638187)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В романе "Искатели", изображая историю создания локатора, автор не описывает технологические процессы, а вводит нас в перипетии сложных и противоречивых конфликтов. В романе описываются ученые, их самозабвенная работа, поиски, исследования. На фоне замутненной политическим безвременьем жизни, в книгах Гранина воплощался мир людей, по-новому мыслящих, свободных, решительных, самостоятельных.
Гранин, Даниил Александрович.
Кто-то должен : повести и рассказы / Д. А. Гранин. - Л. : Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1970. - 256 с. (Шифр худ./Г771-752895)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Основное направление и тема произведений Гранина — реализм и поэзия научно-технического творчества — здесь сказывается техническое образование Гранина, практически все его произведения посвящены научным изысканиям, поиску, борьбе между ищущими, принципиальными учёными и людьми недаровитыми, карьеристами, бюрократами. Повесть "Кто-то должен" - о моральном выборе ученого.
 



​Гранин, Даниил Александрович.
Однофамилец : повести / Д. А. Гранин. - Л. : Худож. лит. : Ленингр. отд-ние, 1984. - 567  с. ; 21 см. (Шифр худ./Г771-565684)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В повести “Однофамилец” рассматриваются проблемы проявления таланта человека, реализации личности ученого. Автор выводит ряд образов ученых: математик, глава целой школы Лаптев, карьерист профессор Лазарев и др. Главный герой – талантливый инженер Павел Кузьмин. «Когда-то он был талантливым математиком, и даже сделал открытие, но стал жертвой интриг. И навсегда покинул науку. Он и об открытии своем узнал случайно, попав на конгресс математиков. и случайно услышав доклад о том самом «уравнении Кузьмина», и сначала сам подумал, что он – однофамилец талантливого ученого, автора открытия. И тут Кузьмин с удивлением понимает, что двери, которые когда-то с треском захлопнулись прямо перед ним, вдруг гостеприимно распахнулись. И даже возникла его прежняя возлюбленная Аля, которая готова последовать с ним, словно Ариадна со спасительной нитью, чтобы вывести его из ставших привычными серых будней. Казалось бы, новая жизнь, полная блеска и полная славных открытий…И Кузьмин замирает на перекрестке… Как это часто бывает – непрожитая жизнь манит нас каким-то странным притяжением, словно там мы могли быть другими. Но…все случилось так, как случилось. И в другой жизни, что так манит, Кузьмин видит те же бесконечные интриги, те же подыгрывания чужому тщеславию, чтобы сыграв на нем, самому выдвинуться вперед. И слишком мало видит того безумия, что заставляет не спать ночей и жить для идеи, которая потом будет служить людям, а не станет безликим «открытием». И поэтому без всяких сожалений он возвращается в свой привычный мир. И самолюбивая, хитрая и одержимая только местью Аля понимает. что перед ней другой человек – да, не достигший высот в науке, но зато в ладах со своей совестью и беззаветно преданный любимому делу. Неважно, что не совсем в той области. что ему была предназначена. Быть полезным можно только в одном случае - если любить то, чем занимаешься. а Кузьмин понимает, что его работа в СМУ тоже нужна и полезна. И решительно уходит от яркого блеска новой жизни, что так заманчиво сияет огнями. У каждого из нас свой путь, его надо просто пройти. Конечно, мы выбираем, куда идти, оказавшись перед перекрестком. Но главное – слушать свое сердце. А открытия можно делать и в обычной жизни. Главное – чтобы они могли служить всем. И неважно, кто автор. В повести упоминается император Диоклетиан, который отошел от дел, чтобы выращивать капусту в своем поместье. И это великое счастье - жить так, как хочется». (Кощеева Светлана) 



​Гранин, Даниил Александрович.
Эта странная жизнь : [докум. повести] / Д. А. Гранин ; [худож. Г. И. Метченко]. - М. : Сов. Россия, 1982. - 254 с. : ил. ; 22 см. (Шифр худ./Г771-760170)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Книга Даниила Гранина «Эта странная жизнь» посвящена выдающемуся  советскому ученому Александру Александровичу Любищеву и его системе учета времени, созданной для  достижения наибольшей отдачи для  разносторонней научной деятельности. Даниил Гранин лично знал Александра Александровича Любищева. Он отлично описывает в своей книге жизнь и характер ученого. Гранин разбирает его поведение и размышляет над его поступками.  Прочитав книгу, вы получите представление о целеустремленности и трудолюбии советских ученых, которые вдохновляют и подвигают к действию. Вы познакомитесь с уникальной системой учета времени, которую можете применить в своей жизни. Говорят, что именно Любищев - основатель современного ныне тайм-менеджмента.


Грекова, Ирина.
В вагоне / На испытаниях : повести и рассказы / И. Грекова. - М. : Сов. писатель, 1990. - 621,[2] с. ; 21 см. (Шифр худ./Г80-664314)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Что интересного может произойти на страницах коротенького рассказа? Что может произойти за одну ночь в купе поезда Ленинград-Москва? Оказывается на нескольких страницах можно прорисовать характер и жизненные установки героев, да еще и озадачить читателя вопросами т оставить его их решать. Рассказ о научных достижениях. Вопросы Этики в науке. Нравственно ли проводить на людях испытания, провоцируя их на эмоции? Вдруг это все обернется злом, " долиной ужасов"?



​Грекова, Ирина.
За проходной / На испытаниях : повести и рассказы / И. Грекова. - М. : Сов. писатель, 1990. - 621,[2] с. ; 21 см. (Шифр худ./Г80-664314)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
И. Грекова сразу стала знаменитым и любимым прозаиком. Как литератор начала публиковаться в 1957 году. Внимание читателей и критиков привлекли рассказы Грековой "За проходной" (1962; на его основе совместно с Александром Галичем написала комедию "Будни и праздники", 1967) и "Дамский мастер" (1963), в которых традиционный для отечественной словесности психологизм и сплетение нравственной и "деловой" проблематики обогащены точным ощущением настоящего дня, свежестью спокойного, чёткого и ироничного письма, актуальным для "городской" прозы 1960-1970-х годов заострением повседневных жизненных коллизий "рядового" человека.  Секрет обаяния ее книг в том, что они всегда "про людей и обстоятельства жизни". Ее герои - успешные (или не очень) - любят, страдают, бывают счастливы и несчастны и всегда заняты делом. На университетской кафедре, в студенческой аудитории, "на испытаниях" кипят профессиональные страсти, проистекают тайные служебные романы - как известно, самые яркие, самые запретные... Творчество И. Грековой, освещающее хорошо известную писательнице среду научно-техническую, в том числе военную интеллигенцию, нередко вызывало бурные дискуссии и даже обвинения в клевете. Посвященная ученым-оборонщикам повесть «На испытаниях», действие которой отнесено к 1952 г., зримо воссоздаёт атмосферу подозрительности и недоверия того времени.
 



​Грекова, Ирина.
Кафедра : повести / И. Грекова. - М. : Сов. писатель, 1983. - 542 с. ; 20 см. (Шифр худ./Г80-189004)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Повесть талантливого русского прозаика Ирины Грековой (настоящее имя Елена Сергеевна Вентцель, 1907-2002 гг.) "Кафедра" рассказывает о событиях, произошедших в одном научном институте. После смерти талантливого ученого Завалишина, главой кафедры кибернетики назначается профессор Флягин, который абсолютно лишен дара руководить людьми. Против Флягина и прочих "дельцов от науки" выступает ученица Завалишина доцент кафедры Нина Игнатьевна Асташева. Она возглавляет комиссию по изучению и сохранению творческого наследия Завалишина и обнаруживает, что в последние годы профессор ничего нового не создал. Чтобы поддержать достойное имя своего учителя в научных кругах, Асташева включает в его посмертный сборник свою собственную работу.
 



Грекова, Ирина.
На испытаниях : повести и рассказы / И. Грекова. - М. : Сов. писатель, 1990. - 621,[2] с. ; 21 см. (Шифр худ./Г80-664314)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)


И. Грекова сразу стала знаменитым и любимым прозаиком. Секрет обаяния ее книг в том, что они всегда "про людей и обстоятельства жизни". Ее герои - успешные (или не очень) - любят, страдают, бывают счастливы и несчастны и всегда заняты делом. На университетской кафедре, в студенческой аудитории, "на испытаниях" кипят профессиональные страсти, проистекают тайные служебные романы - как известно, самые яркие, самые запретные... Творчество И. Грековой, освещающее хорошо известную писательнице среду научно-техническую, в том числе военную интеллигенцию, нередко вызывало бурные дискуссии и даже обвинения в клевете. Посвященная ученым-оборонщикам повесть «На испытаниях», действие которой отнесено к 1952 г., зримо воссоздаёт атмосферу подозрительности и недоверия того времени.


​Григорян, Гарри Леонович.
История Гуру Сололакского : роман ; Рассказы / Г. Л. Григорян ; [худож. Е. Дробязин]. - М. : Сов. писатель, 1991. - 333,[2] с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./Г835-425692)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Герой романа - биолог, занимающийся молекулярной биологией и находящийся на пороге замечательного открытия. Но содержание романа не исчерпывается событиями, с ними связанными. Перед нами как бы само течение жизни и одновременная перемена в людях, движение внутреннего мира человека. И в этой полноте, объемности мира, в этом бесконечном движении идут возмужание и повороты судьбы главного героя.
​Губарев, Владимир Степанович.
Восхождение к подвигу : о достижениях сов. науки / В. С. Губарев. - М. : Правда, 1985. - 367 с. ; 21 см. (Шифр худ./Г930-554415)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Старт Юрия Гагарина в космос, мирная профессия ядерных взрывов, познание "загадочных" явлений на Крайнем Севере, крупнейшие открытия в медицине - об этом и многих других выдающихся достижениях отечественной науки, о встречах с интересными людьми рассказывается в книге журналиста и писателя, лауреата Государственной премии СССР Владимира Губарева.
 

​Гурьян, Ольга Марковна.
Мальчик из Холмогор : повесть / О. М. Гурьян ; [худож. И. Ильинский]. - М. : Детская литература, 1981. - 79 с. : ил. ; 20 см. - (Маленькая историческая библиотека)  150 000 экз. (Шифр Д/Г959-489035)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В этой книге рассказывается о том, что случилось с Мишей Головиным, мальчиком из Холмогор, когда родители послали его учиться в Петербург к дяде, Михаилу Васильевичу Ломоносову. Вы узнаете также о всех удивительных вещах, которые Миша увидел в ломоносовском доме, и о забавных и трогательных приключениях Миши и трех его новых друзей в гимназии, куда поместил его дядя. И самое главное, вы познакомитесь с великим русским ученым - Михаилом Васильевичем Ломоносовым.



Давыдова, Н. М.
Вся жизнь и еще два часа: роман. – М.: советский писатель, 1968. – 288 с.
 
Один из героев романа Натальи Давыдовой «Вся жизнь плюс еще два часа» говорит: «На нашем с тобой месте тоже можно кое-что сделать, по-моему. Если долбить, долбить, долго, всю жизнь, с тихим упорством всю жизнь... Как ты думаешь? — Всю жизнь и еще два часа, — отвечаю я». Это и название, и главная тема романа, и его главная мысль. Жизнь героев отдана науке. Всей жизни мало, нужны еще два часа... Роман написан от первого лица. Маша, Мария Николаевна, молодой начальник лаборатории научно-исследовательского института, рассказывает о себе, о своих друзьях и недругах. Рассказ немного грустный, немного иронический, ибо это рассказ о себе, об удачах и невезении, об упорстве, вере, оптимизме. И о любви, выпавшей на долю главных героев — Маши и Леонида Петровича. В книгу включены также лучшие рассказы писательницы. Они тоже посвящены нашим молодым современникам, людям разной судьбы, но единой веры в добро, честь и труд.

​Дементьев, Николай Степанович.
Мои дороги... : повести / Н. С. Дементьев. - Москва : Современник, 1972. - 440 с. ; 20 см. (Шифр худ./Д302-863845)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Сборник состоит из трех повестей, которые объединяет судьба главного героя Павла Каурова, студента ленинградского института, инженера одного из речных портов Сибири, научного работника. С тонким лиризмом, эмоционально и взволнованно рассказывает автор о росте и становлении героев, зарождении и развитии чувства любви и дружбы, показывает стойкость характеров, раскрывает истоки вдохновенного научного творчества.

Днепров, Анатолий.
Уравнения Максвелла // Советская фантастика 50-70-х годов : повести и рассказы / [авт. вступ. ст. С. Плеханов ; худож. М. Дорохов]. - М. : Худож. лит., 1988. - 559 с. : ил. - (Б-ка фантастики : в 24 т. ; Т. 7). (Шифр худ./С561-671320)\
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Действие происходит во времена ламповых компьютеров. Молодой физик, безуспешно решая сложное уравнение, натыкается на объявление в газете о создании вычислительного центра в его городишке. Чрезвычайно удивлённый, он заказывает решение своей задачи, а затем поражённый результатом, пытается выяснить способ его получения, не подозревая об угрозе своему рассудку и самой жизни.



Дойл, Артур Конан.
Затерянный мир : фантастические произведения : пер. с англ. / А. К. Дойл ; [авт. послесл. М. Урнов ; худож. Л. Фалин]. - М. : Правда, 1990. - 510 с. ; 21 см. (Шифр худ./Д629-421201)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

1912 год дал читающему населен ию планеты еще один незабываемый образ необычного человека - им оказался профессор Челленджер Джордж Эдуард, созданный Артуром Конан Дойлом и вставший в один ряд с самым известным сыщиком Англии Шерлоком Холмсом. Он является главным героем в научно-фантастических повестях «Затерянный мир» (1912), «Отравленный пояс» (1913), «Страна туманов» (1926), «Дезинтеграционная машина» (1927), «Когда Земля вскрикнула» (1928), повествование в которых в большинстве случаев ведётся от лица репортёра «Дейли-газетт» и друга Челленджера Эдуарда Д. Мелоуна. О жизни профессора становиться немного известно во второй главе повести «Затерянный мир»; сведения подаются в качестве справки от редактора отдела «Последние новости» в «Дейли-газетт» Мак-Ардла: «Челленджер Джордж Эдуард… Образование: школа в Ларгсе, Эдинбургский университет. В 1892 году – ассистент Британского музея. В 1893 году – помощник хранителя отдела в Музее сравнительной антропологии… Удостоен медали за научные исследования в области зоологии. Член иностранных обществ: Бельгийское общество, Американская академия, Ла-Плата и так далее, экс-президент Палеонтологического общества, Британская ассоциация… Печатные труды: «К вопросу о строении черепа калмыков», «Очерки эволюции позвоночных» и множество статей, в том числе «Ложная теория Вейсмана», вызвавшая горячие споры на Венском зоологическом конгрессе. Любимые развлечения: пешеходные прогулки, альпинизм». Как и Шерлок Холмс, Челленджер натура деятельная, энергичная, знаток и рыцарь своего дела, не пасующий перед препятствиями. Ученый-исследователь, он свое незаурядное дарование и жизненную силу посвятил науке, ради научной истины готов на риск и жертву – в повести «Затерянный мир» испытывая лично воздушный шар, сделанный им самим, и чуть не попав в беду из-за этого, он не задумывается об опасности и потере своего творения, главное для него – результат. Даже перед лицом смерти (повесть «Отравленный пояс») он хочет закончить опыт: «Я за то, чтобы дождаться конца.»[5, с.159]. В экстремальных ситуациях профессор проявляет находчивость, мужество и отвагу. Челленджер – непримиримый враг всех, по его собственному мнению, недоучек и шарлатанов британской научной и околонаучной среды. Он учёный, всю жизнь связанный с наукой. Она неотъемлемая часть его существования. Каждый предмет окружающего мира профессор поддаёт научному анализу и классификации, и тут же читает о нём лекции своим спутникам – не ради того, чтобы показать свою учёность, а просто считая это важным. Профессор Челленджер – новатор, он не боится выдвигать даже самые невероятные теории, если считает, что они имеют право на существование.
 
Доксиадис, Апостолос. Дядя Петрос и проблема Гольдбаха. – М.: АСТ, 2002. – ISBN: 5170070853


Это – роман, переведенный на все основные языки мира и имевший огромный успех более чем в двадцати странах. Это – новая страница в творчестве Апостолоса Доксиадиса, блестяще-интеллектуального представителя школы "литературного космополитизма", доселе известной читателю лишь по произведениям Кадзуо Ишигуро и Милана Кундеры. История чудаковатого дядюшки, всю свою жизнь положившего на решение принципиально неразрешимой научной проблемы, под пером Доксиадиса превращается в стильный "РОМАН ИДЕЙ"… Это – "Дядя Петрос и проблема Гольдбаха". Книга, читать которую БЕСКОНЕЧНО ИНТЕРЕСНО…

Долгопят, Елена.
Физики: повесть.
Опубликовано в журнале: Знамя 2004, 6
 
«Один мой знакомый говорит, что мои рассказы действуют на него магически. «Физики», видимо, имеют другую природу. Мне самой не совсем ясную. Могу лишь сказать, что это все-таки не реализм и не бытовая история. Фантастика, наверное. (И с меня взятки гладки.) Герои разгадывают загадки Вселенной. Но самой большой загадкой оказывается их собственная судьба».
 


Домбровский, Анатолий Иванович. (1934-2001).
Великий Страгирит : роман / Анатолий Домбровский ; [послесл. А. И. Немировский ; коммент. Л. А. Суровой ; худож. М. В. Лукьянов]. - Москва : АРМАДА, 1998. - 392, [2] с. : ил. ; 21 см. - (Великие ученые). - Лит. об Аристотеле в тексте предисл.: с. 7-10  18000 экз. (Шифр 84/Д661-128405)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Новая книга Анатолия Домбровского посвящена величайшему мыслителю древности Аристотелю. Аристотель является современником больших событий и сам оказался вовлеченным в эти события, будучи близко знаком с людьми, которые вершили судьбы государств и народов. Он был тесно связан с македонским царем Филиппом II, стал воспитателем Александра Македонского, который впоследствии сказал, что отцу Филиппу он обязан тем, что живет, а Аристотелю тем, что живет достойно.
Домбровский, Анатолий Иванович.
Чаша цикуты: роман / А. И. Домбровский ; [худож.: М. В. Лукьянов, А. Б. Суворов]. - Москва : АРМАДА, 1997. - 442. [2] с. : ил. ; 21 см. - (Великие ученые. Сократ)  12000 экз. (Шифр 84/Д661-675308)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Новый роман известного писателя Анатолия Домбровского посвящен древнегреческому философу Сократу (469-399 гг. до н.э.), чья жизнь заслуживает такого же внимания, как и его философия.
 



Домбровский, Юрий Осипович.
Хранитель древностей ; Факультет ненужных вещей : романы / Ю.О. Домбровский. - М. : Книжная палата, 1990. - 608 с. - (Популярная библиотека). (Шифр худ./Д661-771062)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Какова цена свободы духа в век деспотизма, чем приходится расплачиваться за стойкость, мужество и верность идеалам - главные темы дилогии Юрия Домбровского, состоящей из нашумевших романов "Хранитель древностей" и "Факультет ненужных вещей", полных пронзительного повествования об унижении и ущемлении человеческого достоинства, лишении человека права на индивидуальность. Это мудрая и горькая дилогия. Интонационно сдержанная проза писателя полна глубинного скрытого пафоса и мужества. И бесспорный талант и уникальная эрудиция, отсюда - историзм главного героя романов, защищающегося от своих гонителей, выступающих на страже системы, памятью Хранителя, изучающего и оберегающего древности в музее. Но что случится с человечеством, если после лжи, лицемерия и пресмыкательства перед сильными мира сего, беспринципного цинизма, предательства идеалов гуманизма наступит эпоха процветания?



Дудинцев, Владимир Дмитриевич.
Белые одежды : роман / В. Д. Дудинцев. - Москва : Сов. писатель, 1988. - 510, [2]  с. ; 22 см. (Шифр худ./Д813-744737)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

Физики-атомщики были в Советском союзе в почёте, а вот генетики — в опале. Действие романа начинается в 1948 году, когда генетика была названа «народным академиком» Лысенко «метафизическим направлением в биологии». Теперь все должны были поддерживать мичуринскую агробиологию (которую, отметим, позже признали лженаукой: всё-таки реальная история и без литературы полна притч и метафор). Правильно ли исполняются наставления партии? В этом должен разобраться герой романа Фёдор Дежкин, которого направляют в сельскохозяйственный институт одного небольшого города. А в городе существует «подпольный кружок» студентов и учёных, которые в тайне продолжают развивать то научное знание, которое считают истинным…Роман полон сложных характеров, философских рассуждений и бесконечной боли за науку во времена, когда белое нельзя называть белым. Он был завершён после смерти Сталина, опубликован впервые в 1980-х, а в 2013 году вошёл в перечень 100 книг по истории, культуре и литературе народов РФ, рекомендуемых Мин. образования к самостоятельному чтению школьникам. "Главная причина всех бед человечества — необоснованная уверенность в стопроцентной правоте". 



Дудинцев, Владимир Дмитриевич.
Не хлебом единым : роман / В. Д. Дудинцев ; [худож. С. Томилин]. - Москва : Худож. лит., 1968. - 408 с. (Шифр худ./Д813-224721) 

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
1947 год. Небольшой промышленный городок, выросший вокруг крупного сталелитейного комбината. Первые послевоенные годы. Они встретились в школе, она преподавала английский язык, он учил детей физике. Она была женой директора комбината генерала Дроздова, он мечтал о том, что построит новую труболитейную машину, такую, какую до него ещё никто не изобретал. Она увлекается идеей Лопаткина и влюбляется в него, оставляя мужа. Он хотел быть полезным своей Родине, своему народу. Он был готов отдать жизнь ради своей идеи, она отдала ему свою жизнь, любовь и веру. Генерал мстит по-советски - не давая сопернику продвигать его изобретение... В центре романа – столкновение талантливого изобретателя с бюрократической системой, не допускающей ничего нового в рамках устоявшегося мировоззрения. Собственно конфликт в отечественной литературе не нов: достаточно вспомнить тоже механика-самоучку Кулигина из пьесы Островского «Гроза», который предлагал установить на бульваре часы, соорудить громоотводы, на что получал от Дикого отповедь: «А за эти вот слова тебя к городничему отправить, так он тебе задаст!». Прошел век, а предрассудки, нежелание воспринимать новаторские разработки, придуманные талантливыми русскими людьми, так и остались в обществе. В романе этот извечный конфликт приобретает звучание, характерное для советской эпохи: герой-одиночка выступает против коллектива, олицетворенного в таких организациях, как Министерство промышленности, НИИ Центролит, Орглимашпром, – одни аббревиатуры уже подчеркивают безликость государственной машины, нежелание прислушаться к человеческим нуждам. Герой романа – Дмитрий Алексеевич Лопаткин – учитель физики, самостоятельно освоивший конструкторское дело и придумавший машину для центробежной отливки чугунных труб. Изобретение получило авторское свидетельство, признано полезным, но реализовать его автору никак не удается. Лопаткин – образ в общем-то романтический. Один из его оппонентов так ему и заявляет: «Ты олицетворяешь собой целую эпоху, которая безвозвратно канула в прошлое». Но в отличие от героев прошлого его отличает стойкость, мужество, необыкновенная твердость в достижении цели, уверенность в своем изобретении. Недаром в романе проводится параллель Лопаткина с героем Джека Лондона Мартином Иденом: их объединяет стремление к самообразованию, достижение всего своим трудом. Герой Дудинцева ходит на концерты в консерваторию, слушает Шопена, Рахманинова и понимает их музыку, хоть по-своему, но эта музыка проникает в его душу и открывает для него новые горизонты. В музыке Рахманинова он слышит, что «человек должен быть кометой и ярко, радостно светить, не боясь того, что сгорает драгоценный живой материал».  И такой человек, которому пришлось пройти через все возможные трудности послевоенной советской жизни, заслуживает того, чтобы увидеть наконец свою машину построенной и примененной в деле. Дудинцев всесторонне раскрывает общество в послевоенное время.  На страницах романа встречаются не только карьеристы-ученые, лицемерные работники министерств и безжалостные сотрудники НКВД, но и такие же рядовые сотрудники, которые сочувствуют Лопаткину, видят полезность его изобретения для нужд советской промышленности, пытаются ему помочь.



​Дюрренматт, Фридрих.
Физики / Комедии : пер. с нем. / Ф. Дюрренматт ; [авт. послесл. Ю. Архипов  ; авт. примеч. Э. Красновская]. - Москва : Искусство, 1969. - 512 с. (Шифр худ./Д974-445154)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

«Физики» — одна из самых мрачных  комедий Дюрренматта, обозначенная автором как «пародия на трагедию», но одновременно и одна из самых совершенных его пьес. Пьеса создавалась в годы, когда в условиях усиливающейся гонки вооружений и накопления средств массового уничтожения участились дискуссии о нравственной ответственности учёных-физиков за возможные последствия их ошеломляющих открытий. Дюрренматт выдвигает парадоксальный тезис о том, что человечество просто не в состоянии употребить без вреда для себя научные открытия, сделанные опередившими своё время гениями. В мире, который у Дюрренматта ассоциируется с сумасшедшим домом, нравственные терзания осознавшего губительность для человечества своих «озарений» учёного лишены смысла. Безумные устремления к господству над миром и логика выживания несовместимы. В одиночку с надвигающейся катастрофой не справиться. Дюрренматт подчеркнул ироническое отношение к своему герою Мёбиусу перечнем приписанных ему великих научных открытий: он создал, помимо прочего, и теорию единого поля, и теорию элементарных частиц, тем самым не оставив в мире никаких тайн. Выдающиеся научные заслуги Мёбиуса в пьесе перекликаются с характеристикой безумной основательницы санатория, о которой в предисловии к пьесе сказано, что она является почётным доктором наук и доктором медицины и имеет репутацию выдающегося психиатра, «можно даже уверенно утверждать — в мировом масштабе (только что вышел из печати том её переписки с К. Г. Юнгом)».
​Емцев, Михаил; Парнов, Еремей.
Море Дирака.
 
Роман М. Емцева и Е. Парнова "Море Дирака" о близком будущем. В нём имеется и фантастическое изобретение, и детективная история, и зарисовки из жизни советского НИИ, и научно-популярные отступления. "Море Дирака" - понятие, взятое из квантовой электродинамики, а действие ретроспективно переносится из СССР шестидесятых в Третий Рейх времён войны. Среди основных героев - учёный-бессребреник, учёный-карьерист, спекулянт, гениальный изобретатель-одиночка, немецкий антифашист…



​Житомирский, Сергей Викторович.
Ученый из Сиракуз : Архимед : историческая повесть / С. В. Житомирский. - М. : Мол. гвардия, 1982. - 191 с. : ил. - (Пионер - значит первый ; Вып. 74). (Шифр худ./Ж745-814020)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В книге в интересной форме рассказывается о великом математике, физике, астрономе и инженере древности. Изложение ведётся на фоне исторических условий, в которых протекали жизнь и деятельность Архимеда. Сохранившиеся труды Архимеда, в основном математические, составляют целый том. Достижения ученого в области математики огромны. Он решил задачи об определении объема цилиндра и шара, объемов частей параболоидов вращения, был основоположником изучения спиралей, решил проблему квадратуры круга, вычислив довольно узкие границы, между которыми заключено число я. Архимед ввел в математику физическую задачу об определении положения центра тяжести плоских и пространственных фигур и для многих случаев решил ее. Он применил в геометрии метод "мысленного взвешивания", значительно развил предложенный греческим ученым Евдоксом "метод исчерпывания", позволивший исследовать свойства кривых второго порядка. Однако научное творчество Архимеда не ограничено математикой. Он основоположник статики, гидростатики и математической физики вообще, выдающийся астроном и замечательный инженер. Именно этим сторонам деятельности великого ученого древности и посвящена настоящая книга. Из трудов Архимеда в указанных областях сохранилось очень мало. В III в. н.э. греческий математик Папп Александрийский писал: "Архимед составил только одно механическое сочинение, а именно об устройстве небесного глобуса, не найдя из других предметов ничего, достойного сочинения". Видимо, Архимед не описывал и своих физических опытов, которые несомненно производил. Мало сведений осталось и о его астрономических работах. Тем не менее многие результаты, полученные Архимедом в области механики и астрономии, восстановлены благодаря трудам исследователей его творчества. Образ ученого, видевшего в математике не одну лишь игру возвышенного ума, а средство познания физических законов и орудие для решения сложных инженерных задач, близок нашему времени.



​Загребельный, Павло.
Разгон : роман : авториз. пер. с укр. / П. Загребельный ; пер. И. Новосельцева. - М. : Сов. писатель, 1982. - 688 с. : ил. - (Б-ка произведений, удостоен. Гос. премии СССР). (Шифр худ./З-144-008680)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Павло Загребельный - один из ведущих современных украинских писателей, автор многочисленных романов, вышедших на родном языке и в переводе на русский язык. Многогранный талант Павла Загребельного позволяет ему масштабно решать в своем творчестве и большие темы исторического прошлого, и актуальные проблемы нашей современности. Роман "Разгон" - художественное исследование истории того поколения, к которому принадлежит и автор. Это произведение о нашем сложном, прекрасном и героическом времени, в котором живут и трудятся, творят и мечтают, любят и побеждают герои книги - ученые, рабочие, колхозники. Постановлением Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР писателю П. А. Загребельному за роман "Разгон" присуждена Государственная премия СССР 1980 года. 
Иличевский, Александр Викторович.
Математик: роман. / А. В. Иличевский. – М.: АСТ: Астрель, 2011. 320 с. -– ISBN 978-5-17-073725-3, 978-5-271-34903-4

Александр Иличевский продолжает свою галерею портретов. Герой новой книги - талантливый математик, профессор американского университета. В результате многолетнейработы он получает Филдсовскую медаль (аналог Нобелевской премии) - и понимает, что взял вершину, которая ему не нужна. Оставив семью и преподавание в университете, он отправился за утраченными смыслами: в Сан-Франциско, Белоруссию, на юг России... И только на склонах красивейшего горного пика Тянь-Шаня ему удалось понять то, что он не в силах объяснить цифры и формулы.



Иличевский, Александр Викторович.
Матисс : [роман] / А. В. Иличевский. - М. : Время, 2008. - 443 с. - (Самое время!). (Шифр худ./И436-718888)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Труднопроходимый — как дельта Волги — роман о гениальном, со странностями, физике, влюбленном в пресненскую бомжиху и растворяющемся в левитановских ландшафтах юга России. Букеровская премия. Роман написан на материале современной жизни (развороченный быт перестроечной и постперестроечной Москвы, Подмосковья, а также – Кавказ, Каспий, Средняя Полоса России и т.д.) с широким охватом человеческих типов и жизненных ситуаций (бомжи, аспиранты, бизнесмены, ученые, проститутки; интеллектуалы и впадающие в «кретинизм» бродяги), ну а в качестве главных героев, образы которых выстраивают повествование, - два бомжа и ученый-математик. Андрей Рубанов: «Матисс» — это традиция интеллекта, литературного изощрения и усложнения. Всегда должен быть такой писатель, как Иличевский. Очень умный, бездонный, трудный, абстрактный, сложно рефлексирующий. Иличевский — писатель элитарный, заведомо антирыночный, без таких писателей искусство рассказа умирает. «Матисс» — наиболее известный, витринный роман Иличевского. Как и сорокинская «Метель», и пелевинская «Священная книга оборотня», «Матисс» сделан мастерски и сразу после выхода объявлен шедевром, с полными на то основаниями. Прочтя его, можно, в принципе, составить мнение о жизни российского общества в нулевые годы. Мучительные поиски правды и идеала, интеллигенция как барометр, эмиграция в бездонные глубины собственного разума». 



Искандер, Фазиль.
Авторитет: рассказ.
Опубликовано в журнале: Новый Мир 1996, 11
 
Как вызвать к себе уважение младшего поколения? Как добиться того, чтобы подросток прислушался к советам старших, понял их добрые намерения, согласился с ними? Такие вопросы ставит в своём тексте замечательный писатель Фазиль Искандер.
Действительно, проблема взаимопонимания поколений весьма актуальна. Не всегда старшие и младшие находят общий язык. Автор показывает нам пример того, как отец, понимая, что что-то упустил в воспитании своего сына, пытается исправить ситуацию не нравоучениями, а собственным примером. Герой рассказа, известный учёный, озабочен тем, что его сын ничего не читает. Сам-то он читал запоем, и книги во многом помогли ему стать тем, кем он стал: физиком-ядерщиком, лауреатом многих премий, уважаемым человеком. Автор подчёркивает, как переживает отец из-за того, что сын увлечён спортом, а книги его не интересуют. Отец понимает, что должен завоевать авторитет сына, а поскольку для того главное — спорт, то он должен переиграть его хотя бы в бадминтон. Искандер и иронично, и в то же время драматично показывает игру отца и сына. Отцу шестьдесят пять. Он идёт на огромный риск, он может получить инфаркт, он задыхается, но не сдаётся. И он выигрывает! Сын проникается уважением к отцу и выполняет его просьбу — два часа чтения. Можно только восхищаться настойчивостью и мужеством этого человека, понимающего, что просто словами уважения не заслужить.




​Каверин, Вениамин Александрович.
Открытая книга : роман / В.А. Каверин. - Кишинев : Литература артистикэ, 1984. - 664 с. - (Б-ка юношества). (Шифр худ./К125-098729)


Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 

В книгу вошли все три части трилогии «Открытая книга» («Юность», «Поиски», «Надежды»). Автор прослеживает жизненный путь молодого ученого Татьяны Власенковой. Путь, на котором есть все: радость дружбы и боль предательства, счастье любви и пламя ненависти, разруха войны и тепло родного дома, борьба за свою мечту. Путь, приведший отважного ученого к важному научному открытию, оказавшему большое влияние на микробиологию и медицину. Роман, посвященный советским микробиологам, охватывает события от предреволюционных дней до нашего времени. В сложной цепи сюжетных построений разворачивается в книге борьба честных ученых с авантюристами от науки.



Киз, Дэниэл.
Цветы для Элджернона / Дэниел Киз. - Москва : Эксмо , 2015. - 316 с. ; 17 см. - (100 главных книг)  20000 экз. (Шифр 84/К385-145729319)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Главный герой — Чарли Гордон, 32-летний умственно отсталый уборщик в хлебопекарне, добровольно участвует в эксперименте по улучшению интеллекта. В результате проведенной операции IQ Чарли стремительно растёт с 68 до 200. Уже через месяц уровень интеллекта Чарли становится выше, чем уровень интеллекта профессоров, проводящих этот эксперимент. Для Чарли очевидны их ограниченность и заблуждения. И когда у подопытной мышки начинают наблюдаться признаки регрессии, он решает сам продолжить исследование и использовать всю силу своего интеллекта, чтобы найти решение этой проблемы.
 

 

Ковалевская, Софья Васильевна.
Воспоминания; Повести / С. В. Ковалевская ; [авт. вступ. ст. М. В. Нечкина]. - М. : Правда, 1986. - 428,[2]  с. : ил. - Библиогр. в примеч.: с. 402-429. (Шифр худ./К561-462603)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В сборник входят повести и "Воспоминания детства" знаменитого математика Софьи Васильевны Ковалевской. Это - наиболее полное собрание литературных произведений Софьи Васильевны Ковалевской (1850-1891), обладательницы выдающегося математического, но в то же время и литературного таланта.  В ее воспоминаниях описаны встречи с Ф.М. Достоевским, с английской писательницей Дж. Элиот; в книгу включен ее очерк о М.Е. Салтыкове-Щедрине, написанный сразу же после смерти писателя. 
 

 




Короленко, Владимир Галактионович.
С двух сторон / Собрание сочинений  : в 10 т. / В. Г. Короленко ; [подгот. текст, авт. примеч. С. В. Короленко]. - М. : Худож. лит. - 1953
Т. 4 : Повести, рассказы и очерки. - 1954. - 504 с. : портр. (Шифр худ./К682-781124)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Развитие художественной словесности на рубеже XIX— XX веков характеризуется            настойчивым поиском новых духовно-нравственных ориентиров и художественных образов, необходимых для выражения мироощущения эпохи. Одним из таковых стал образ ученого, появившийся в литературе этого периода как художественное целое. Одним из аспектов генезиса художественного образа ученого в произведениях Шмелева и Короленко является углубление его профессиональной составляющей. По сравнению с предшествующей литературной традицией оба писателя не просто подчеркивают детали, характеризующие профессиональный облик героя-ученого, но и выдвигают их на первый план. И Шмелев, и Короленко делают образ ученого более многогранным, соединяя его с образом наставника, имеющим в литературе древние корни и ассоциирующимся с мудростью, способностью научить, направить, стать образцом для подражания.
И Короленко, и Шмелев видели такого наставника для себя и своих современников в великом русском ученом К. А. Тимирязеве, встреча с которым произошла в годы их обучения: Короленко — в Петровской земледельческой и лесной академии, Шмелева — в Московском университете. Владимир Галактионович был студентом и помощником Тимирязева. Иван Сергеевич, учась на юридическом факультете, посещал лекции и занятия известного ботаника. Именно профессор Тимирязев стал прототипом «идеального образа ученого» повести «В новую жизнь» И. С. Шмелева и рассказа «С двух сторон» В. Г. Короленко. Повесть «В новую жизнь», опубликованная в 1907 году, изначально задумывалась автором как очерк о деревенской жизни. Лишь через несколько лет Шмелев, вернувшись к работе, полностью меняет замысел, перерабатывая очерк в повесть-«одиссею» деревенского мальчишки, вынужденного бросить горячо любимую им деревню и работать за гроши в чуждом ему городе. Главная идея нового художественного замысла — выбор героем своего жизненного пути — обусловливает введение в повествование наставника (профессора Фрязина) как проводника в поиске истины. Схожие причины побудили В. Г. Короленко через 26 лет переделать вышедший в печати в 1888 году рассказ «С двух сторон» и ввести в систему персонажей новый образ — профессора ботаники Изборского. 
Кочетов, Всеволод Анисимович.
Молодость с нами /Собрание сочинений  : в 6 т. / В. А. Кочетов. - М. : Худож. лит. - 1987. - ISBN 5-280-00131-7
Т. 3 : Молодость с нами : роман. - 1988. - 463 с. (Шифр худ./К756-710414
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман посвящён жизни научно-исследовательского Института металлов, борьбе передовой научной интеллигенции со сторонниками “чистой науки”.

Крайтон, Майкл.
Штамм "Андромеда" : роман / М. Крайтон. Рассказы : пер. с англ. / Г. Каттнер. - М. : МП ВСЕ ДЛЯ ВАС, 1992. - 379 с. - (Американская фантастика: В 14-ти т. ; Т. 13). (Шифр худ./К775-079490)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Американский писатель Майкл Крайтон в книге "Штамм „Андромеда"" рисует фантастическую, но вполне правдоподобную картину заражения нашей планеты внеземным бактериальным штаммом в результате проводимой Пентагоном подготовки к бактериологической войне. Ответственность ученых за судьбу человека в век бурного развития науки - именно в этом заключается главная мысль романа.
Крон, Александр Александрович.
Бессонница : роман ; Капитан дальнего плавания : повесть / А. А. Крон ; [сост. И. А. Желвакова]. - М. : Сов. писатель, 1991. - 592 с. (Шифр худ./К834-669276)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

Роман написан в форме записок Олега Юдина, специалиста по возрастной физиологии. Нравственные проблемы, которые волнуют героя, тесно связаны с основной проблемой его научных поисков – изучением причин преждевременного старения.
 

Куприн, Александр Иванович.
Жидкое солнце / Собрание сочинений  : в 6 т. / А. И. Куприн. - М. : Худож. лит. - 1957
Т. 4 : Произведения 1905-1914. - 1958. - 790 с. (Шифр худ./К924-838189)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Молодой магистр физики Генри Диббль, отчаявшись в поисках работы, пошел наниматься по странному объявлению. Молодой, смелый, трезвый, выносливый и хорошо образованный, Генри как нельзя лучше подошел для работы. Он и не мог мечтать о том, что будет собирать на земном экваторе жидкое солнце...



Лайтман, Алан.
Сны Эйнштейна; Друг Бенито: пер. с англ. – М.: АСТ, 2001. – ISBN 5-17-008612-1
 
Это — роман, представляющий собой своеобразное "руководство к игре". К игре, меняющей наше восприятие мира. К игре, правила которой определяются не Природой, а Культурой. Алан Лайтман не просто играет (и заставляет читателя играть) с реальностью, но, меняя один из "метафизических параметров" — время, "кроит вселенные на любой вкус". И, демонстрируя возможность миров с иными временными координатами, заставляет нас ощутить загадочную власть времени, в котором мы живем…
Таковы "Сны Эйнштейна". Книга о времени, науке и людях…Роман построен как коллаж снов, которые якобы снились Альберту Эйнштейну в 1905 году. Сны в основном посвящены новым концепциям времени, роящимся в голове учёного. Каждая концепция приводит к своему воображаемому миру, описываемому в произведении. Так, в мире, где время движется по кругу, люди вынуждены переживать свои успехи и неудачи снова и снова. В другом мире есть место, в котором время не движется, это место популярно у влюблённых и родителей, боящихся потерять своих детей, когда те вырастут. Ещё в одном мире время — это соловей, который может быть пойман простым колпаком. И тому подобное. 



​Ландау-Дробанцева, Кора.
Академик Ландау : как мы жили : воспоминания / К. Ландау-Дробанцева. - М. : Захаров, 2004. - 494 с. : вкл.л., фото. (Шифр худ./Л222-091644)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Конкордия Терентьевна Ландау-Дробанцева, жена гениального физика Льва Ландау, начала писать свои воспоминания после смерти мужа в 1968 году и работала над ними более десяти лет… Получилось три солидных тома. Переплетенные, дополненные фотодокументами, они в виде самиздата какое-то время циркулировали в среде ученых-физиков, но вскоре почти все экземпляры были уничтожены академиками и их женами, которые ханжески возмущались этим откровенным текстом, шокирующими подробностями личной жизни великих умов СССР и нелицеприятными оценками «неприкасаемых». Но «рукописи не горят», и появление воспоминаний Коры Ландау в виде книги — лишнее тому подтверждение.
 
«Эти воспоминания я писала только самой себе, не имея ни малейшей надежды на публикацию. Чтобы распутать сложнейший клубок моей жизни, пришлось залезть в непристойные мелочи быта, в интимные стороны человеческой жизни, сугубо скрытые от посторонних глаз, иногда таящие так много прелести, но и мерзости тоже. Писала я только правду, одну правду...»



Леонов, Леонид Максимович. 
Скутаревский / Собрание сочинений : в 10 т. / Л.М. Леонов. - М. : Худож. лит.
Т. 5 : Скутаревский : роман / [авт. примеч. О. Михайлов]. - 1983. - 319 с. (Шифр худ./Л474-521799)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Известный роман выдающегося советского писателя Героя Социалистического Труда Леонида Максимовича Леонова "Скутаревский" проникнут драматизмом классовых столкновений, происходивших в нашей стране в конце 20-х - начале 30-х годов. Основа сюжета - идейное размежевание в среде старых ученых. Главный герой романа - профессор Скутаревский, энтузиаст науки, - ценой нелегких испытаний и личных потерь с честью выходит из сложного социально-психологического конфликта…



​Линдсей, Джек. (1900-1990).
Адам нового мира = [Adam of a New World] : роман / Джек Линдсей ; [пер. с англ. М. Е. Абкиной ; коммент. Н. П. Лынской ; худож. М. В. Лукьянов]. - Москва : АРМАДА, 1998. - 408, [2] с. : ил. ; 21 см. - (Великие ученые. Джордано Бруно)  12000 экз. (Шифр 84/Л590-880313)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Философско-исторический роман английского писателя Джека Линдсея посвящен итальянскому философу Джордано Бруно. В этой книге читатель найдет для себя много интересных фактов из жизни выдающегося мыслителя, раскрывающих образ Бруно с несколько неожиданной стороны. Перед нами не сухое изложение биографии ученого, а целый калейдоскоп событий, через которые читатель сможет почувствовать ту радость и боль, что были пережиты этим великим человеком, пожертвовавшем жизнью ради собственных убеждений. Книга подробно освещает последний период биографии ученого: его пребывание в Венеции после долгих скитаний вдали от родины, обвинение в ереси, семилетнее тюремное заключение и трагический финал - сожжение инквизицией... Упоминание о событиях, которые происходили с Бруно ранее, позволяет воссоздать целостную картину жизни философа. Большое внимание в книге уделено воззрениям ученого, его отношению к представителям различных философских школ. 



​Льюис, Синклер.
Эроусмит : роман : пер. с англ. / С. Льюис ; [пер. Н. Вольпин ; авт. вступ. ст. А. М. Зверев ; авт. коммент. Б. А. Гиленсон ; худож. Е. Шукаев]. - М. : Правда, 1990. - 475,[2]  с. : ил. (Шифр худ./Л911-983723)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

Между наукой и властью всегда непростые отношения, при любом политическом строе, да ещё если речь идёт о власти денег! Герой этого романа — Мартин Эроусмит, врач-бактериолог со стандартным набором проблем «Учёный и реальная жизнь». Он умеет упорно работать, но часто оказывается беспомощен перед бытовыми проблемами, дрязгами между коллегами и счетами. В чём он силён — так это в своей чистой любви к науке, для которой корыстные сиюминутные интересы слишком низменны. Писатель рисует живую картину американской жизни 1920-х, в которой деньги не пахнут и интриги правят бал. Но Эроусмит умудряется достигнуть успеха, не предав свои убеждения и не продав честное имя. В 1930 году Льюис получил Нобелевскую премию по литературе — «за мощное и выразительное искусство повествования и за редкое умение с сатирой и юмором создавать новые типы и характеры». Так что юмора и сатиры, как можете догадаться, в истории о Эроусмите должно быть сполна. А с научной составляющей книги автору помогал известный микробиолог Поль де Крюи, который затем, вдохновлённый литературной работой, написал уже упомянутых «Охотников за микробами».

​Маканин, Владимир Семенович.
Прямая линия / Ключарев и Алимушкин : роман, рассказы / В. С. Маканин. - М. : Мол. гвардия, 1979. - 286 с. (Шифр худ./М15-558369)
 
Экземпляры: всего:3 - ЦРиПЧ(3)
 
Роман "Прямая линия" рассказывает о талантливых молодых математиках Володе Белове и Косте Князегородском. При практическом решении выполненной ими задачи гибнут люди. Кто виноват в этой катастрофе? Здесь раскрываются человеческие характеры, определяется мера ответственности перед людьми.
 
Могилевский, Борис Львович.
Охотники за истиной : три повести о великих русских ученых Н. Пирогове, И. Сеченове и И. Мечникове: для ср. и ст. возраста / Б. Л. Могилевский ; [худож. В. Юдин]. - М. : Дет. лит., 1968. - 592 с. : ил., портр. (Шифр худ./М742-996146)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Николай Пирогов, Иван Сеченов и Илья Мечников прославили на весь мир отечественную науку. Чудесный доктор-хирург Пирогов; Сеченов — ученый-физиолог, посягнувший на тайну тайн, скрывавшую законы, по которым действует самый загадочный на свете механизм — мозг человека; и, наконец, Мечников — искуснейший исследователь микробов, ученый, пытавшийся продлить жизнь людям,— все они «охотники за истиной». Об их жизни и творческом пути рассказывается в этой книге.



Нагаев, Герман Данилович.
Пионеры Вселенной : трилогия / Г. Д. Нагаев. - М. : Худож. лит., 1976. - 614 с. : портр. (Шифр худ./Н16-888107)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Трилогия Германа Нагаева «Пионеры Вселенной» продиктована целью показать в историческом аспекте зарождение в нашей стране космической науки и техники, рассказать о судьбах первых исследователей космоса. Автор достаточно полно использовал имеющиеся биографические материалы, относящиеся к деятельности Кибальчича, Циолковского, Цандера и частично Королева, что позволит читателю получить представление о первых шагах, направленных к освоению космоса, и оценить большое значение деятельности Кибальчича, Цандера, Циолковского. Герману Нагаеву, в прошлом создавшему неоднократно издававшиеся повести о выдающихся конструкторах оружия Дегтяреве, Токареве, Федорове, Шпагине, в этой трилогии удалось не только занимательно и доступно рассказать о творческих поисках и успехах первых исследователей космоса, но и нарисовать запоминающиеся образы Кибальчича, Циолковского, Цандера, изобразить среду и обстановку, в которой приходилось жить и трудиться первооткрывателям космических трасс.
Немировский, Александр Иосифович.
Пифагор : роман / Александр Немировский ; [ил. А. М. Жданова]. - Москва : АРМАДА, 1998. - 410, [2] с. : ил. ; 21 см. - (Великие ученые. Пифагор)  10000 экз. (Шифр 84/Н503-841918)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Пифагор, знаменитый ученый древности, известен нам, людям XX века, как математик. Кто не учил в школе теорему Пифагора! Но Пифагор остался в истории не столько как автор теоремы, а как разносторонний ученый. Он разработал свое философское учение, создал свою школу. Многие из его учеников впоследствии стали известными в Древней Греции учеными, прославившимися трудами по астрономии, географии, математике и проч. 
Никольский, Борис Николаевич.
Воскрешение из мертвых : роман ; повесть / Б. Н. Никольский ; [худож.: Л. Коломейцева, В. Коломейцев]. - Л. : Сов. писатель : Ленингр. отд-ние, 1990. - 391,[1]  с. : ил. (Шифр худ./Н641-366188)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В книгу вошли роман "Воскрешение из мертвых" и повесть "Белые шары, черные шары" . Роман посвящен одной из актуальнейших проблем нашего времени - проблеме алкоголизма и борьбе с ним. В центре повести - судьба ученых-биологов. Это повесть о выборе жизненной позиции, о том, как дорого человек платит за бескомпромиссность, отстаивая свое человеческое достоинство.

Никольский, Борис Николаевич.
Формула памяти / Формула памяти : роман, повести / Б. Н. Никольский. - Л. : Сов. писатель : Ленингр. отд-ние, 1985. - 599  с. (Шифр худ./Н641-379000)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Как соотносится память и личность человека, память и нравственность? Какое значение имеет память в социальной жизни? Эти вопросы ставит автор. Действие романа развертывается в научно-исследовательском институте. Реальные возможности науки в эпоху НТР неразрывно связаны в романе с пониманием необходимости крайне осторожного, осмотрительного обращения с человеческой психикой, с памятью, которая есть и история человечества, и совесть каждого человека.




​Нойч, Эрик.
Мир на Востоке = Когда гаснут огни : роман : пер. с нем. / Э. Нойч ; [пер.: И. Александрова, Л. Юрьев ; авт. предисл. А. Гугнин]. - М. : Радуга, 1989. - 334,[1]  с. - (Серия "Новый мир"). (Шифр худ./Н789-696569)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

С начала 70-х годов известный писатель ГДР Эрик Нойч работает над циклом романов "Мир на Востоке", который должен воссоздать путь республики от первых послевоенных лет до наших дней. В романе "Когда гаснут огни" действие развивается в переломный и драматический период конца 50-х годов. Исследуя судьбу молодого ученого, а потом журналиста Ахима Штейнхауэра, писатель без приукрашивания показывает пути самоосуществления личности при социализме, раскрывает взаимосвязи между политической и социальной ситуацией в обществе и возможностями творческого развития личности. Сам писатель считает, что его роман представляет собой интерпретацию фаустианской темы в современной литературе.

 

Нолль, Дитер.
Киппенберг : роман : пер. с нем. / Д. Нолль ; [пер.: С. Фридлянд, И. Щербакова ; авт. предисл. И. Голик]. - М. : Прогресс, 1981. - 560  с. - (Б-ка лит. ГДР). (Шифр худ./Н803-493058)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман известного писателя ГДР, вышедший в годовщину тридцатилетия страны, отмечен Национальной премией. В центре внимания автора - сложные проблемы взаимовлияния научно-технического прогресса и морально-нравственных отношений при социализме, пути становления человека коммунистического общества.
 

 



Нутрихин, Анатолий Иванович.
Жаворонок над полем. Повесть о детстве Д. И. Менделеева.
 
Анатолий  Иванович  Нутрихин - заведующий отделом  газеты "Телевидение. Радио",  член  Союза  журналистов  Петербурга,   автор  книги  "Менделеев  в Петербурге"  (Лениздат,  1982), многочисленных очерков и статей. Им написана книга о детстве Д.И. Менделеева - первая повесть на данную тему. Ее автор на протяжении ряда лет обследовал архивы Петербурга, Омска, Тюмени,  Тобольска. Не  раз бывал  в селе Аремзянское,  с  которым  связаны детство и отрочество великого ученого. В результате журналисту  удалось найти материал, который в значительной  мере  расширяет прежние представления о  раннем периоде  жизни Менделеева. Таким образом, повесть  написана на документальной исторической основе. Многие ее герои - это реально существовавшие люди: члены  семьи Менделеевых, их друзья - ссыльные декабристы, местные чиновники, преподаватели тобольской гимназии и т.д. И  описание затмения не выдумано. И  жандармы  Петровский  и Шадзевич существовали, и сплетница  купчиха  Маковкина, действительно,  жили тогда в  Тобольске.  Автор первым нашел в архиве  послужные  списки учителей тамошней гимназии и списки гимназистов,  что и  сделало  возможным написание повести. Писателем в большом объеме использована  краеведческая, мемуарная литература,  что  позволило  ему нарисовать  яркие картины  жизни  Тобольска сороковых  годов  позапрошлого века,  воссоздать ту среду,  в которой  рос и развивался будущий гений русской науки. Поскольку   повесть  представляет  собой  художественное  произведение, постольку  в ней присутствует и авторский вымысел, что проявилось в создании некоторых персонажей второго плана и  приключенческом  характере сюжета. Все это  делает книгу более  занимательной.



Парнов, Еремей Иудович.
Звезда в тумане : историческая повесть / Е. И. Парнов ; [худож. Ю. Семенов]. - М. : Мол. гвардия, 1971. - 159 с. : ил. - (Пионер - значит первый ; Вып.22). (Шифр худ./П 184-371017)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Историческая повесть о внуке Тимура Мухаммед-Тарагай, прозванным Улугбеком. Он сорок лет правил Самаркандом, заботился о процветании города, но в мировую историю вошел как великий астроном и математик. Он почти на два века опередил европейскую науку. Его звездный атлас "Зидж Гурагони" не знал себе равных.
 



Пенфилд, Уилдер.
Факел : роман / У. Пенфилд. - Москва : Армада, 1997. - 393, [2] с. : ил. ; 21 см. - (Великие ученые)  12000 экз. (Шифр 84/П254-938398)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман американского писателя рассказывает о судьбе древнегреческого врача и естествоиспытателя Гиппократа, истории его любви к дочери книдского целителя Эврифона - Дафне. Врачебное искусство Гиппократа было по тем временам совершенно, а интуиция диагноста практически безошибочна. Он первым предложил лечить не болезнь, а больного, утверждая при этом главный принцип целителя - не навредить. Успех и всеобщее признание вызывали недовольство и противоборство со стороны завистников и противников великого ученого. Его обвинили в пожоге Книдской библиотеки, пытались оклеветать в глазах любимой женщины. Но не зря Гиппократ в молодости удостоен лавровым венком борца - победителя состязаний атлетов. Потомок легендарного рода Асклепиадов вступает в борьбу за свои взгляды и любовь...



​Поповский, Марк Александрович.
Дело академика Вавилова / М. А. Поповский ; [авт. вступ. ст. А. Д. Сахаров]. - М. : Книга, 1991. - 303,[1]  с. - (Время и судьбы). - Библиогр. в примеч.: с. 284-295. - Имен. указ.: с. 296-303. (Шифр худ./П583-287673)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Дело почти сорокалетней давности, одно из сотен тысяч фальсифицированных, бездоказательных дел тех страшных лет — в силу ряда причин представляет большой интерес для современного читателя в СССР и на Западе. Одна из причин — личность и огромные научные заслуги героя книги академика Николая Вавилова. Другая — особое место дела Вавилова в трагедии лысенковщины, этого, вероятно, самого уродливого явления в истории науки нашего времени. Но, быть может, самое главное — типичность дела для глубинных процессов и отношений в советском обществе того времени, где бы ни происходило действие — в научном институте, в застенке следователя, в камере смертников или в тюремной прозекторской. Книга Поповского — суровая, правдивая. Недаром он пишет, что некоторыми своими действиями, будучи субъективно абсолютно честным и беспредельно преданным науке и интересам страны человеком, Вавилов сам в каком-то смысле вырыл ту яму, в которую упал в конце своего жизненного пути. Вместе с тем книга показывает истинное, не искаженное официальной ложью, лакировкой и полуправдой величие Николая Вавилова.    Поповскому удалось совершить журналистский подвиг — настойчивостью, а иногда и хитростью получить из рук бдительных высокопоставленных чиновников (слегка растерявшихся в октябре 1964 года) одно из «хранимых вечно» следственных дел — дело № 1500 академика Вавилова, сохранить свои записи, сделанные в невинных с виду школьных тетрадочках, и донести их до нас. Это, вероятно, единственное дело НКВД такого значения, которое стало открытым. Мы узнаем, как вел свои бесчисленные допросы ретивый следователь Хват, и понимаем, как в то же время десятки тысяч следователей решали ту же самую задачу, оправдывая пословицу «Был бы человек, а дело найдется». Мы читаем копии доносов и секретных «экспертиз», сыгравших роковую роль в деле, и узнаем фамилии доносчиков, узнаем их дальнейшую, вполне благополучную и благопристойную судьбу в обществе, которое пришло на смену сталинскому, унаследовав от него слишком многое. Я сожалею, что не был знаком с этой книгой, когда Марк Поповский находился еще в СССР. Эти строки — дань моего уважения автору книги.    Андрей Сахаров
 

​Почивалов, Леонид Викторович.
Двое в океане : хроника одного рейса: роман / Л. В. Почивалов. - М. : Мол. гвардия, 1987. - 429 с. (Шифр худ./П656-239890)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Имя писателя, журналиста Л.В.Почивалова известно читателям по его выступлениям в прессе, рассказам, повестям, а также по роману "Сезон тропических дождей". Действие этого романа происходит на борту советского научно-исследовательского судна и на землях, к которым оно пристает на своем пути. Рейс судна проходит на фоне всеобщей мировой тревоги перед угрозой войны, эту тревогу отражают и события, происходящие во время рейса. Герои романа - советские ученые, моряки, а также их иностранные коллеги - американцы, входящие в состав экспедиции.

​Равич, Николай Александрович.
Повесть о великом поморе / Н. А. Равич ; [худож. И. Архипов] . - М. : Дет. лит., 1976. - 174 с. : ил. (Шифр худ./Р139-875759)
 
Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(4)

«Повесть о великом поморе» рассказывает о жизни великого русского ученого и поэта М. В. Ломоносова в Петербурге, о его борьбе за развитие русской науки с возглавлявшими академию иностранцами, которые препятствовали просвещению в России и преграждали доступ к науке русским. Книга повествует не только о многосторонней деятельности М. В. Ломоносова как ученого, борца за просвещение русского народаи государственного деятеля, но и дает широкую картину жизни России и тех важнейших событий, которые происходили в период от царствования Елизаветы Петровны до Екатерины II.

​Садкович, Николай Федорович.
Георгий Скорина : ист. роман : [для ст. шк. возраста] / Н. Ф. Садкович, Е. Л. Львов ; [худож. И. Кусков]. - М. : Дет. лит., 1988. - 381,[1]  с. : ил. (Шифр худ./С141-527413)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Франци́ск Луки́ч Скори́на (церковнослав.: Францискъ Скорина изъ Полоцька, лат. Franciscus Scorina de Poloczko, около 1490, Полоцк, Великое княжество Литовское — 1551, Прага, Королевство Богемия, Священная Римская Империя) — восточнославянский первопечатник, философ-гуманист, писатель, общественный деятель, предприниматель и учёный-медик. Переводчик на белорусский извод церковнославянского языка книг Библии, издатель этих книг. Исторический роман рассказывает о его жизни.
​Сизова, Магдалина Ивановна.
Михайло Ломоносов : роман / М. И. Сизова. - М. : Мол. гвардия, 1954. - 374 с. (Шифр худ./С349-729860)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В настоящем издании представлен биографический роман Магдалины Сизовой (1894–1962) о великом русском ученом Михайло Васильевиче Ломоносове.
 
 



Смирнова-Ракитина, Вера Алексеевна.
Герасим Лебедев : исторический роман / С. А. Смирнова-Ракитина. - М. : Сов. писатель, 1969. - 398 с. : ил. (Шифр худ./С506-021077)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
О полной необычайных событий жизни талантливого музыканта, артиста, путешественника в первого русского ученого-индолога рассказывается в романе В. Смирновой-Ракитиной ``Герасим Лебедев``. В книге показана историческая обстановка в России во второй половине XVIII века, затем в Европе и, наконец, в Индии, которая незадолго до приезда туда Г. Лебедева стала жертвой английского колониализма. В эту страну - растерянную, порабощенную, обобранную - Лебедев, единственный из европейцев, приезжает не как захватчик и стяжатель, а как друг и брат. Он на много лет поселяется в Индии, изучает ее языки, концертирует, преподает и открывает в Калькутте первый народный индийский театр европейского типа. Встревоженная его деятельностью, английская администрация пускает в ход интриги, угрозы, ложные доносы, чтобы заставить его покинуть страну. Но Г. Лебедев увозит на родину свои труды по индоведению, словари, составленные им, грамматики и книгу, в которой описаны жизнь, быт, нравы и обычаи неведомого России народа.

 



​Смирнова-Ракитина, Вера Алексеевна.
Повесть об Авиценне, великом ученом Средней Азии Абу-Али Ибн-Сине, враче, математике, астрономе, философе, поэте и музыканте, жившем тысячу лет назад и прославившемся во всем мире / В. А. Смирнова-Ракитина ; [худож. Е. Коган]. - Москва : Сов. писатель, 1963. - 449 с. : ил. (Шифр худ./С506-607831)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Свою жизнь арабский ученый-энциклопедист, философ, поэт и врач Абу-Али ал-Хусейн Ибн-Абдаллах Ибн-Сина (Авиценна) сравнивал с путем каравана. От города к городу, через невзгоды и лишения, сквозь туман невежества и мрак предрассудков - к вечному поиску истины, радости познания во имя служения людям. Благодаря собственной природной одаренности и усилиям учителя Абу-Абдиллаха Натили никому не известный мальчик из лавки зеленщика к двадцати годам стал придворным врачом бухарского эмира. Но спустя несколько лет его - уже знаменитого лекаря - можно было встретить на дорогах Средней Азии, скитающегося в поисках приюта. Его боготворили за врачебное искусство и ненавидели за свободу религиозных и политических взглядов. Роман В. Сминовой-Ракитиной - увлекательная хроника жизни ученого-романтика и событий далекого времени, насыщенная колоритом восточного средневековья. 
​Снегов, Сергей Александрович.
Творцы : историческая повесть о современниках / С. А. Снегов. - М. : Сов. Россия, 1979. - 368 с. : ил. (Шифр худ./С531-490373)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Повесть посвящена "трудам и дням" советских физиков, работавших над освобождением атомной энергии для мирных целей и защиты Родины. Читатель узнает много интересных подробностей о жизни и работе И. В. Курчатова, Г. Н. Флерова, Я. Б. Зельдовича, Ю. Б. Харитона и других советских физиков.
 
 
Сноу, Чарльз Перси.
Избранные произведения  : в 2 т. : пер. с англ. / Ч. П. Сноу. - М. : Прогресс. - 1978
Т. 1 : Наставники : роман / [авт. предисл. В. Ивашева ; пер. А. Кистяковский]. - 1978. - 334 с. (Шифр худ./С536-767588)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
В сборник произведений видного писателя, учебного и общественного деятеля Англии включен один из его лучших романов 50-х годов "Наставники", который рисует Кембридж, цитадель британской академической науки и британских традиций.
 

​Солженицын, Александр Исаевич.
В круге первом : роман / А. И. Солженицын. - М. : Панорама, 1991. - 751,[1]  с. - (Лауреаты Нобелевской премии / Редкол.: Ч. Айтматов и др.). (Шифр худ./С60-727641)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
Роман А.Солженицына «В круге первом» — художественный документ о самых сложных, трагических событиях середины XX века. Главная тема романа — нравственная позиция человека в обществе. Прав ли обыватель, который ни в чем не участвовал, коллективизацию не проводил, злодеяний не совершал? Имеют ли право ученые, создавая особый, личный мир, не замечать творимое вокруг зло? Герои романа — люди, сильные духом, которых тюремная машина уносит в более глубокие круги ада. И на каждом витке им предстоит сделать свой выбор...
Солнцев, Роман.
Полураспад. Из жизни А. А. Лёвушкина-Александрова, а также анекдоты о нем.
Опубликовано в журнале: Октябрь 2002, 5

Описанный год из жизни А. А. Левушкина-Александрова показывает, что талантливый человек всегда спасает других, а если получится - и себя.

 

 

Спешнев, Алексей Владимирович.
Триптих : повествование в 3 ч. / А. В. Спешнев. - М. : Сов. писатель, 1986. - 236, [2]  с. : ил. (Шифр худ./С719-730950)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В новой повести А.Спешнев обращается к проблеме войны и мира, нравственных основ взаимосвязи людей, ответственности человека за свои поступки перед обществом и историей. Автор рассматривает эти вопросы сквозь призму отношений двух людей - кинорежиссера и ученой, занимающейся проблемами высшей нервной деятельности.
 



​Стивенсон, Роберт Льюис.
Странная история доктора Джекила и мистера Хайда : пер. с англ. / Р. Л. Стивенсон. - СПб. : Азбука-классика, 2006. - 316[3] с. (Шифр худ./С80-922218)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Разговор о художественной литературе, в центре которой были бы учёные и наука, невозможен без научной фантастики. Произведение Стивенсона — из этой категории. А как там у человечества с пониманием своего собственного разума? С пониманием психологии личности? Повесть Роберта Льюиса Стивенсона была написана в 1886 году. Добрый добропорядочный доктор Джекил и его антипод — или двойник? — страшный мистер Хайд вдохновили многих постановщиков спектаклей, а затем и фильмов, показать свою историю-триллер. Идеи психоанализа были сформулированы лишь десятилетием позже, но персонаж Стивенсона «опережает время», открывая, что человеческая личность — сложносоставная структура, с «добрым» и «злым» проявлением. В результате неудачного эксперимента злобная составляющая личности доктора берёт верх над благопристойной и социально приемлемой. В XXI веке учёные приноровились гораздо лучше раскладывать человеческую личность по полочкам, но вновь и вновь мы сомневаемся: властны ли мы над собой?   



Стругацкий, Аркадий Натанович.
За миллиард лет до конца света / Четыре стихии : Земля : фантастические романы : коллекция лучших романов / А. Н. Стругацкий, Б. Н. Стругацкий. - СПб. : Амфора, 2003. - 527 с. (Шифр худ./С870-592651)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В  повести "За миллиард лет до конца света" человечеству угрожает не собственная порочность, а неведомые силы: конкуренты? неземные цивилизации? А может, само Мироздание? Несколько учёных из разных областей науки подходят, каждый по-своему, к крупным открытиям, способным привести к настоящей научной революции. Но с каждым из них начинают происходить таинственные и опасные события, которые никак не способствуют работе: конфликты, взрывы и даже смерть. Кто-то явно не хочет, чтобы человек приближался к глубинным тайнам природы. Сможет ли опасность остановить учёных в их поисках?  «Рукопись, найденная при странных обстоятельствах» (таков подзаголовок повести) не старается быть понятной читателю. Читатель остаётся со всеми вопросами один на один. "— Кто у тебя? — спросил я, понизив голос.  — Никого, — ответил он. — Нас двое. Мы и Вселенная".

 



​Стругацкий, Аркадий Натанович.
За миллиард лет до конца света ; Пикник на обочине ; Далекая Радуга : повести / А.Н. Стругацкий, Б.Н. Стругацкий. - Л. : Лениздат, 1988. - 496 с. - (Повести ленинградских писателей). (Шифр худ./С870-725671)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Действие книги происходит в СССР, в Ленинграде, предположительно в 70-x годах XX-го века. Главный герой Дмитрий Алексеевич Малянов, астрофизик, находясь в отпуске, продолжает заниматься своей научной работой. Он неожиданно и глубоко продвинулся в разработке темы «Взаимодействие звёзд с диффузной материей в Галактике». Как только он начинает понимать, что это революционное открытие и прорыв в науке, в его жизни, а также в жизни других ученых, начинают происходить необъяснимые события. Его друг и математик Вечеровский предполагает, что такая реакция есть отклик Мироздания, его защитная реакция на научные изыскания человечества, которые могут в своём итоге добраться до самой природы вещей. Героям (Малянову и другим ученым) остаётся решить, что же делать дальше — бросить «нежелательные» теории в обмен на благополучие или вступить в противостояние с сильнейшим противником (возможно, с самой Природой). "Пикник на обочине" - культовое произведение советской фантастики, чей вымышленный мир во многом стал нынешней реальностью. Действие романа "Далекая Радуга" происходит в течение одних суток. Планета Радуга уже тридцать лет используется учеными для проведения экспериментов (в том числе физиками по нуль-транспортировке (телепортации) — технологии, ранее доступной только Странникам). После каждого эксперимента по телепортации на планете возникает Волна — две энергетические стены "до неба", движущиеся от полюсов планеты к экватору, и выжигающие всю органику на своем пути. До последнего времени Волну удавалось остановить "харибдами" — машинами-энергопоглотителями, которые рассеивают смертоносные порождения опытов по нуль-транспортировке. Возникшая в результате очередного эксперимента по нуль-транспортировке П-Волна небывалой мощности начинает движение по планете, уничтожая все живое. Одним из первых о надвигающейся опасности узнает Роберт Скляров, ведущий наблюдения за экспериментами с поста Степной. После гибели ученого Камилла, приехавшего посмотреть на извержение, Роберт эвакуируется со станции, спасаясь от Волны. Прибыв в Гринфилд к начальнику Маляеву, Роберт узнает, что Камилл не погиб — после отлета Роберта тот сообщает о странной природе новой Волны, и связь с ним прерывается. "Харибды" не способны остановить П-Волну — они горят, как свечки, не справляясь с ее чудовищной мощью. 

​Тарджеманов, Джавад.
Юность Лобачевского : (рождение гения) : документ. роман / Д. Тарджеманов. - 2-е изд. - Казань : Татарское кн.изд-во, 1985. - 302 с. : вкл. л. (Шифр худ./Т196-702563)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В книге ярко и интересно рассказывается о гимназической поре, учебе в университете юного Лобачевского, о том каким сложным и трудным был его путь в неизведанное. Автору удалось не только проникнуть в процесс творчества молодого ученого – «Колумба геометрии», но с теплотой и откровением воссоздать его живой, обаятельный образ.



Толстой, Алексей Николаевич.
Аэлита ; Гиперболоид инженера Гарина /  А. Н. Толстой. - М. : Правда, 1986. - 448 с. - (Б-ка фантастики : в 24 т. ; Т. 2). (Шифр худ./Т529-376922)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Сюжетная фабула романа «Аэлита» чрезвычайно проста. Ученые-земляне совершают межпланетный перелет на Марс, где находят цивилизацию, раздираемую социальными противоречиями. Бурная деятельность землян приводит эту цивилизацию к революции. Критики отнеслись к новому сочинению писателя более чем прохладно. Их едкие замечания уличают писателя в отсутствии воображения и абсолютной идентичности Марса с Землей: та же пыль и кактусы. Не меньше досталось Научной стороне фантастики Толстого, которую посчитали даже неряшливой.  Тем не менее, с художественной точки зрения, роман обладает рядом несомненных достоинств: великолепный психологический анализ, потрясающий язык, умение создать напряжение, увлечь читателя. Благодаря этому, «Аэлита» и сегодня читается с большим удовольствием.



​Толстой, Алексей Николаевич.
Гиперболоид инженера Гарина : роман : [для ст. шк. возраста] / А. Н. Толстой ; [худож. В. К. Колтунов]. - М. : Сов. Россия, 1988. - 283,[1]  с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./Т529-008935)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Русский инженер Пётр Гарин, воспользовавшись разработками своего учителя Манцева, пропавшего впоследствии с экспедицией в сибирской тайге, создаёт «гиперболоид» — аппарат, испускающий тепловой луч огромной мощности, способный разрушить любые преграды (в настоящем известен как лазер). Гарин привлекает на свою сторону американского промышленника и финансиста, миллионера Роллинга, с помощью своего аппарата уничтожив заводы его немецких конкурентов. На средства Роллинга Гарин захватывает необитаемый остров в Тихом океане, где с помощью гиперболоида начинает добычу золота из ранее недосягаемых недр Земли. Получив доступ к неограниченным запасам золота, Гарин подрывает золотой паритет, чем вызывает в капиталистическом мире тяжелейший финансовый кризис, благодаря которому скупает промышленность США и становится диктатором под именем Пьер Гарри. Но вскоре его диктатура рушится в результате захвата гиперболоида группой революционеров, возглавляемых советским агентом, сотрудником уголовного розыска Шельгой, а затем всеобщего восстания рабочих. 



Троепольский, Гавриил Николаевич.
Кандидат наук / Собрание сочинений  : в 4 т. / Г. Н. Троепольский. - М. : Современник. - 1987
Т. 1 : Рассказы, повесть. - 1987. - 431 с. : портр. (Шифр худ./Т703-848135)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Гавриил Николаевич Троепольский широко известен читателю как автор повестей, рассказов, очерков, посвященных актуальным вопросам нашей современности. В "отчасти сатирической" повести "Кандидат наук" Г. Троепольский выступает против лжеученых, присосавшихся к сельскохозяйственной науке, тормозящих ее развитие. Писатель говорит о необходимости очищения науки от лжеученых, блудословов, подхалимов и "флюгероидов", которые, по словам автора, "чрезвычайно живучи, весьма выносливы и устойчивы против неблагоприятных условий погоды". В то же время Г. Троепольский тепло пишет о настоящих ученых и о людях колхозов.  Повесть написана Г.Троепольским в 1957 году. Проникнутая заботой о развитии сельского хозяйства, она звучит актуально и сегодня. 

Уилсон, Митчел.
Брат мой, враг мой : роман : пер. с англ. [Кн. 1] / М. Уилсон ; [авт. послесл.: В. Рубин, П. Топер]. - М. : Иностр. лит., 1956. - 432 с. : ил. (Шифр худ./У362-251592)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман «Брат мой, враг мой» американского писателя Митчелла Уилсона (1913 – 1973) посвящен проблемам науки. Действие его происходит в середине двадцатых годов XX века. Герои книги – братья Мэллори – изобретатели, пионеры телевидения, много страниц в книге отведено подробным описаниям их работы.



​Уилсон, Митчел.
Встреча на далеком мередиане : роман : пер. с англ. / М. Уилсон ; [авт. предисл. Б. Леонтьев]. - М. : Мир, 1964. - 430 с. : ил. (Шифр худ./У362-178900)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман "Встреча на далеком меридиане" - это большой и принципиальный спор Митчела Уилсона с теми, кто сеял на Западе недоверие к целям и устремлениям народов СССР. Из истории сотрудничества советских и американских ученых в области физики. Главный герой - американский физик Николс Реннет едет в СССР для совместной научной работы. Впереди много серьезных научных и нравственных проблем. Творческая и личная судьба героя тесно переплелась с судьбой "таких неизвестных" русских. Роман написан в годы холодной войны и для американцев являлся своего рода "окном в Россию". 
​Уилсон, Митчел.
Живи с молнией : роман : пер. с англ. / М. Уилсон ; [пер. Н. Тренева ; авт. послесл. О. Писаржевский ; худож. А. В. Еремин]. - М. : Правда, 1990. - 476,[2]  с. : ил. ; 22 см. (Шифр худ./У362-303285)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 
Это один из первых романов американского писателя Митчела Уилсона, переведенных на русский язык. Он рассказывает о молодом человеке, Эрике Горине, которому пришлось пережить, выдержать ожесточенную борьбу, пройти через нравственные испытания, прежде чем он стал УЧЕНЫМ, посвятившим себя служению человечества.



Франс, Анатоль.
Преступление Сильвестра Бонара ; Остров пингвинов ; Боги жаждут : пер. с фр. / А. Франс ; [авт. вступ. ст. В. Дынник]. - М. : Худож. лит., 1970. - 623 с. : ил. - (Библиотека всемирной литературы. сер. третья., лит. xx века ; Т.193). (Шифр худ./Ф837-994115)
 
Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(3), М(1)
 
Академик Сильвестр Боннар посвящает свою жизнь поискам древних рукописей, живет в привычном и уютном мире мысли, своих научных занятий и книг. Но в искусственный мир, ограниченный кабинетом и библиотекой, время от времени врывается дыхание живой жизни, будь то книгоноша г-н Кокоз с его «историями»; молодая незнакомая женщина с ребенком, которой Боннар посылает на Рождество полено, чтобы она могла встетить праздник в тепле, или Жанна-Александр, внучка некогда любимой Боннаром женщины, попавшая в руки мошенников. Пытаясь вырвать сироту из унизительной ситуации, в ко¬торой она оказалась, Боннар совершает поступок, который по тогдашним законам расценивался как преступление: он похищает девушку из пансиона и выдает ее замуж за одного из своих учеников. 



​Фрейн, Майкл.
Копенгаген: пьеса / пер. с англ.
 
Майкл Фрейн преуспел сразу в трех областях: журналистике, литературе и драматургии. В России он известен также как превосходный переводчик и тонкий интерпретатор русской классики, прежде всего Чехова. Остроумные пьесы Майкла Фрейна с неизменным успехом идут в театрах разных стран мира. В России такой успех сопровождал постановку пьесы «Шум за сценой». Стиль Майкла Фрейна — сплав интеллектуального напряжения, занимательности и острого юмора. Один из соотечественников драматурга заметил, что «благодаря произведениям Майкла Фрейна, английский театр стал мудрее, честнее, смелее, оригинальнее».
Основное событие пьесы «Копенгаген» — приватная встреча выдающихся ученых-физиков Нильса Бора и Вернера Гейзенберга, случившаяся в разгар Второй мировой войны и оказавшая влияние не только на развитие науки, но и на расстановку враждующих политических сил мира. Сами участники встречи даже после своей «физической смерти» пытаются постигнуть смысл свидания, случившегося в далеком прошлом. Фрейн написал драматическую дуэль, исполненную характерным для него философским юмором.
​Хафизов, Олег.
Полет «России»: повесть.
Опубликовано в журнале: Новый Мир 2004, 10

Хафизов Олег Эсгатович родился в 1959 году в Свердловске. Окончил Тульский пединститут. Прозаик. Печатался в журналах "Волга", "Октябрь", "Знамя" и др.



Хойл, Фред.
Черное облако.
 
Эта книга отличается от многих других произведений научно-фантастического жанра тем, что ее написал профессиональный ученый, активно и плодотворно работающий в тех самых областях науки, о которых идет речь в романе. Автор хорошо знает образ мышления, условия работы и быт ученых-астрономов и физиков в Англии и США в наше время. Поэтому, кроме научной фантазии, в книге содержится много интересных бытовых деталей. С большим знанием дела описаны взаимоотношения ученых с государством в капиталистическом мире, методы организации научной работы в западных странах и т. п.  Ф. Хойл всегда отличается оригинальностью и самостоятельностью мышления.  Действующие лица романа высказывают весьма своеобразные взгляды по многим вопросам не только науки, но и политики, морали, образования и даже музыки. Читатель едва ли во всем согласится с ними, но во всяком случае роман не только доставит ему удовольствие, но и даст обильную пищу для ума. Правда, в свою очередь, он потребует от читателя некоторых элементарных знаний по астрономии в пределах хотя бы школьного курса. При чтении книги следует помнить, что она была написана до 1957 года. В переводе, с разрешения автора, сделаны незначительные сокращения. Оно приближается к Земле — гигантское скопление межзвёздного газа. Человечеству грозят планетарного масштаба катастрофы, предсказать последствия которых могут лишь учёные самой высокой мировой квалификации. Выдающиеся умы собрались в одном месте, чтобы попытаться разобраться в том, что же на самом деле происходит. Об этом — в романе известного британского астронома Фреда Хойла.

 



Чехов, Антон Павлович.
Скучная история / Человек в футляре : сборник / А. П. Чехов. - М. : АСТ ; М. : АСТ Москва, 2007. - 576 с. - (Книга на все времена). (Шифр худ./Ч-563-544851)
 
Экземпляры: всего:28 - ЦРиПЧ(28)
  
 Герой «Скучной истории» – выдающийся, знаменитый во всем мире ученый – медик, профессор, тайный советник и кавалер почти всех отечественных и иностранных орденов. Он тяжело и неизлечимо болен, страдает бессонницей, мучается и знает, что жить ему осталось несколько месяцев, не более. Но отказаться от любимого дела – науки и преподавания не может и не хочет. Его рассказ о том, как он читает лекции – настоящее методическое пособие для всех преподавателей. Его день начинается рано и без четверти десять он должен начать читать лекцию.
По дороге в университет он обдумывает лекцию и вот доходит до университета. «А вот мрачные, давно не ремонтированные университетские ворота, скучающий дворник в тулупе, метла, куча снега…На свежего мальчика, приехавшего из провинции и воображающего, что храм науки и в самом деле храм, такие ворота не могут произвести здорового впечатления. Вообще ветхость университетских построек, мрачность коридоров, копоть стен, недостаток света, унылый вид ступеней, вешалок и скамей в истории русского пессимизма занимают одно из первых мест наряду причин предрасполагающих…Студент, настроение которого в большинстве создается обстановкой, на каждом шагу, там, где он учится, должен видеть перед собой только высокое, сильное, изящное… Храни его Бог от тощих деревьев, разбитых окон, серых стен и дверей, обитых рваной клеенкой».
Любопытны его размышления о своем помощнике, прозекторе, который готовит для него препараты. Тот фанатически верит в непогрешимость науки и главным образом всего того, что пишут немцы. «Он уверен в самом себе, в своих препаратах, знает цель жизни и совершенно незнаком с сомнениями и разочарованиями, от которых седеют таланты. Рабское поклонение авторитетам и отсутствие потребности самостоятельно мыслить». Но вот начинается лекция. «Я знаю, о чем буду читать, но не знаю как буду читать, с чего начну и чем кончу. Чтобы читать хорошо, то есть нескучно и с пользой для слушателей, нужно кроме таланта иметь ещё сноровку и опыт, нужно обладать самым ясным представлением о своих силах, о тех, кому читаешь, и о том, что составляет предмет твоей речи. Кроме того, надо быть человеком себе на уме, следить зорко и ни на секунду не терять поля зрения….Передо мной полтораста лиц, не похожих одно на другое… Цель моя – победить эту многоголовую гидру. Если я каждую минуту, пока читаю, имею ясное представление о степени её внимания и о силе разумения, то она в моей власти… Далее я стараюсь, чтобы речь моя была литературна, определения кратки и точны, фраза возможно проста и красива. Каждую минуту я должен осаживать себя и помнить, что в моем распоряжении имеются только час и сорок минут. Одним словом, работы немало. В одно и то же время приходится изображать из себя и ученого, и педагога, и оратора, и плохо дело, если оратор победит в вас педагога и ученого, или наоборот.
Но вот профессор заболевает и, казалось бы, надо все бросить и заняться здоровьем, лечением. « Мои совесть и ум говорят мне, что самое лучшее, что я мог бы сделать теперь – это прочесть мальчикам прощальную лекцию, сказать им последнее слово, благословить их и уступить свое место человеку, который моложе и сильнее меня. Но пусть судит меня Бог, у меня не хватает мужества поступить по совести… Как 20-30 лет назад, так и теперь, перед смертью, меня интересует одна только наука. Испуская последний вздох, я все-таки буду верить, что наука – самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, что она была и будет высшим проявлением любви и что только ею одною человек победит природу и себя. Вера эта, может быть, наивна и несправедлива в своем основании, но я не виноват, что верю так, а не иначе; победить же в себе этой веры я не могу». 



​Шелли, Мэри.
Франкенштейн, или Современный Прометей : роман : пер. с англ. / М. Шелли ; [пер. З. Е. Александрова ; авт. вступ. ст. Н. Дьяконов ; авт. коммент. Л. М. Аринштейн]. - СПб. : Азбука, 2000. - 311 с. - (Азбука-классика). (Шифр худ./Ш442-407568)
 
Экземпляры: всего:5 - ЦРиПЧ(5)
 
В 1818 году вышел роман английской писательницы Мэри Шелли “Франкенштейн, или Современный Прометей”. Судьба швейцарского учёного, создавшего живое существо из неживой материи и превратившегося в жертву и одновременно палача собственного изобретения, стала особым знаком, который с течением времени охватывает всё более широкие культурологические слои, далеко уходя от обозначенной писательницей проблемы. В этом романе Мэри Шелли затронула важнейшие вопросы человеческого бытия, которые пронизывают философские, научные и эстетические искания на протяжении столетий: может ли человек выступать в роли Бога, продуцируя себе подобного, имеет ли он право на вмешательство в загадки природы, каким образом происходит сотворение жизни? Именно эта проблема сотворения Вселенной, изначально бывшая прерогативой Бога, так притягивает писателей ХХ века. Роман Мэри Шелли, который современники воспринимали как некий художественный эксперимент, возникший на стыке готической, просветительской и романтической эстетики, мощно «пророс» в ХХ столетии.

​Шмелев, Иван Сергеевич.
В новую жизнь: повесть.
 
Начало ХХ века, голод в селах и безработица в городах. Лучшие люди науки и труда, юноши и старики, упорно трудятся с верой в новую, счастливую жизнь. Знакомство Шмелева с известным ботаником К. А. Тимирязевым стало источником, позволившим писателю по-новому представить героя-ученого в своей повести, предназначенной прежде всего молодому поколению. Введение персонажа, в котором довольно легко узнается современник, обладавший в те времена огромной популярностью, способствует более яркому выражению идеи доступности и необходимости образования. Основная идея автора, пронизывающая повесть, это идея научного познания природы и жизни, получения образования, способного улучшить жизнь простого человека.

​Шоу, Ирвин.
Раствор Мэннихона // Лавка миров : сб. науч.-фантаст. рассказов : пер. с англ. / [худож. В. Б. Тихомиров ; сост. Н. М. Евдокимова]. - М. : Радуга, 1991. - 349,[2]  с. : ил. - (Фантастика). (Шифр худ./Л132-606733)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Колиер Мэннихон, заурядный сотрудник «Исследовательских лабораторий Фогеля-Паулсона», работающий в лаборатории моющих средств, обнаруживает необычные свойства у раствора, способного со временем полностью разлагаться в воде. Но вот как теперь применить эти новые свойства?



Штерн, Борис.
Ковчег 47 Либра.
 
Удивительно, что могут быть планеты, потенциально готовые принять жизнь, но в которых естественным ходом жизни не случилась. Теплое море, желтый песок, голубые горы, белые облака. И все зря!? Да, если нет того, кому это все может принести радость. Одна из таких планет обнаружена у звезды 47 Либра. Всего 60 световых лет! Почему бы не слетать?
Принципиальная невозможность (в рамках современной научной картины мира) межзвездных путешествий людей компенсируется другой практикой — распространением среди «неоплодотворенных» планет зародышей разумной жизни. Для транспортировки (более 1000 лет) ковчега с жизнью, его приземления на целевой планете, разворачивания системы обеспечения, поэтапной подготовки планеты к появлению человека, «рождения» и выращивания первых людей прорабатывается целый комплекс научно-технических, психологических, социальных задач. Что ни задача — то вызов. Особенно интересно то, что автор решает эти задач с использованием доступного сейчас научного знания, особо не используя фантастических допущений. Это сильно!
На фоне актуального в настоящее время социально-политического контекста, связанного с ситуацией вокруг РАН и науки вообще, автор, он же главный редактор известной газеты «Троицкий вариант», не мог не отразить свои переживания по данному поводу и свои надежды на то, что ситуация изменится в лучшую сторону. Штерну удается передать радостное ощущение от социального подъема на Земле, возникшего в связи с появления Большого цивилизационного проекта, вернувшего человечеству интерес к науке. Эти страницы произведения пронизаны светом великой повести «Понедельник начинается в субботу». Жалко, что прояснение временно, судя по всему, новые темные века опускаются на Землю.
Боковая сюжетная линия, связанная с развитием клона земной цивилизации на Марсе, навевает размышления об условиях социального развития. Человечество, перебираясь в новые пространства, приносит с собой культурное поле социальных норм и знаний. Но пространство, еще свободное от тотального давления культурных артефактов прошлого, воспроизводит старые культурные нормы с меньшей интенсивностью, более либерально принимает новое. В результате происходит качественная трансформация культурного поля. Социально-культурное устройство жизни землян на Марсе существенно отличается от того, что было в «метрополии». Кстати, такое уже происходило при освоении новых территорий на Земле...
Много интересных научно-технических проблем и решений поднято в книге. Например, Реплика. Это технология формирования с использованием методов и средств искусственного интеллекта копии личности человека. Оригинал наговаривает своей Реплике различные тексты, отвечает на вопросы, рассуждает, беседует с ней. Реплика распознает паттерны мышления и коммуникации человека, обучается рассуждать как оригинал, строить похожие мыслекоммуникационные конструкции. Потом эта Реплика вполне может замещать человека в некоторых функциях, таких, например, как дача интервью, чтение лекции, советование. Мне представляется, что такая задача вполне решаема в перспективе 5-10 лет. На основе подобных технологий может быть и мое давнишнее желание исполнится. Мне всегда хотелось, чтобы появилась программа, которая по текстам, начитанным знаменитыми актерами прошлого (к сожалению, умершими), обучается озвучивать произвольные тексты с теми же характерными особенностями/красками речи, эмоциональными способами подачи, игрой.
В целом книга оставляет умеренно позитивные впечатления Разум движется по космической эстафете вполне успешно, задача воспроизводства разумной жизни решена. Но мы помнем у Стругацких: «Главное — на Земле».



​Шукшин, Василий Макарович.
Упорный / Беседы при ясной луне : рассказы / В.М. Шукшин. - М. : Сов. Россия, 1975. - 318 с. (Шифр худ./Ш954-487280)
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Все началось с того, что Моня Квасов прочитал в какой-то книжке, что вечный двигатель – невозможен. По тем-то и тем-то причинам – потому хотя бы, что существует трение. Моня… Тут, между прочим, надо объяснить, почему – Моня. Его звали – Митька, Дмитрий, но бабка звала его – Митрий, а ласково – Мотька, Мотя. А уж дружки переделали в Моню – так проще, кроме того, непоседливому Митьке имя это, Моня, как-то больше шло, выделяло его среди других, подчеркивало как раз его непоседливость и строптивый характер.
Прочитал Моня, что вечный двигатель – невозможен… Прочитал, что многие и многие пытались все же изобрести такой двигатель… Посмотрел внимательно рисунки тех «вечных двигателей», какие – в разные времена -предлагались… И задумался. Что трение там, законы механики – он все это пропустил, а сразу с головой ушел в изобретение такого «вечного двигателя», какого еще не было. Он почему-то не поверил, что такой двигатель невозможен.



Якубов, Адыл.
В этом мире подлунном... : роман-жизнеописание великих ученых средневековья Абу Райхана Бируни и Абу Али Ибн Сины - основ. на достоверных фактах, а также на легендах седой старины / А. Якубов ; [пер. Ю. Суровцев ; худож. А. Никулин]. - М. : Известия, 1989. - 315,[2]  с. : ил. ; 20 см. - (Б-ка сов. прозы "Дружба народов"). (Шифр худ./Я492-508383)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман - жизнеописание великих ученых средневековья Абу Райхана Бируни и Абу Али Ибн Сины, - основанный на достоверных фактах, а также на легендах седой старины. В романе известного узбекского писателя Адыла Якубова действуют два знаменитых мудреца Востока - Абу Райхан Бируни и Абу Али Ибн Сина (Авиценна), воплощая собой мир света и разума, мир гуманности, которым противостоит мрачная фигура завоевателя султана Махмуда. В книге воссозданы политическая борьба и бытовые картины XI века. Увлекательный сюжет ведет читателя во дворцы тогдашних деспотов, на древние караванные пути, в кельи ученых. 

​Яновская, Жозефина Исааковна.
Первые : повесть : [для сред. и ст. шк. возраста] / Ж. И. Яновская ; [худож. В. А. Тарасов]. - Минск : Юнацтва, 1984. - 222  с. : ил. ; 20 см. (Шифр худ./Я646-470344)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

О передовых людях 60-х годов 19 века, деятелях Русской секции I Интернационала, о русских женщинах-ученых, революционерках - Софье Ковалевской, Анне Круковской и др.