Вера в художественной литературе

​Проблемы религии, веры и духовного поиска
в художественной литературе

 
 
 
 
Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
А жизнь людей – мгновенна и убога.
Но всё в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в бога.
 
Н. С. Гумилёв. “Фра Беато Анджелика”
 
 
 
 
 
Так случилось, что несколько поколений нашего общества прожило жизнь «в отсутствие Бога». Наверное, не стоит называть исторические причины – они общеизвестны. Нынешний интерес к религии объясняется не только дозволением властей, модой или неуверенностью в завтрашнем дне, сколько тем, что та часть души, в которой должен обитать Бог, оставалась незадействованной, своего рода «сосущей пустотой». Нуждающейся в зерне веры.

Человечество конца XX – начала XXI века гордится своей свободой, техническим прогрессом. Только почему-то современный человек совсем ничего не успевает, день короткий, а жизнь, несмотря на обилие впечатлений и развлечений, часто бывает скучной и тягостной, едва останешься один на один с собою. Суета и маета. Получается, развитая цивилизация лишает человека возможности остаться в тишине, услышать себя, подумать о главном. От чего отвлекает наши души современный мир, запечатлевая в нас искаженный, неправильный, болезненный способ существования? Ответ известен давно – от духовной жизни.

Когда люди теряют духовные ориентиры, порывают с вечными ценностями и начинают жить только сиюминутными проблемами, заботясь о пище, одежде, жилье, тогда культура и общество неизбежно оказываются в кризисе. Так было на закате античности, так было в конце прошлого века, так происходит и сейчас. Выход из тупика - в нравственном возрождении людей, которое всегда совершалось на духовной, в том числе религиозной основе.

Вера и мировоззрение всегда были самыми важными составляющими жизни каждого отдельного человека и целых народов, ибо это и есть критерий совести, именно эти факторы определяют весь образ жизни, человеческую судьбу, отношения в семье, в государстве, в быту. Именно религия дала человечеству основы морали и правовых отношений. Она формировала эстетические и нравственные идеалы, была источником творческого вдохновения. Лучшие творения русской литературы, поэзии, живописи, архитектуры, скульптуры, музыки посвящены сюжетам Ветхого и Нового Заветов. (Кстати, на сайте научной библиотеки есть выставка «Библейские мотивы в художественной литературе»).

Идея Преображения является основной идеей христианской культуры. Во всей полноте она выражена в богословии, христианской философии, иконописи, архитектуре. Но и в светской культуре (в частности в художественной литературе) она играет чрезвычайно важную роль. И это было невозможно не заметить.

Проникнуть в души молодого поколения, заронить в них семя Добра, Красоты, Любви, Милосердия помогает прежде всего поэзия. В основу замечательных поэтических творений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. С. Гумилёва, А. А. Ахматовой и многих других положены молитвы, сказания, сюжеты и притчи великой книги Мира – Библии. На выставке представлены замечательные сборники поэзии «Голгофа: библейские мотивы в русской поэзии» и «Молитва поэта».

Возьмем поэзию А. С. Пушкина. Как говорится, «Пушкин – наше всё». Хоть эта цитата и довольно распространена, но назвать ее банальной невозможно, потому что это правда. В лирике Пушкина преображение героя — основной принцип. Как говорит об этом литературовед B.C. Непомнящий, герой Пушкина входит в стихотворение одним, а выходит из него совершенно другим человеком – преображенным, обновленным. Так в стихотворениях «Я помню чудное мгновенье», «Пророк» и др. с ним совершается чудо, или он сам поднимается до таких вершин духа, где становится способным простить, принять, покаяться, то есть измениться, преобразиться под действием тех благодатных стихий, к которым он прикоснулся в момент озарения.

О возможности приобретения и укрепления веры, об обращении человека и приближении его к Богу мучительно раздумывал великий мыслитель XIX века – Фёдор Михайлович Достоевский. “Сияющая личность” Христа вошла в его жизнь навсегда. Самопознание, самоанализ и совершенствование есть принятие вечной борьбы, выживания добра в хаосе зла, любви среди всеобщей ненависти и жестокости. С христианской точки зрения, у человека один главный и страшный грех – гордыня, следствием которой является богоотступничество. Именно отсюда ненависть к людям, презрение, чувство разъединённости с человечеством, преступление и непокорность Родиона Раскольникова, главного героя романа Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”.

Достоевский уже ясно показывает начало процесса преображения героя. Писатель понимает, что человек не может воскреснуть сам по себе, совершить это может только Бог. Поэтому-то притча о воскрешении Лазаря является смысловым ключом к роману. Христос дал Лазарю умереть, а потом пришел к нему и воскресил. Также происходит и с героем «Преступления и наказания». Христос попускает Раскольникову впасть в искушение. Но оказывается, что Раскольников убивает не только старуху и ее сестру Лизавету, но и самого себя. Его душа становится мертва, он внутренне отдаляется от людей, ощущает свое одиночество. Эта мука для него непереносима... Но в эпилоге происходит его воскрешение.

Путь к воскрешению, возвращению к Богу и возрождению очень труден, тернист и требует неимоверных усилий, напряжения духовных сил. Однако ещё страшнее богоотступничество. Это доказывает предательство Иуды Искариота, главного героя одноименного произведения Леонида Андреева. Писатель даёт свою трактовку известного сюжета.

Идея Преображения возрождается в XX в. в традиционном христианском виде у писателей Русского Зарубежья. Например, в творчестве И.С. Шмелева. В своем последнем романе «Пути небесные» он показывает постепенное духовно-нравственное преображение человека: из атеиста в православного христианина. Шмелев не только продолжает линию Достоевского, но и возвращается непосредственно к древнерусской традиции. В повести «Богомолье», романе «Лето Господне» автор создает образы преображенных людей — святых. Например, образ старца Варнаввы Гефсиманского, который буквально «сияет» благодатью. По тому же пути идет и Б. К. Зайцев, создавая образы святых, например преподобного Сергия Радонежского. Эти писатели, каждый в своей мере, воссоздают в литературе образ преображенного человека.

Русская литература последней четверти ХХ – начала XXI века плотно работает с религиозной тематикой. Чем рискуют авторы, обращаясь к религиозной тематике, и нужно ли вообще касаться этой темы светской литературе – на этот счет существуют разные точки зрения. (использованы материалы статьи кандидата филологических наук, доцента кафедры филологии, издательского дела и редактирования Ульяновского государственного технического университета (Ульяновск) Д. В. Макарова «Идея Преображения человека в русской духовной культуре (От религии к художественной литературе)»

«Часто говорят: церковному читателю претит современная литература, потому что там есть темы, которые не связаны с канонами. Но, конечно, светская литература на то и называется светской. Была даже, если память не изменяет, инициатива духовного лица запретить Лермонтова. Но, мне кажется, душа читателя должна быть как пчела – с каждого цветка брать лучшее», – полагает писатель Сергей Шаргунов, лауреат премий «Дебют» и «Национальный бестселлер».

В обращении к религиозной тематике авторам следует избегать лубочности и нарочитости, уверен Сергей Шаргунов. Однако в современной литературе есть тексты, которые намеренно играют с лубочностью, и это идет им только на пользу. Например, роман «Лавр» Евгения Водолазкина, завоевавший в 2013 году премию «Большая книга». «Многие церковные люди даже возмущались этой лубочностью. В то же время, в романе за ней скрыто много большее, нужно только заглянуть за угол, за грань»(Сергей Чапнин).

Чем рискует писатель, когда начинает говорить на религиозную тему? Алиса Ганиева, лауреат литературных премий «Дебют» и «Триумф», полуфиналист «Большой книги», полагает: риск в том, чтобы провалиться в брешь между интересами разных групп читателей.

«В основном, читатели, как мне кажется, не очень воцерковлены, – говорит Ганиева. – И если углубляться в религиозную проблематику, то можно потерять их интерес. С другой стороны, легко попасть между двух огней: воцерковленные люди могут разглядеть в таком тексте кощунство. Подобные прецеденты случались».

«Полутона часто важнее и серьезнее, чем прямолинейный рассказ в лоб», – уверен Сергей Шаргунов. Но все же главный риск, которого важно избегать писателю, по его мнению, это – профанация и фальшь в тексте.

Писателю важно не скатиться в назидательность, уверен художник Константин Сутягин. Потому что тогда, по его словам, будет уже не искусство, а пастырско-миссионерская работа. Другая проблема современной литературы в описании церковной жизни – в том, что литература превращается в религиозную этнографию. «Церковь описывают так, как путешествие в Африку: вот я съездил в Африку, и там люди ходят в таких шапках, – говорит Сутягин. – Такое описание говорит об утрате бытовой церковной культуры».

Классическая русская литература жила в церковной среде, но не рефлексировала ее. А сегодня эта среда стала интересным продуктом.

«О духовном могут писать люди духовные, – говорит Кучерская. – Литература светская должна знать свое место, она может только возвести очи горе – но не более того. Дело литературы – молочко, которым она может кормить читателя и слушателя. И если это молочко будет достаточно жирным – уже хорошо».

Церковный читатель может многое почерпнуть из текстов, где неявно выражена христианская проблематика или выражена полемично, полагает Евдокия Варакина. И все же, по ее словам, хорошая церковная литература отличается от хорошей светской литературы – пусть и связанной с религиозной темой – чувством меры, внутренним целомудрием. «У нее все-таки остаются запретные темы, она боится соблазнить, – заключает Варакина. – У светского писателя это ограничение снимается. А потому многие светские тексты церковному подростку не дашь».

С этим мнением не соглашается Ирина Языкова, искусствовед, специалист в области христианской культуры: «Пусть лучше церковные подростки проживут свои страсти в романах. В противном случае может получиться ситуация: все в детстве читали хорошие церковные книжки, но почему же тогда у нас такая ужасная церковная жизнь?». (По материалам круглого стола «Религиозная тема в современной литературе» от 10 января 2014 г. Автор -Михаил Боков)

О толерантности написано очень много, вот только на практике все происходит совсем не так. Красивые истории о принятии людей с другим мировоззрением существуют только в книгах, но никак не в реальном мире. В частности, это касается молодого поколения. 

Актуальность проблемы толерантности впервые появилась в литературных произведениях Древней Руси. Странствующий писатель Афанасий Никитин описывал разнообразие религиозных течений в Индии. В своих текстах он зазывал читателя задуматься обо всем многообразии мира и терпимее относиться к людям с другой верой. В нашей выставке представлены книги о людях с разными религиозными верованиями и духовными стремлениями. Художественной литературой на эту тему интересуются и студенты-мусульмане, и славянские читатели-студенты вне зависимости от того атеисты они, или православные, или католики.

Предложенная выставка ни в коем случае не впадает в назидательность, пусть каждый найдет в ней что-то для души.
 

 

 

 



Августин Аврелий (Блаженный).
Исповедь / Августин Аврелий. - СПб. : Азбука, 2011. - 391, [2] с. ; 18 см  4000 экз. (Шифр 2/А185-152653)

Экземпляры: всего:2 - Аб/н(2)
 
Аврелий Августин - один из святых Отцов Церкви, главных христианских философов эпохи патристики. Его перу принадлежат многие сочинения, заложившие основы современной богословской науки. Родившийся язычником, Августин уже в зрелом возрасте принял христианское крещение как результат собственных глубоких рассуждений об истине и вдохновения свыше. "Исповедь" - самая популярная книга Блаженного Августина - по сути является лирической автобиографией, рисующей внутреннее развитие святого от младенчества до окончательного утверждения в православном христианстве. С недостижимым для античной литературы и философии психологическим самоанализом Августин сумел показать в ней противоречивость становления личности... На протяжении пятнадцати веков "Исповедь" волнует сердца искренностью и живой свидетельской манерой повествования о сложном и радостном пути человека к Богу.

 

 



Айтматов, Чингиз Торекулович.
Плаха : роман / Ч. Т. Айтматов ; [худож. Е. Безрученков]. - М. : Известия, 1990. - 304 с. : ил. - (Б-ка сов. прозы). (Шифр худ./А-369-802427)

Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(3), ИКБ(1)

Роман «Плаха» – одно из самых удивительных произведений талантливейшего прозаика нашего времени Чингиза Айтматова. Это одновременно и философская проза, и лирическое поэтическое повествование. Айтматов утверждает право человека на жизнь, духовную свободу и его великую ответственность за жизнь на земле, за жизнь своего народа. Айтматова прежде всего интересует мир людей, их отношения. И оказывается, что этот людской мир раздирают извечные страсти: любовь и ненависть, корысть и жестокость, цинизм и бессердечие. Во второй части романа писатель сталкивает доброго, праведного человека Авдия Каллистратова с миром зла и порока. Авдий – бывший семинарист, перед которым открывалась дорога священнослужителя, но он увлекся ересью в поисках новомыслия, то есть нового современного толкования Христа и христианства. Изгнанный из православного круга веры, Авдий задается целью спасти человечество от греховной скверны и решает «перевоспитать» самых трудных своих современников – наркоманов и отъявленных негодяев. Собирая материал о наркодобытчиках (заготовителях анаши) для местной газеты, Авдий отправляется в предгорные степи Казахстана вместе с группой заготовителей конопли. Его проповедь спасения, наивная и прямолинейная, кончается печально: анашисты избивают его до полусмерти и выбрасывают из вагона мчащегося товарного поезда.

Упрямый Авдий, едва отдышавшись и чуть подлечившийся, снова отправляется в авантюрную поездку – теперь уже с теми «мясозаготовителями», что участвовали в истреблении степных антилоп. Эта поездка тоже заканчивается трагически: «мясники» решают распять незадачливого проповедника на ветвях саксаула. Описывая историю короткой жизни Авдия, Айтматов приоткрывает третий мир –
духовную историю человечества со времен Христа. В размышлениях и видениях Авдия, в его переписке с любимой девушкой Ингой возникает тысячелетняя борьба мудрецов и пророков за спасение человечества, за избавление слабых и грешных людей от корыстных стремлений. Айтматов касается труднейших тем и вопросов нынешнего бытия: природа и назначение человека; в чем смыcл жизни; возможна ли победа добра над злом... Уже в самом начале романа писатель размышляет, почему до сих пор эти вопросы мучают людей; с тех времен, как «люди стали мыслящими существами, они так и не разгадали извечной загадки: отчего зло почти всегда побеждает добро». Авдий Каллистратов тоже пытался решить эту задачу. Он обращается к евангельской истории, к Христу, также распятому на кресте во имя спасения людей и искупления своими страданиями и своей смертью их грехов и пороков. Авдий обладает обостренным чувством времени, истории и в своих галлюцинациях способен почти физически перемещаться в разные эпохи. Так, незадолго до своей гибели он мысленно перемещается в первый век нашей эры, в Иерусалим, где готовится расправа над Христом. Авдий спешит найти Иисуса на тесных улицах святого города, чтобы предупредить его о близком судилище и казни на Голгофе. Этот литературный прием – совмещение далеких событий в сознании современного человека – сам по себе творчески интересен и оригинален. Писатель называет такую способность человека историческим синхронизмом; она присуща многим людям в разной степени, так что ничего фантастического в повествовании о судьбе семинариста нет. Наоборот, подобное сопоставление открывает многовековую перспективу духовных поисков нынешнего молодого человека, его пытливой мысли. А интересуют его – ни много ни мало – вопросы извечные и, судя по всему, неразрешимые. Что есть человек, созданный по образу и подобию Творца? Насколько глубоко в нем коренится животное, злое начало и насколько он человечен?
 
Почему самонадеянное двуногое животное, возомнившее себя венцом земного творения, жаждущее денег, материального комфорта, власти, называет себя человеком? Можно ли переубедить его словом? «Что есть глагол перед звонкими деньгами? – вопрошает Авдий в отчаянии. – Что есть проповедь перед тайным пороком? Как одолеть словом материю зла?» По силам ли наивному и чистому душой Авдию Каллистратову освободить людей от грехов и пороков, направить отпетых наркозаготовителей Гришана, Петруху, Леньку на путь истины и совести? Может быть, прав был писатель и мыслитель начала XX века Василий Розанов, который осмелился задать рискованный вопрос: не явился ли Христос на Землю слишком рано, когда люди были еще не готовы принять Его заветы? Но вот прошло еще две тысячи лет, а люди остались по сути своей теми же. Мудрый Чингиз Айтматов не скрывает своего ответа на такой вопрос. Он почти не верит в спасительный финал на Земле. Айтматов не собирается запугивать читателя: Страшный суд идет уже давно, вся история человечества и есть Страшный суд. Он, по словам Христа, «давно уже свершается над нами». Не имеют значения ни религиозные войны, ни национальные, ни идеологические различия. И без них, если только продолжать жить на земле так, как живут сейчас миллиарды людей, человечество приближается к краю пропасти... И если бы люди не ведали, что творят! Так нет – великолепно знают, но продолжают творить, а точнее сказать, вытворять.

 

 



​Андреев, Леонид Николаевич.
Иуда Искариот : рассказы ; Пьеса / Л.Н. Андреев ; [сост. Т. Шеханова]. - М. : Худож. лит., 1999. - 618 с. (Шифр худ./А655-402113) 
 
Экземпляры: всего:5 - ЦРиПЧ(5)
 
Рассказ «Иуда Искариот» был задуман в 1906 году: в марте Андреев, живший тогда в Швейцарии, просил своего брата Павла прислать ему книги Ренана и Штрауса «Жизнь Иисуса». В мае того же года он сообщал Серафимовичу: «Между прочим, я подумываю со временем — написать «Записки шпиона», нечто по психологии предательства». Однако окончательное решение этот замысел получил только в декабре 1906 года на Капри, куда Андреев переехал из Германии после смерти жены. 30 января (12 февраля) 1907 года М. Горький сообщил Е. Пешковой: «Леонид написал рассказ «Иуда Искариот и другие» — два дня мы с ним говорили по этому поводу, чуть не до сумасшествия, теперь он переписывает снова. Вещь, которая будет понята немногими и сделает сильный шум». Горький оказался прав: произведение Андреева получило много противоположных оценок. А. Луначарский назвал этот рассказ «литературным шедевром». Л. Толстой отозвался об «Иуде…» резко негативно: «Ужасно гадко, фальшь и отсутствие признака таланта. Главное зачем?» Можно по-разному относиться к рассказу Л. Андреева, но не подлежит сомнению формулировка М. Волошина, назвавшего это произведение «евангелием наизнанку».
 

 

 



Антарова, Конкордия Евгеньевна.
Две жизни : в 2 ч. / К. Е. Антарова. - М. : "Сиринъ" : Скорпион. - 1993. - ISBN 5-85718-001-5
Ч.1. - 1993. - 526 с. (Шифр худ./А720-676488)


Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Антарова, Конкордия Евгеньевна.
Две жизни : в 2 ч. / К. Е. Антарова. - М. : "Сиринъ" : Скорпион. - 1993. - ISBN 5-85718-001-5
Ч.2. - 1993. - 510 с. (Шифр худ./А720-426893)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Оккультый роман, весьма популярный в кругу людей, интересующихся идеями Теософии и Учения Живой Этики. Герои романа – великие души, завершившие свою духовную эволюцию на Земле, но оставшиеся здесь, чтобы помогать людям в их духовном восхождении. По свидетельству автора – известной оперной певицы, ученицы К.С. Станиславского, солистки Большого театра К.Е.Антаровой (1886-1959) – книга писалась ею под диктовку и была начата во время второй мировой войны. Книга «Две жизни» записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с действительным Автором посредством яснослышания – способом, которым записали книги «Живой Этики» Е.И. Рерих и Н.К. Рерих, «Тайную Доктрину» – Е.П. Блаватская. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой Этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Это тот же Источник Единой Истины, из которого вышли Учения Гаутамы Будды, Иисуса Христа и других Великих Учителей. Впервые в книге, предназначенной для широкого круга читателей, даются яркие и глубокие Образы Великих Учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. 



Бахревский, Владислав Анатольевич.
Аввакум : роман / В.А. Бахревский. - Москва : АРМАДА, 1997. - 568 с. - (Вера). (Шифр худ./Б306-626540)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман посвящен истории подвижнической деятельности опального служителя православной церкви, знаменитого расколоучителя XVII века, протопопа г. Юрьевца-Поволжского Аввакума Петровича. Происходивший из бедной семьи, угрюмого и строгого нрава, Аввакум приобрел известность как ревнитель православия, беспощадный преследователь беззакония и отступлений от церковных правил, непримиримый противник нововведений патриарха Никона. Практически вся жизнь Аввакума прошла в опале. Неоднократно подвергнутый ссылкам, в 1666 году он был расстрижен, проклят и сослан в Пустозерск, где прожил свои последние 14 лет на хлебе и воде в земляной тюрьме. Но от веры не отступился. После очередного послания царю Федору Алексеевичу, содержащего хулу на царя Алексея Михайловича и патриарха Иоакима, государь решил судьбу раскольника. В апреле 1681 (82?) года, вместе со своими сторонниками Лазарем, Епифанием и Федором Аввакум был заживо сожжен в срубе...
 

Бахревский, Владислав Анатольевич.
Никон : роман / В.А. Бахревский. - М. : АРМАДА, 1997. - 490 с. - (Вера). (Шифр худ./Б306-078334)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман посвящен сложному и интересному XVII веку русской истории, эпохе борения русской общественной и религиозной мысли, периоду царствования Алексея Михайловича Романова. Тематически "Никон" продолжает предыдущий роман автора "Тишайший".
 




Бегбедер, Фредерик.
Я верую - Я тоже нет : диалог между нечестивцем и епископом при посредничестве Рене Гиттона : пер. с фр. / Ф. Бегбедер, Ж. -М. Фалько ди. - М. : Иностранка, 2007. - 351 с. - (The best of Иностранка). (Шифр худ./Б371-742906)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Фредерик Бегбедер - звезда современной французской литературы и ниспровергатель ее основ, знаменитый скандалист, хулиган и бунтарь. Жан-Мишель ди Фалько - католический епископ, известнейший публицист и страстный полемист, автор популярных книг на религиозные темы. Диалог между влиятельным католическим иерархом и убежденным атеистом, между опытным "адвокатом Бога" и непримиримым критиком всех возможных устоев; они беседуют на вечные темы - о судьбе и счастье, о любви и смерти, о церкви и молитве. Вечный спор верующего с неверующим, священника с писателем. Это увлекательный, живой разговор, к которому участники возвращались в течение трёх лет, с 2001-го по 2004 год, обсуждая самые важные, животрепещущие темы человеческого бытия на фоне мировых катаклизмов и столкновений разных цивилизаций. Писатель-атеист и священнослужитель искренне и откровенно делятся своими переживаниями, попутно обсуждая всё, чем дышит окружающий мир. 

​Бельский, Александр.
Расскажу я вам, друзья... : [сб. рассказов и сказок] / А. Бельский. - Архангельск : ОАО "ИПП "Правда Севера", 2007. - 382 с. (Шифр худ./Б442-533047)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Автор книги - 65-летний архангелогородец, выходец из Лешуконья. Сборник состоит из разделов "Рассказы и сказки вперемешку", "Фривольные истории Яшки Ешкина", "Рассказы из детства". Всё это - незатейливые истории из жизни, неспешный разговор о людских судьбах, о православии и приходе к Богу...

Берджесс, Энтони.
Человек из Назарета : роман : пер. с англ. / Э. Берджесс. - М. : Текст, 2000. - 365 с. (Шифр худ./Б483-379080)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Земная жизнь Иисуса Христа, увиденная глазами человека двадцатого века. Автору удалось создать свои, совершенно неповторимые образы Христа, Иосифа, Марии, Иоанна Крестителя. В романе действуют многочисленные исторические персонажи, широко представлены детали быта Иудеи двухтысячелетней давности, и в то же время - это роман о сегодняшнем дне, о неизменных  с момента сотворения мира человеческих страстях, о непостижимом во все времена Божием Промысле.
Браун, Дэн.
Ангелы и демоны : роман : пер. с англ. / Д. Браун ; [пер. Г. Б. Косов]. - М. : АСТ ; М. : АСТ Москва, 2006. - 606[2] с. (Шифр худ./Б875-952888)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Иллюминаты. Древний таинственный орден, прославившийся в Средние века яростной борьбой с официальной церковью. Легенда далёкого прошлого? Возможно…Но – почему тогда на груди убитого при загадочных обстоятельствах учёного вырезан именно символ иллюминатов? Приглашённый из Гарварда специалист по символам и его напарница, дочь убитого, начинают собственное расследование – и вскоре приходят к невероятным результатам…




Браун, Дэн.
Код да Винчи : роман : пер. с англ. / Д. Браун. - М. : АСТ ; М. : Матадор, 2005. - 542 с. (Шифр худ./Б875-780988)
 
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Секретный код скрыт в работах Леонардо да Винчи... Только он поможет найти христианские святыни, дающие немыслимые власть и могущество… Ключ к величайшей тайне, над которой человечество билось веками, наконец, может быть найден...Роман мог остаться незамеченным различными христианскими религиозными деятелями, если бы на первой странице книге не утверждалось об истинности описываемых событий. В критике обращается внимание на большое количество неточностей в изложении истории, толковании исторических фактов и использование разного рода неподтверждённых легенд. Архиепископ Анджело Амато, являющийся вторым человеком в Ватикане после Папы Римского, призывал всех католиков бойкотировать фильм. Амато назвал книгу Брауна «пронзительно антихристианской, полной клеветы, преступлений и исторических и теологических ошибок относительно Иисуса, Евангелия и враждебную церкви». Однако роман, написанный в жанре интеллектуального детективного триллера, смог пробудить широкий интерес к легенде о Святом Граале и месту Марии Магдалины в истории христианства. 

​Браун, Дэн.
Утраченный символ : [роман] / Д. Браун ; [пер. с англ.: Е. Романова, М. Десятова]. - Москва : АСТ : Астрель, 2010. - 570 с. (Шифр 84.7Сое/Б 87-250786)

Экземпляры: всего:1 - ХЛ(1)

Приключения Роберта Лэнгдона продолжаются. На этот раз ему предстоит разгадать величайшую тайну масонов, которая способна изменить мир. Веками хранимые секреты, загадочные знаки и символы - и смертельно опасное путешествие по лабиринтам прошлого...




Булгаков, Михаил Афанасьевич.
Мастер и Маргарита : роман / М. А. Булгаков. - М. : Мир книги : Литература, 2007. - 479 с. - (Бриллиантовая коллекция). (Шифр худ./Б907-108561)
 
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Кроме борьбы света и тени в романе «Мастер и Маргарита» рассматривается еще одна важная проблема - проблема человека и веры. Слово «Вера» неоднократно звучит в романе не только в привычном контексте вопроса Понтия Пилата к Иешуа Га-Ноцри: «…веришь ли ты в каких-нибудь богов?» «Бог один, - ответил Иешуа, - в него я верю», - но и в гораздо более широком смысле: «Каждому будет дано по его вере». В сущности, вера в последнем, более широком смысле, как величайшая нравственная ценность, идеал, смысл жизни, является одним из оселков, на котором проверяется нравственный уровень любого из персонажей. Вера во всемогущество денег, стремление любыми средствами хапнуть побольше - это своеобразное кредо Босого, буфетчика. Вера в любовь - смысл жизни Маргариты. Вера в доброту - главное определяющее качество Иешуа. Страшно потерять веру, как теряет Мастер веру в свой талант, в свой гениально угаданный роман. Страшно этой веры не иметь, что свойственно, например, Ивану Бездомному. За веру в мнимые ценности, за неумение и душевную лень найти свою веру человек бывает наказан, как в булгаковском романе персонажи наказаны болезнью, страхом, муками совести. Но совсем страшно, когда человек сознательно отдает себя служению мнимым ценностям, понимая их ложность.

​Валтари, Мика.
Тайна царствия. – М.: Ника-центр, 1995. –ISBN: 5-7101-0076-5

 

Мика Валтари – большой мастер исторического романа – построил произведение в виде репортажа о страстях Христовых, увиденных скептическим и одновременно пораженным взглядом образованного римлянина, пустившегося на поиски тайны царствия.  Когда римский патриций Маркус Мецентий Манилий прибывает в Иерусалим, то застает огромную толпу у трех крестов, возвышающихся над городом… В залах Александрийской библиотеки, изучая философию и астрологию, он понял, что в мире людей грядет переворот. Он делает открытие: в Иудее появился на свет Царь Мира… «Тайна царствия» в большей степени историческая книга, чем философская.

​Во, Ивлин.
Елена : роман : пер. с англ. / И. Во. - М. : Текст, 2003. - 255[1] с. - (Квадрат). (Шифр худ./В610-348262)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Действие романа происходит в  третьем веке в Римской империи; в центре повествования -  судьба Елены Флавии, матери императора Константина. Жизнь этой женщины, по легенде нашедшей части креста, на котором был распят Иисус Христос, совпала с признанием христианства как официальной религии Римской Империи. На русском языке роман публикуется впервые. 

 

 



​Водолазкин, Евгений.
Лавр / Е. Водолазкин. - Москва : АСТ , 2017. - 440 с. (Шифр -792675)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ (1)
 
Евгений Водолазкин – филолог, специалист по древнерусской литературе. Действие романа происходит в средневековой Руси в XV веке. Главный герой — травник Арсений, обладающий целительными способностями, выросший у деда Христофора, грамотея и ведуна. Его тайная возлюбленная, невенчаная жена Устина умирает во время родов, их сын погибает в утробе. Арсений, сокрушаясь, что Устина умерла из-за него и без причастия, стремится искупить грех и отмолить её душу, посвятив ей свою жизнь. С неослабевающей любовью к Устине он в течение своей долгой жизни становится странствующим травником, исцеляющим людей, юродивым, принявшим имя своей возлюбленной, путешествует паломником в Иерусалим и обратно, постригается в монахи, а потом в схиму, приняв имя Лавр. Так жизнь превращается в житие. Он выхаживает чумных и раненых, убогих и немощных, и чем больше жертвует собой, тем очевиднее крепнет его дар. Но возможно ли любовью и жертвой спасти душу человека, не сумев уберечь ее земной оболочки?
​Вознесенская, Юлия Николаевна.
Мои посмертные приключения : [повесть] / Ю. Н. Вознесенская. - 3-е изд. - М. : Эксмо ; М. : Лепта-Пресс ; М. : Яуза, 2005. - 308, [12] с. : ил. (Шифр худ./В645-849617)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Это повесть-притча, образно повествующая о том, что ждет нас после смерти. В удивительных и порой страшных приключениях главной героини книги в загробном мире читателю открываются духовные истины, хранимые Православной Церковью. Что такое мытарства души, что ждет нас после смерти, какие искушения подстерегают нас – об этом рассказывает книга – собрание крупиц духовной мудрости и опыта многих людей.

 

 



Вознесенская, Юлия Николаевна.

 

Путь Кассандры, или Приключения с макаронами / Юлия Вознесенская ; [худож. Ю. Тимошенко]. - Москва : Вече: Грифъ: Лепта, 2012. - 586, [1] с. : ил. ; 20 см  6000 экз. (Шифр 84/В645-930546)
 

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 

Книга Юлии Николаевны Вознесенской "Путь Кассандры, или Приключения с макаронами" – футуристический роман-антиутопия, повествующий о временах господства на земле Антихриста-Лжемессии. Главная героиня книги, девушка Кассандра, возрожденная для настоящей жизни великим чудом любви, преодолевает множество трудностей и находит свой путь к Богу. Повесть "Путь Кассандры" – еще одна попытка напомнить нам, что конец света наступит, по словам апостола Павла, когда оскудеет любовь, а люди станут самолюбивы, горды, надменны, злоречивы, неблагодарны и жестоки…Объединенная Европа после экологической катастрофы оказывается под властью президента, называющего себя спасителем и мессией. Уцелевшие люди живут при тоталитарном режиме, где главным способом существования является глобальная компьютерная сеть - "Реальность", к которой они подключены. Кассандра отправляется на помощь к своей заболевшей бабушке. Попадая в непривычный мир - "Обыденную жизнь", героиня узнает правду о таких "нормальных" явлениях как "обязательная эвтаназия", "клоны", "экологическая полиция", "асы"…Пережив опасные приключения, совершив подвиги, встретив первую любовь и бежав из лагеря смертников, Кассандра побеждает все препятствия и неожиданно для себя становится человеком…Рекомендовано к изданию Издательским Советом Русской  Православной Церкви.
Вознесенская, Юлия Николаевна.
Эдесское чудо: роман.

В своей новой книге знаменитая писательница, автор бестселлера "Мои посмертные приключения" и номинант Патриаршей премии 2010 г. Ю.Н. Вознесенская обращается к жанру исторического романа. На основе древней истории о девице Евфимии и о чуде, совершенном святыми Самоном, Гурием и Авивом, покровителями брака, автор воссоздает удивительную атмосферу эпохи раннего христианства. Под пером Юлии Вознесенской предание оборачивается увлекательными, захватывающими и даже опасными приключениями… но самым удивительным оказывается конец этой истории!
 
Вознесенская, Юлия Николаевна.
Утоли моя печали : [сборник рассказов] / Ю. Н. Вознесенская. - Москва : Яуза-пресс : Лепта-Книга : ЭКСМО, 2009. - 285, [1] с. ; 20 см. - (Бестселлеры Ю. Вознесенской). - Др. кн. авт. на 4-й с. обл.  4000 экз. (Шифр худ./В645-243663)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Тяжелая болезнь, уход близкого человека, развод, несчастная любовь - людям часто приходится сталкиваться с тяжелыми обстоятельствами, которые кажутся непреодолимыми. Сборник рассказов Ю. Вознесенской подсказывает, как с помощью веры превозмочь беду и справиться с самыми отчаянными жизненными ситуациями.

 

 

 



​Гессе, Герман.
Сиддхартха ; Нарцисс и Гольдмунд : пер. с нем. / Г. Гессе. - [б. м.] : ФИТА Лтд., 1993. - 460 с. (Шифр худ./Г437-623438)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Литературоведы относят произведение  к аллегорической притче. В центре повествования молодой брахман, имя которого вынесено в заглавие. Для такого автора, как Герман Гессе, "Сиддхартха", содержание которого завораживает с первых страниц, - отличный способ донести свои мысли и идеи до читателя. Главные герои - юный брахман Сиддхартха и его близкий товарищ Говинда. Они посвящают свою жизнь поиску Атмана. Атман - одно из ключевых понятий индийской философии и индуизма. Это вечная сущность, высшее "Я", которое есть в каждом человеке и у всех живых существ в принципе. Встает на этот путь и Сиддхартха. Герман Гессе делает его нищим и аскетом, только так можно добиться желаемого результата, считает он. За ним следует и его товарищ Говинда. В пути главный герой начинает подозревать, что все его мысли ошибочны. Но все же он совершает паломничество к Гаутаме, но не принимает его учения. Он считает, что невозможно стать Буддой, поддавшись чьему-либо влиянию или учению. Пути просветления необходимо достичь только самостоятельно, на собственном опыте. Поэтому он решает отправиться в свой путь, в то время как его товарищ Говинда присоединяется к ученикам Гаутамы. Покинув Гаутаму, главный герой стремится познать окрестности и удивительные красоты окружающего мира. Так продолжает описывать его дальнейшие странствия Герман Гессе. Сиддхартха прибывает в большой город, в котором встречает девушку легкого поведения - Камалу. Ее он просит обучить его искусству любви. Однако, для этого необходимы деньги, и немалые. Поэтому он идет в торговлю. Благодаря недюжинному образованию и уму, добивается успехов, его дела скоро идут в гору. При этом он скептически поначалу относится к мирским потребностям человека в деньгах и власти, даже называя это странной особенностью "людей-детей". Однако, вскоре сам погружается в роскошь и становится одним из их представителей. Прозрение к главному герою приходит через много лет, он внезапно вспоминает, ради чего затеял этот путь и к чему должен прийти. Вскоре он достигает реки, которую уже пересекал, когда паромщик пророчил ему возвращение. Он находится в тяжелом душевном состоянии, едва не гибнет, решив покончить собой и утонуть. Однако спасается, но понимает, что был только сильнее пойман в колесо Сансары. Это еще одно из ключевых понятий в индуистской философии, означающее круговорот рождения и смерти в различных мирах, ограниченных кармой конкретного человека. Пробуждаясь от глубокого сна, Сиддхартха обнаруживает подле себя бывшего товарища Говинду, который много лет назад выбрал учение Будды и пошел за ним. Пообщавшись с Говиндой, автор погружает своего героя в медитацию - это отличительный прием, которым пользуется Герман Гессе. Сиддхартха ощущает, что снова оказался в начале своего пути. Еще более остро осознает, что чужие знания ничто, важен только личный опыт.  И сегодня остается немало поклонников романа "Сиддхартха". Герман Гессе отзывы о своем творении получал еще при жизни. Обсуждаемым это произведение остается и до сих пор. Особенно его финал. Главный герой еще раз встречается с другом своей юности Говиндой, который много лет назад перешел под крыло Будды Гаутама. В конце жизни Сиддхартха уже закончил свой путь, а Говинда все еще ищет цель и главное предназначение в своей жизни. Именно тогда становится очевидным, кто из героев сделал правильный выбор десятки лет назад. Сиддхартха бережно передает товарищу все полученные знания, истинную сущность природы вещей. Уникальным это произведение делает то, что Будда, которым в итоге становится сам главный герой, показан не только со своей просветленной стороны, но и с человеческой. 

Голгофа : библейские мотивы в русской поэзии / И. С. Никитин [и др.]. - М. : АСТ ; Харьков : Фолио, 2001. - 464 с. - (Б-ка "Р.Х. 2000" : В силе духа). (Шифр худ./Г60-111553)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Сборник является антологией русской библейской поэзии XIX века. В книгу вошли произведения И. С. Никитина, В. С. Соловьева, Д. С. Мережковского, К. Д. Бальмонта, З. Н. Гиппиус, И. А. Бунина, В.Н. Брюсова и других поэтов. В книге сохранена орфография и пунктуация авторов.


​Грин, Грэм.
Сила и слава ; Путешествия с тетушкой ; Почетный консул : романы : пер. с англ. / Г. Грин ; [сост., авт. предисл. Г. А. Анджапаридзе]. - М. : Радуга, 1990. - 606,[2]  с. ; 22 см. - (Мастера современ. прозы). (Шифр худ./Г85-723331)
 
 
Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(4)
 
 
В романе "Сила и слава" Грин пишет о Церкви в годы гонений. Книга переносит нас в глухой южный штат Мексики начала ХХ века, где губернатор стоит на позиции непримиримой борьбы с Церковью. Его цель соответствует направлению светских реформ - уничтожению христианства. Духовенство объявлено вне закона. Епископы и священники вынуждены бежать. Остаются лишь двое. Одного принудили вступить в брак, чтобы он не имел возможности совершать богослужения, а второй много лет скрывается от полиции и продолжает свое дело тайно. Он-то и есть главный персонаж романа. Автор не называет его по имени, он хочет видеть в нем безымянного героя веры, ибо через него проявилась сила и слава Церкви. 



Гюго, Виктор.
Собор Парижской богоматери : роман : пер. с фр. / В. Гюго. - Ленинград : Худож. лит., 1989. - 416 с. - (Классики и современники. Зарубежная литература). (Шифр худ./Г99-127861)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман был написан Гюго с целью вывести в качестве главного героя готический собор Парижа, который в то время собирались снести, либо модернизировать. Вслед за выходом романа во Франции, а затем во всей Европе развернулось движение за сохранение и реставрацию готических памятников.
 
История, пережившая века, ставшая каноном и давшая своим героям славу нарицательных образов.  История любви и трагедии. Любви тех, кому любовь была не дана и не позволена - религиозным саном, физической немощью или чужой злой волей. Цыганка Эсмеральда и глухой горбун-звонарь Квазимодо, священник Клод Фролло и капитан королевских стрелков Феб де Шатопер, прекрасная Флёр-де-Лис и поэт Пьер Гренгуар... И над всеми ними, над переплетениями страстей и над средневековым Парижем довлеет незыблемая твердыня готического собора Нотр-Дам-де-Пари - Собора Парижской Богоматери.  

 

​Данте Алигьери
Божественная комедия ; Новая жизнь : пер. с итал. / Данте Алигьери. - М. : АСТ ; М. : НФ "Пушкинская б-ка", 2002. - 736 с. - (Золотой фонд мировой классики). (Шифр худ./Д19-361372)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
«Комедия» — плод всей второй половины жизни и творчества Данте; это его последнее и самое зрелое произведение. В нём с наибольшей полнотой воплотилось мировоззрение поэта. Согласно католической традиции, загробный мир состоит из ада, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилища — местопребывания искупающих свои грехи грешников, и рая — обители блаженных. Данте детализирует это представление и описывает устройство загробного мира, с графической определённостью фиксируя все детали его архитектоники. 

 

​Делибес, Мигель.
Еретик: роман. – М.: Махаон, 2003. – (Современная классика). - ISBN: 5-18-000538-8
 
 
Мигель Делибес, корифей и живой классик испанской литературы, лауреат всех мыслимых литературных премий давно и хорошо известен в России ("Дорога", "Пять часов с Марио", "У кипариса длинная тень"). Роман "Еретик" выдвигался на Нобелевскую премию. "Еретик" - напряженный, динамичный исторический роман. По Европе катится волна лютеранства, и католическая церковь противопоставляет ей всю мощь Инквизиции. В Испании переполнены тюрьмы, пылают костры, безостановочно заседает Священный Трибунал, отдавая все новых и новых еретиков в руки пыточных дел мастеров... В центре повествования - судьба Сиприано Сальседо, удачливого коммерсанта, всей душой принявшего лютеранство и жестоко за это поплатившегося. "Еретик", пожалуй, лучшее из всего написанного Делибесом. Без этой книги литература XX века много бы потеряла". 

 

 

 

Достоевский, Федор Михайлович.
Братья Карамазовы : роман / Ф. М. Достоевский. - Москва : АСТ : АСТ Москва, 2009. - 781, [1] с. ; 21 см. - (Золотая классика)  3000 экз. (Шифр худ./Д706-429037)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Самый сложный, самый многоуровневый и неоднозначный из романов Достоевского, который критики считали то "интеллектуальным детективом", то "ранним постмодернизмом", то - "лучшим из произведений о загадочной русской душе". Роман, легший в основу десятков экранизаций, - от предельно точных до самых отвлеченных, но не утративший своей духовной силы...

Три брата, Иван, Алексей (Алёша) и Дмитрий (Митя), «заняты разрешением вопросов о первопричинах и конечных целях бытия», и каждый из них делает свой выбор, по-своему пытаясь ответить на вопрос о Боге и бессмертии души. Образ мысли Ивана нередко подытоживают одной фразой: «Если Бога нет, всё позволено». Достоевский, по сути, этот постулат разделяет со своим персонажем. Однако различие между Достоевским и Иваном состоит в том, что Достоевский, пройдя в молодости через атеизм, выбрал путь веры в Бога, в то время как Иван в бессмертие души не верит и страдает от своего неверия. Алёша, в отличие от своего брата Ивана, «убежден в существовании Бога и бессмертии души» и решает для себя: «Хочу жить для бессмертия, а половинного компромисса не принимаю». К тем же мыслям склоняется и Дмитрий Карамазов. Дмитрий чувствует «невидимое участие в жизни людей мистических сил» и говорит: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей». Но и Дмитрий временами не чужд сомнений: «А меня Бог мучит. Одно только это и мучит. А что как Его нет? Что, если прав Ракитин, что это идея искусственная в человечестве? Тогда, если Его нет, то человек шеф земли, мироздания. Великолепно! Только как он будет добродетелен без Бога-то? Вопрос! Я все про это». 

 

 

 



Еськов, Кирилл.
Евангелие от Афрания.
 
 
«Евангелие от Афрания» — роман Кирилла Еськова, написанный в жанре, совмещающем криптоисторию и детектив. Роман описывает события, связанные с деятельностью Иисуса Христа и его распятием. Является своеобразным «ответом» автора на книгу проповедника Джоша Макдауэлла «Доказательства воскресения», пытающуюся доказать действительность чудесного воскресения Христа с рациональных позиций. Название романа связано с тем, что вторая часть написана от имени Афрания — начальника тайной стражи, описанного Булгаковым в «Мастере и Маргарите». Роман состоит из двух частей. В первой последовательно разбираются основные моменты евангельской истории, даётся их оценка и акцентируется внимание на некоторых особенностях описываемых событий, которые обычно упускают из виду. Автор ставит цель построить такую версию библейских событий, которая была бы полностью внутренне непротиворечива, не требовала предположений о лжи авторов канонических евангелий и Христа, но при этом объясняла бы весь комплекс связанных с распятием Христа событий с чисто материалистических позиций. Вторая часть — это, собственно, роман, в художественной форме излагающий построенную автором версию.

Автор строит свои рассуждения на основе логики и здравого смысла, опираясь на Евангелия и ряд религиозных и религиозно-нейтральных исторических источников. Чтобы не вступать в спор по около-богословским вопросам и избежать споров о правдивости евангелистов и историчности евангельских персонажей, он строит свою версию, приняв за основу ряд базовых принципов:

• Четыре канонических Евангелия априори признаются историческими источниками. В качестве базовой работы, объединяющей сведения, сообщённые в Евангелиях, используется «Жизнь Иисуса» Фаррара, написанная с ортодоксальных христианских позиций.

• Авторство канонических Евангелий и история их написания полагается соответствующей классическому христианскому канону.

• Евангелисты полагаются честными и порядочными людьми, описавшими то, что видели и слышали сами. Предположения о недобросовестности того или иного евангелиста разрешается выдвигать только в том случае, если иным способом окажется невозможным построить логически непротиворечивую картину происходящего.

• С другой стороны, учитывается то, что любой честный человек может добросовестно заблуждаться, неверно оценивать происходящее или быть намеренно введён в заблуждение теми или иными силами, с той или иной целью. Кроме того, в некоторых случаях Евангелия пишут о событиях, свидетелями которых их авторы заведомо не могли быть (например, происходивших при дворе иудейского царя). Поскольку ничем, кроме пересказа слухов, такое сообщение быть не может, оно принимается как доказательство наличия слухов, но не как свидетельство о самом событии.

Вторая часть книги представляет собой якобы найденный археологами где-то в пещере в запечатанном сосуде отчёт военного трибуна Афрания, начальника тайной стражи при прокураторе Иудеи. Отчёт адресован проконсулу Сирии Луцию Вителлию и представляет собой своеобразное «посмертное письмо», которое должно отправиться адресату, если автор внезапно умрёт или будет арестован; таким образом Афраний застраховался от возможных шагов прокуратора, для которого он является весьма опасным свидетелем. В отчёте Афраний описывает операцию «Рыба», которая под его руководством и с устного разрешения прокуратора в глубочайшей тайне проводилась в течение нескольких лет имперской тайной стражей. Целью операции было создание на базе одной из религиозных общин, существовавших в описываемое время на оккупированных римлянами землях, сильной, влиятельной религии, провозглашающей смирение и отказ от вооружённой борьбы с римскими захватчиками. Распространение такой религии могло бы подорвать авторитет иудаизма, разрушить единство еврейских террористов — сикариев и религиозных фанатиков, на котором во многом держалась многолетняя партизанская война на еврейских территориях.




Завацкая, Яна.
Ликей: роман. – М.:Эксмо, Яуза, Лепта-Экспресс, 2006. - Серия: Вознесенская. Роман-миссия. – ISBN: 5-699-16237-2
 
 
Роман Яны Завацкой написан в жанре антиутопии. XXII век. Цивилизация отошла от технологического пути развития и занялась развитием духовным. Возникает система элитарного воспитания - "Ликей", которая взращивает новое общество "сверхлюдей" - избранную часть человечества, правящую касту. Они умны, честны, добродетельны и даже духовны. Со стороны все очень гуманно и благородно. Остальному человечеству предоставлены все виды свобод: от мировоззренческой до сексуальной, оно получило и хлеб, и зрелища. Но что-то не так в этой системе, представляющей собой новую модель тоталитарного общества. Главная героиня романа, юная американка Джейн, проходит практику в столице России - Санкт-Петербурге. Ее задача состоит в инспектировании генетических консультаций. Но образцовая выпускница "Ликея", столкнувшись с жизнью "варварского народа", узнает много нового - и о людях, и о себе, и вообще о жизни. Ей есть над чем задуматься: продолжать деятельность "на благо человечества", гордо возвышаясь над всеми людьми, или стать человеком самой - такой, какой создал Бог... 


​Зайцев, Борис Константинович.
Сочинения : в 3 т. / Б. К. Зайцев. - Москва : Худож. лит. ; М. : ТЕРРА. - 1993. - ISBN 5-85255-378-6
 
 
Т. 2 : Преподобный Сергий Радонежский. Алексей Божий человек. Сердце Авраамия. Странное путешествие. Авдотья-смерть. Анна. Афон. Валаам. Москва / [сост., авт. подгот. текста, авт. коммент. Е. Воропаева, сост., авт. подгот. текста А.Тархов]. - 1993. - 588 с. (Шифр худ./З-177-959197)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Во 2-й том  сочинений классика Серебряного века и русского зарубежья Бориса Константиновича Зайцева (1881–1972) вошли житийное повествование «Преподобный Сергий Радонежский» (1925), лирические книги его паломнических странствий «Афон» (1928) и «Валаам» (1936), религиозные повести и рассказы, а также очерки из «Дневника писателя», посвященные истории, развитию и традициям русской святости. Монахи, оптинские старцы, странники и блаженные, выдающиеся деятели церкви и просто русские православные люди, волею судьбы оторванные от России, но не утратившие духовных связей с нею, – герои этой книги. И в центре – образ любимейшего святого русского народа – преподобного Сергия Радонежского, явившего, но словам Зайцева, в себе сочетание «в одном рассеянных черт русских», пример «ясности, света прозрачного и ровного». Глава "Валаам" посвящена поездке писателя в Валаамский монастырь в 30-х гг. ХХ века. Есть материалы из истории монастыря.
 

 
 




Зайцев, Борис Константинович.
Изгнание: рассказ //Дальний край : роман ; Повести и рассказы / Б. К. Зайцев ; [сост., авт. вступ. ст., авт. примеч. Т. Ф. Прокопов, худож. М. В. Осипова]. - М. : Современник, 1990. - 669,[2]  с. : ил.

«Изгнание» - рассказ о том, как безвозвратно уходит в прошлое больная, но и до боли прекрасная, любимая жизнь. В кругу произведений 1910-х годов рассказ можно считать одним из программных. Сюжетная композиция перекрещивает два изгнания героя. Первое изгнание из России – вынужденная политическая эмиграция молодого московского адвоката, попавшего в силу собственной порядочности в поток антиправительственного движения и выброшенного противоположно движущимся потоком охранительных сил из России. Зайцев подчеркивает в герое его глубокое чувство родной земли. Второе изгнание: от суеты и бурь в одинокую и чистую духовность, воплощением которой служат для героя Христос и Франциск Ассизский. Александр бежит от «грохота культур, войн, переворотов и цивилизаций» в поисках  «незыблемого»: человеческого сердца, духовной чистоты и неподкупности. Двойное изгнание героя объяснено писателем как следствие распада организма русской жизни, как отщепенство и духовный поиск, завершившийся исходом-трагедией и исходом-печалью – странничеством. 
Зейдан, Юсуф.
Азазель: роман. – М.: Астрель, 2013. –  ISBN: 978-5- 271-5
 
Автора сенсационного романа о поисках веры и религиозном насилии, об искушениях и отношениях между мужчиной и женщиной, называют арабским Дэном Брауном. Эта книга запрещена в ряде восточных стран, что не помешало ей стать международным бестселлером! Главный герой - монах Гипа, человек робкий и тревожный, - стал свидетелем кровавых расправ над близкими ему людьми и оттого - засомневался в существовании Бога. Перед читателем разворачивается картина внутренних борений, надежд, падений и воскрешения трепетной и мятущейся души человека, волею судьбы ставшего очевидцем драматических событий истории Восточной Церкви V века и пережившего духовный и нравственный разлад. 

 

 

 



Казандзакис, Никос. (1883-1957).
Последнее искушение Христа : [роман : пер. с новогреч.] / Н. Казандзакис ; [пер. А. Васильев]. - СПб. : Азбука : Азбука-Аттикус, 2012. - 412, [1] с. ; 21 см. - (Экранизированная классика).
 
«Последнее искушение Христа» - своеобразный итог религиозно-философских поисков писателя. В этом романе Казандзакис, испытавший в молодости влияние Ницше и Бергсона, переживший увлечение буддизмом и вдохновленный идеями раннего аскетического христианства, дал свою, отличную от канонической, трактовку образа Христа. Отрицательно встреченный Римско-католической церковью, роман был сразу занесен в список запрещенных книг. Спустя 30 лет о Казандзакисе и его романе заговорили снова в связи с выходом на экраны одноименного фильма Мартина Скорсезе. Для того чтобы подняться на вершину жертвенности – Крест – и приблизиться к вершине духовности – Богу, Христос преодолел все то, что преодолевает каждый борющийся человек. Вот почему нам так близка Его боль, а окончательная победа кажется нашей собственной грядущей победой. Человеческая природа Христа помогает нам понять и пережить его страдания как наши собственные. Ведь если бы в Нем не было частицы человеческого тепла, вряд ли Он смог бы столь глубоко тронуть наши сердца. Мы видим, что не одиноки, что Он борется вместе с нами. Каждое мгновение жизни Христа – борьба и победа. Он преодолел мирские соблазны, преодолел желание простого человеческого счастья и, постоянно обращая плоть в дух и поднимаясь все выше, достиг вершины Голгофы, взошел на Крест. Но на этом борьба Христа не закончилась. На Кресте Его ждало Искушение – Последнее Искушение. Вспышкой молнии озарил дух Зла угасающее сознание Распятого, представив Его мысленному взору призрачную картину мирной, счастливой жизни. Будто бы Он принял легкий путь простого смертного, женился, имел детей, был любим и уважаем и вот на склоне лет сидит на пороге своего дома, вспоминает о терзаниях молодости и снисходительно улыбается: как благоразумно Он поступил, избрав путь человеческий, и каким безрассудством было стремление спасти мир. Счастье, что Он избежал лишений, мук, Креста! Таково было Последнее Искушение, промелькнувшее перед мысленным взором Спасителя в предсмертные мгновения. Но Христос стряхнул наваждение и понял: нет, Он не предал, не отступил, исполнил миссию, которую Ему доверил Бог. Для того чтобы дать борющемуся человеку высший идеал, показать, что и Страдание, и Искушение, и Смерть можно победить, ибо они уже были побеждены, - написана эта книга. Эта книга не жизнеописание, но исповедь борющегося человека.

 

​Кейз, Джон.
Код бытия : пер. с англ. / Дж. Кейз. - М. : АСТ ; М. : АСТ Москва ; М. : Транзиткнига, 2006. - 478 с. - (Интеллектуальный детектив). - (The best mystery : детектив XXI века). (Шифр худ./К338-928306)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Священные христианские реликвии…Они всё ещё хранят прикосновение руки Спасителя, а некоторые – даже следы Его крови…По миру прокатилась волна загадочных убийств. Жертвы – женщины и их маленькие сыновья. Полиция теряется  в догадках. И лишь частный детектив Ласситер, сестра и племянник которого погибли, видит связь между этими преступлениями: все убитые женщины лечились от бесплодия в одной и той же клинике, где проводились рискованные эксперименты с весьма необычным генетическим материалом… В живых остался только один ребёнок, появившийся на свет при помощи врачей этой клиники. У Лесситера ещё есть время спасти его от гибели и «взломать» КОД БЫТИЯ. 
Клодель, Поль.
Благая весть Марии : мистерия в 4 действиях с прологом : пер. с фр. / П. Клодель ; пер. Л. Цывьян ; РАН. - М. : Наука, 2006. - 618[6] с. - (Литературные памятники). (Шифр худ./К501-654141)


Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
​Короткевич, Владимир.
Христос приземлился в Гродно. – М.: Амфора, 2006. - ISBN: 5-367-00142-4
 
 
Волею случая и по произволу духовных и светских властей недоучившийся школяр Юрась Братчик принимает на себя роль Мессии. Странствуя по просторам Белой Руси со своими "апостолами", труппой жуликоватых лицедеев, он, незаметно для самого себя, преображается и вступает на крестный путь.
 
 
 
Кронин, Арчибальд Джозеф.
Ключи от царства: роман. – М.: Эксмо, 2012. – ISBN: 978-5-699-52964-3

 

Царство Небесное, Рай, Небесный Иерусалим — место, в которое стремятся верующие и о котором украдкой мечтают атеисты. Место, которое традиция описывает как сад или город. Ключи от Царства Небесного нельзя подделать, купить или украсть. Но получить их может каждый, если он сражается с глупостью, фанатизмом и жестокостью. «Ключи от Царства» — великолепный роман о том, каким должен быть человек. «Ключи от Царства» — одна из лучших экранизаций современной англоязычной литературы с неподражаемым Грегори Пеком в главной роли.  



Кросс, Донна Вулфолк.
Иоанна - женщина на папском престоле : [пер. с англ.] / Д. В. Кросс ; [пер. Ю. К. Рыбакова]. - М. : Мир книги, 2010. - 477, [2] с. : ил. ; 21 см. (Шифр худ./К835-973045)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Ее существование было окружено тайной. Ее имя вычеркнули из учебников истории. Ее жизнь стала легендой! История запретной страсти, скрываемая Ватиканом более тысячи лет. Американская писательница написала увлекательнейшую книгу – невероятную и вместе с тем реальную историю женщины, которая была готова пожертвовать жизнью, чтобы исполнить свое предназначение. Страстная и мужественная Иоанна умела любить, рисковать и побеждать. Она изменила лицо религии и взошла на папский престол. Два года спустя ее имя исчезло из архивов Ватикана…


​Кучерская, Майя.
Бог дождя : художественная лит-ра / М. Кучерская. - Москва : Время, 2007. - 320 с. - (Самое время!). (Шифр 84/К959-207917908)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

"...Собственно, роман этот о проблемах юных: о непростом и долгом поиске смысла жизни, идеальных образцов, чуткого, все понимающего наставника. Это очень умный — и актуальный — разговор о Боге, о Церкви, о Священнике и Человеке, и он тем интереснее, что автор не предлагает готовых ответов, а только дает возможность читателю взглянуть на проблемы во все меняющихся ракурсах, подчас неожиданных, глубоких. Осмысленное, красивое слово, ясная, чистая речь, точный слог. Различные формы на сравнительно коротком пространстве: авторский текст, дневник, диалоги, телефонные разговоры. Крепкий, напряженный сюжет: следить за пробуждением души, за метаморфозами чувств героини, за её борьбой с отчаянием и холодом, что не однажды аккуратно и медленно затапливали её душу, не менее интересно, чем за соб​ытийным рядом." (Елена Зиновьева). "Переживания главной героини, её опыт вхождения в церковь — во многом, хотя и не во всем, автобиографичны. А сюжет, персонажи, диалоги — это уже из области художественной литературы, в которой реальность и вымысел смешаны до неразличимости..."(М. Кучерская) 

 

Кучерская, Майя.
Современный патерик. Книга для впавших в уныние.

Произведение представляет собой сборник небольших историй (патерик) из современной жизни Русской православной церкви. Основными действующими лицами недлинных сюжетов являются церковнослужители, насельники монастырей, прихожане и люди, имеющие отношение к православию.  Книга, неожиданно для самой писательницы, вызвала широкие дискуссии и весьма неоднозначную реакцию читателей и критики. Разброс мнений о произведении — от восхищения стилем и содержанием до полного отрицания. «Современный патерик» Майи Кучерской в одном монастыре сожгли, а в одной из семинарий используют как учебное пособие. Такой книги раньше никогда не было. Споры о ней разделили читателей на два непримиримых лагеря. Кому-то этот сборник коротких рассказов о священнослужителях и их пастве кажется слишком ироничным и ядовитым, другие убеждены, что книга написана с большой теплотой и любовью.

 

 

​Лагерквист, Пер.
Варавва / Карлик : роман ; Повести ; Рассказы : пер. с швед. / П. Лагерквист ; [авт. предисл. В. П. Неустроев]. - М. : Прогресс, 1981. - 446  с. : ил. - (Мастера соврем. прозы. Швеция). (Шифр худ./Л142-806633)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

Во что обращаются великие библейские легенды, «переписанные» величайшим из европейских «мастеров философского авангарда»? В истории отчаянно искренние, отчаянно красивые - и отчаянно, мучительно честные. ... Время бредет по кругу, замыкается внутри себя, - но по- прежнему меняют жизнь Христа на жизнь лихого Вараввы. И по-прежнему бьется о стены своего каменного дворца Ирод, предавший не только будущее мира, но - свое будущее. И по-прежнему пересказывается и пересказывается Слово Нового завета... Концептуальность связанных между собой библейских (и апокрифических) мотивов по-прежнему остается основной темой творчества Лагерквиста. Угасает гнев послевоенной переоценки ценностей. Псевдоисторический фон остается ключевым, однако теперь Лагерквист не пытается "подтянуть" его к проблемам современности, а использует как платформу для спора о вечных ценностях - философских, этических и гуманистических... 
​Лагерлёф, Сельма.
Иерусалим: роман. – М.: Сибирская Благозвонница, 2009. - ISBN: 978-5-91362-141-2
Сюжет "Иерусалима" несложен, под этой внешней незамысловатостью скрывается богатство художественных образов, характеров, человеческих отношений. Люди, под влиянием слов харизматичного проповедника решившие отправиться жить на Святую Землю, оказываются в начале пути куда более трудного и долгого - пути к Богу и к самим себе, на котором обнаруживается подлинное "я" каждого из них. Но сколь разные, порой неожиданные, мотивы не побуждали бы паломников оставить родную страну, итог их пути окажется еще более непредсказуем. Вопросы, которые поднимаются в романе, - действительно вечные, а тонкая литературная форма, в которой они представлены, превращает "Иерусалим" в масштабную семейную сагу, на страницах которой наши современники найдут то, что касается именно их. 
Лагерлёф, Сельма.
Легенды о Христе : пер. со швед. / С. Лагерлёф ; [пер. В. Спасская]. - М. : Сов. Россия, 1991. - 174,[2]  с. (Шифр худ./Л142-258392)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

В книгу вошли легенды о Христе, написанные под впечатлением путешествия знаменитой шведской писательницы по странам Ближнего Востока. Это законченное художественное произведение с высоким нравственно-гуманистическим содержанием.  

 

 



​Лесков, Николай Семенович.
Запечатленный ангел / Очарованный странник : повести и рассказы / Н. С. Лесков ; [авт. предисл., авт. примеч. Б. С. Дыханова]. - Москва : Художественная литература, 1984. - 236 с. (Шифр худ./Л502-161559)

Экземпляры: всего:3 - ЦРиПЧ(3)

"Род наш... происходит из духовенства..." Внук священника, Лесков всегда подчеркивал свою родовую связь с сословием, он уделял большое внимание церковным людям, "соборянам", монахам, церковным иерархам. Писатель создал галерею портретов, знакомых нам и в современном мире. В нескольких произведениях, таких, как "Запечатленный ангел", "Очарованный Странник", "Соборяне" - Николай Лесков живописал быт и бытие церковных людей. Именно живописал, потому что такого густого, насыщенного языка мы больше, пожалуй, ни у кого не встретим. Несомненно, что многое для бытовой и технической стороны содержания "Запечатленного ангела" было почерпнуто Лесковым из общения с Никитой Севастьяновичем Рачейсковым, который сам послужил прообразом изографа Севастьяна в рассказе. В статье о нем Лесков писал: "Никита Рачейсков был "изограф", то есть иконописец в древнем русском стиле... особенно он был искусен в миниатюре, которую исполнял своими огромными и грубыми на вид ручищами удивительно нежно и тонко, как китаец. В этом роде я не видал и не знал равного ему мастера в России... По выходе в свет моего рождественского рассказа "Запечатленный ангел" (который был весь сочинен в жаркой и душной мастерской у Никиты) он имел много заказов ангела". 

 

 



​Лукьяненко, Сергей Васильевич.
Холодные берега ; Близится утро : фантастические романы / С. В. Лукьяненко. - Москва : АСТ : ЛЮКС, 2004. - 702, [2] с. - (Библиотека фантастики). (Шифр худ./Л844-429622)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Две тысячи лет назад в мир пришел Богочеловек, он совершил великое чудо и, уходя, оставил людям Слово, при помощи которого можно совершать невозможное. Но Слово доступно не всякому, обладать же им жаждут многие. И часто страшной смертью умирают те, у кого пытались Слово выпытать. Случилось, однако, так, что Словом, похоже, владеет мальчишка-подросток, оказавшийся в каторжном аду Печальных островов. Заполучить юного Марка, способного изменить судьбу мира, желают многие - защищать же его согласен лишь один, бывалый вор Ильмар... Это - вторая книга дилогии "Искатели неба", начинавшейся романом "Холодные берега". Это - фантастика типично "лукьяненковская". Увлекательно-живая - и щемяще-горькая. Такая фантастика задевает не только воображение, но и душу... Эго - продолжение сказания о мире, в который две тысячи лет назад пришел Искупитель. Сказания о Маркусе, владеющем силою Слова, способного изменить судьбу этого мира. Ибо в нем вновь пришел к людям Искупитель. В нем - или с ним... Это - "Близится утро". Книга, которая не оставит равнодушным никого...
 
Льюис, Клайв Стейплз.
Письма Баламута. – М.: Дом надежды, 2008. – ISBN: 978-5-902430-12-4

Повесть Клайва Льюиса, написанная в 1942 году в традициях эпистолярного жанра, где внешне забавное повествование скрывает в себе серьёзную духовную проблематику.  "Письма Баламута" - это письма старого беса-искусителя бесу начинающему о методах "работы" с людьми. В такой замысловатой форме К.С. Льюис попытался представить изнанку нашей духовной жизни. Но именно такая форма помогает разобраться во многих внутренних проблемах. 
Льюис, Клайв Стейплз.
Сказание об аде и рае, или Расторжение брака. –   М.: Эксмо, Домино, 2010. – (Сенсация). - ISBN: 978-5-699-45390-0

"Прочитаем внимательно "Сказание об аде и рае" - там не "злодеи", там "такие, как все". Взор Льюиса видит, что это ад; сами они - что только так жить и можно, как же иначе? Льюиса упрекали, что в век Гитлера и Сталина он описывает "всякие мелочи". Он знал, что это не мелочи, что именно этим путем - через властность, зависть, злобность, капризность, хвастовство - идет зло в человеке". Эта характеристика книги Льюиса принадлежит автору перевода - Наталье Трауберг. Большего не прибавить. 

 

 



Льюис, Метью Грегори.
Монах : роман : пер. с англ. / М. Г. Льюис ; [пер. И. Гурова ; авт. предисл. В. Скороденко ; худож. А. Л. Дудин]. - М. : Науч.-изд. центр "Ладомир", 1993. - 340,[2] с. - (Готический роман). (Шифр худ./Л911-644794)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

"Эпатажный", "провокативный", "сенсационный" - такими эпитетами уже два столетия сопровождаются отзывы критиков о романе английского писателя Мэтью Грегори Льюиса "Монах", который по выходе в свет весной 1796 года в одночасье стал бестселлером и причиной громкого общественного скандала. История испанского монаха-капуцина Амбросио - нового Фауста, жертвы дьявольских козней и губителя чужих жизней - принесла двадцатилетнему автору, лично знакомому с великим И. В. Гете, противоречивую славу имморалиста, безбожника и одновременно создателя готического романа-трагедии, предвосхитившего сюжетные коллизии романтической литературы. Мир Льюиса — смятенный, хаотический мир, где люди одержимы роковыми, необузданными страстями; сатанинское наваждение — главный двигатель зловещей истории монаха Амбросио, который, поддавшись дьявольскому искушению, отпадет от церкви, поклоняется Сатане, совершает с его помощью чудовищные преступления». Оказавший прямое влияние на "Итальянца" Анны Радклиф, "Эликсиры сатаны" Э.Т.А. Гофмана и "Мельмота Скитальца" Ч. Р. Мэтьюрина, "Монах" был впоследствии высоко оценен мэтрами искусства XX века: Андре Бретон посвятил этой книге восторженные строки в "Манифесте сюрреализма", Антонен Арто сделал ее вольное переложение на французский язык, а знаменитый испанский режиссер Луис Бунюэль написал сценарий для ее первой кинематографической версии (1972). В июле 2011 года в европейский прокат вышла новая (третья по счету) экранизация "Монаха" с Венсаном Касселем в главной роли.

 

 



​Манн, Томас.
Иосиф и его братья : тетралогия : пер. с нем. / Т. Манн. - М. : Правда. - 1987
Т.1 : Былое Иакова / . Юный Иосиф ; Иосиф в Египте : разделы 1-4 / [пер. С. Апт ; авт. вступ. ст. Б. Сучков]. - 1987. - 720 с. (Шифр худ./М235-334933)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Манн, Томас.
Иосиф и его братья : тетралогия : пер. с нем. / Т. Манн. - М. : Правда. - 1987
Т.2 : Иосиф в Египте /  ; Иосиф-кормилец / [пер. С. Апт]. - 1987. - 720 с. (Шифр худ./М235-256278)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 
Художник большого дарования, Томас Манн создал монументальные произведения, вошедшие в золотой фонд мировой литературы. Одним из таких произведений является роман-миф об Иосифе прекрасном. Отталкиваясь от библейской легенды, Т. Манн проводит гуманистическую мысль о неизбежности победы созидательных сил, светлого разума и человечности над низменной стихией жестокости, разрушения, нравственного хаоса. Роман об Иосифе и его братьях отличается поистине эпическим размахом и энциклопедическим богатством фантастического материала и написан на высочайшем уровне художественного мастерства. 

​Матесон, Ричард.
Куда приводят мечты.
 
Представьте себе, что вы умерли! Но, как выясняется, жизнь продолжается и за порогом смерти. Более того, впереди ждет бесконечное странствие по неизведанным мирам и вселенным. Именно в такое путешествие суждено отправиться Крису Нильсену, чтобы спастись от отчаяния и вновь обрести надежду и любовь.

Сразу же после публикации роман Р. Матесона стал бестселлером и вызвал бурные дискуссии не только в литературных кругах, но и среди ученых. Названный едва ли не основополагающим произведением о жизни после смерти, он лег в основу одного из самых красивых фильмов Голливуда, главную роль в котором исполнил Робин Уильямс.

Фантастическая мелодрама, поставленная Винсентом Уордом, с триумфом демонстрировалась во многих странах мира и была удостоена премии «Оскар».
 

 

 



​Метьюрин, Чарлз Роберт.
Мельмот Скиталец / Ч. Р. Метьюрин ; авт. подгот. текста, авт. послесл., авт. примеч. М. П. Алексеев, авт. подгот. текста, пер. А. М. Шадрин. - 2-е изд. - М. : Наука, 1983. - 703  с. : ил., портр. - (Литературные памятники). (Шифр 84/М547-928546010)

Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)

"Мельмот Скиталец" имел в мировой литературе яркую, в чем-то гипнотическую судьбу. Герой романа Метьюрина унаследовал "байронические" черты Чайльд Гарольда, с его романтической разочарованностью, и приметы персонажей готических романов: таинственность, налет мистики, отмеченность печатью довлеющего над ним Рока. "Мельмот Скиталец" породил огромную "мельмотическую" традицию, растянувшуюся до конца XIX века. Среди его последователей Булвер-Литтон и Стивенсон, Теккерей и Уайльд (кстати, внучатый племянник Метьюрина), Готорн и По, де Виньи и Гюго, Бальзак и Бодлер. Все пушкинское окружение бредило Мельмотом, и сам Пушкин в восьмой главе "Евгения Онегина" упоминает этого героя. У героев Гоголя, Лермонтова и Достоевского отчетливо прослеживаются "мельмотические" черты. И уже в XX веке булгаковский Воланд напоминает нам о своем давнем литературном предшественнике.
​Могилевцев, Дмитрий.
Люди истины.
 
 
Арабский Восток XII века, порабощенный тюрками, осажденный крестоносцами, наполненный разномастным сбродом со всех уголков земли, оставался центром науки и культуры Средневековья.
 
 
Талантливый юноша из знатной семьи Хасан ас-Саббах был принят в братство исмаилитов и направлен для обучения в великий город ал-Кахира, столицу праведных имамов, чтобы стать проповедником. Войны и странствия, дворцовые интриги и коварство разбойников, даже дружба с любителем вина и сочинителем пагубных стихов Омаром Хайямом не помешали ас-Саббаху создать государство, основанное на слове Истины, чей свет рассеялся по всему миру и сияет до наших дней.

 

 



Мокин, Борис Иванович.
Гермоген : роман / Б.И. Мокин. - М. : АРМАДА, 1997. - 474 с. - (Вера). (Шифр худ./М749-530126)

 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Главная идея романа Б. Мокина состоит в том, что первоосновой российской государственности, надежным оплотом Руси во все времена являлась сила духовного начала, объединяющая русский народ. Судьба главного героя книги - Патриарха Всероссийского Гермогена = еще одно тому подтверждение. Непреклонный в своих убеждениях, прямой и решительный в действиях, Гермоген стал Патриархом Всероссийским в наиболее критический для страны период. В тяжелую годину Великой Смуты, когда большинство московских правительственных деятелей, забыв о государстве, искали только личные выгоды, Патриарх один из немногих сохранил свои убеждения и твердо воплощал их в жизнь. Отвергая с негодованием кандидатуру польского королевича Владислава на русский престол, Гермоген путем проповеди и рассылаемых грамот увещевал народ стоять за православную веру. Неоднократный отказ Патриарха от содействия оккупантам и их приспешникам обернулся для него тяжелым заключением в Чудовом монастыре. Отказал он в содействии властям и в свой последний час, когда до Москвы дошли первые вести о сборах Минина и Пожарского. Патриарх благословил войско освободителей иконой Божьей Матери, после чего принял мученическую смерть: по свидетельству современников, Гермогена уморили голодом...
 
 

​Молитва поэта : [сборник] / сост. и авт. вступ. ст. В. А. Сапогов ; худож. А. Г. Стройло. - Псков : Сельцо Михайловское, 1999. - 128 с. : ил. (Шифр худ./М751-044897)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 

 

 



Николаева, Олеся.
Мене. Текел. Фарес.: роман.
 
В 2003 году в издательстве "Эксмо" вышла книга прозы Олеси Николаевой "Мене, текел, фарес". Роман, давший название сборнику, повесть "Инвалид детства" и рассказы объединяет "необычная" тематика: жизнь современной Православной Церкви. Роман "Мене, текел, фарес" - о жизни (а точнее, из жизни) православных монахов. Как верно подчеркивают издатели, о жизни "самой обделенной вниманием прозы категории наших современников". Для невоцерковленного, но неравнодушного человека это - книга-открытие, погружающая в мир людей, для которых в жизни есть непреходящий смысл, но у которых от этого ничуть не меньше проблем и трудностей. Для тех, кто входит в церковное единство, книга Олеси Николаевой - умный взгляд верующего человека на события, происходящие в Церкви. И главное - искреннее размышление о том, как сложно сохранить любовь в эпоху -"охлаждения любви", как легко ее потерять.Показатель "нужности" и "интересности" произведения - "амплитуда колебаний" мнений читателей и критиков. По поводу "Мене, текел, фарес" нейтральных суждений нет. Есть: "Умная, веселая и дерзкая книга", "Такого еще не было!", и наряду с этим: "Автор, не обладая чувством истины…", "Ужасное произведение". Основное обвинение - "неполиткорректность". Роман написан по следам реальных событий, герои его узнаваемы, да и стилистика неожиданная. Названием ее стали слова из библейской Книги пророка Даниила: "Мене, текел, фарес" (что значит: "Исчислил. Взвесил. Разделил"), но написана она интересно и смешно. Манеру повествования Олеси Николаевой часто и умест-но сравнивают с Довлатовым и Лесковым. То, что идеологические критики называют "неполиткорректностью" автора, правильнее назвать "точкой зрения" - искренне пережитой, строго отрефлексированной и стилистически блестяще поданной. Стиль и юмор в романе оказываются ланд-шафтом для серьезного разговора о жизни Церкви. Главный герой произведения, игумен Ерм, иконописец и богослов, и в том, и в другом, талантлив и непостоянен. В поисках своего "собственного" пути он впадает то в старообрядчесто, то в реформаторство, то в католицизм. Каждый раз он доводит свое увлечение до абсурда, не замечая, как страдают от этого его духовные чада, как форма становится самоцелью, а на место любви приходит гордыня. Следуя траектории метаний игумена Ерма, Олеся Николаева с доброй иронией пишет летопись ошибок и цитатник расхожих заблуждений: кто-то привык быть в оппозиции и не может не устраивать бунт на корабле, даже если это ковчег Завета, кто-то устал думать и впадает в прекраснодушие.

Одно из самых драматичных мест романа - глава "Ортодоксикоз". В ней речь идет о конфликте с реформаторами Церкви "лаврищевцами" (в них без труда узнаются последователи священника Георгия Кочеткова). Их борьба с "ортодоксом" Филиппом за московский Рождественский монастырь ведется по правилам советской травли: с разгромными статьями в прессе и принудительной психиатрической лечебницей. "Благое намерение" сделать Церковь "интеллигентной" оборачивается провокацией, обманом и мракобесием.

Но вряд ли целью книги было собирание проблем и "острых углов". Монахи, о которых написан роман - самые искушаемые и самые ответственные люди. Ответственные за сохранение Любви в нашем грешном мире… И эта Любовь выше любой принципиальной точки зрения и больше абсурдной действительности. (Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии).
 
 

 

Панас, Генрик.
Евангелие от Иуды : апокриф : роман : пер. с польск. / Г. Панас ; [пер. И. Колташева ; авт. предисл. И. С. Свенцицкая ; авт. примеч. Ф. Михайловский]. - М. : Радуга, 1987. - 245,[1]  с.
 
 
«Незаурядным явлением в современной польской литературе» назвал этот роман Ярослав Ивашкевич. Его автор Генрик Панас именует свою книгу «апокрифом» - произведением, выпущенным в свет под именем давно умершего автора. Умело привлекая исторические свидетельства о том, что некогда существовало евангелие от Иуды, сталкивая взаимоисключающие сведения из Библии и других источников, писатель творит свой образ Иуды, силой обстоятельств ставшего хронистом жизни Иисуса. Генрик Панас создает художественное произведение и поэтому, как он сам пишет, сознательно использует «анахронизмы, несоответствия исторические, географические, стилистические и т. п.»; в философских контроверзах он развенчивает церковные догмы о рождении, учении, чудесах, смерти и воскресении Христа. Если Иуда в книге старается показать, как фантазия учеников создавала миф об Иисусе, то фантазия самого Панаса творит новую историю Иуды, образ которого здесь не имеет ничего общего с Иудой Нового завета. Роман дает возможность для разных интерпретаций образа Иуды. Автор нигде прямо не морализирует, он побуждает читателя задуматься над историей и мифом, над ролью человека в их творении. В этом достоинство книги Г. Панаса.

 



​Перес-Реверте, Артуро.
Кожа для барабана, или Севильское причастие / А. Перес-Реверте ; пер. с испанского Н. Киррилова. - Москва : Эксмо, 2009. - 592 с. (Шифр 84.4Исп/П 27-544055)

Экземпляры: всего:1 - ХЛ(1)

Главному горою романа "Кожа для барабана" поручено тайно расследовать дело, в которое Его Святейшество Папа Римский не хочет посвящать светские власти. Отцу Лоренцо Куарту предстоит найти ответы на очень сложные вопросы. Может ли само здание старой церкви убивать людей, грозящих ему уничтожением? Почему из-за маленького клочка земли в центре Севильи, где находится эта церковь, схлестнулись в жестокой схватке бедный священник и архиепископ, преуспевающий банкир и красавица из знатного андалусского рода? Какие темные страсти скрываются в стенах храмов и под величественными ризами церковников? И почему Любовь настолько завладевает сердцем человека, что перед ней меркнут и обеты, и чувство долга, и моральные принципы, которые казались такими непоколебимыми...

 




​Петрович, Горан.
Осада церкви святого Спаса.
 
 
Сербский писатель Горан Петрович известен российскому читателю, пожалуй, меньше, чем его прославленный и получивший титул живого классика земляк Милорад Павич. Однако именно произведения Петровича Павич называет “самыми редкими по своему вкусу плодами, выросшими сегодня в саду сербской литературы”. В основе книги “Осада церкви святого Спаса” лежат реальные исторические события, захват средневекового монастыря Жичи. В романе прослеживаются явные аналогии между событиями той эпохи и войной в Югославии, своего рода это осмысление настоящего через прошлое, через дела давно минувших дней, которые оживают перед нами, описанные с необычайной яркостью. Здесь и путешествия через века и сны, и фольклорные мотивы, и безграничная поэтическая фантазия. Эта книга - попытка включить православную традицию в орбиту постмодернизма. В какой-то степени это делалось Милорадом Павичем, но именно у Петровича в центре романа - православный монастырь, православные монахи и государи. Живое православие, живая вера, сильная, действенная, насколько придуманная, настолько и реальная. Не там где-то, существующая параллельно, как церковь на соседней улице, не формальная - в храм на Рождество и Пасху, но в центре нации, как ее ядро, живой корень, удерживающий народ в единстве, сохраняющий сквозь века его самобытность, независимость и цельность вопреки внешней агрессии и внутреннему разброду. Так это на самом деле, или же “Осада” еще один фрагмент сербского мифа, которым мы живем последние десять лет, решать читателю. (Авт. сайт Мария Скрягина).
Пиколт, Джоди.
Чужое сердце.

Шэй Борн, осужденный за двойное умышленное убийство, более десяти лет ожидает исполнения приговора – казни посредством смертельной инъекции. У дочери убитого им полицейского, Клэр, тяжелейшее заболевание сердца, и спасти ее может только трансплантация. Шэй готов умереть на виселице, чтобы стать донором для девочки. Примет ли семья сердце убийцы? И что движет преступником: страх смерти, раскаяние, религиозный порыв?…
 





​Саид, Курбан.
Али и Нино: роман. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2008. - ISBN: 978-5-91103-039-1
 
Главные герои романа - Али и Нино. Он - азербайджанец, мусульманин, сторонник восточных традиций и истинный патриот своей страны. Она - грузинка, христианка, девушка с европейским воспитанием, грезящая Парижем и на дух не переносящая мыслей о гареме и чадре. Но любовь зла, а Али и Нино приходится искать компромиссы. Историей Ромео и Джульетты здесь и не пахнет, никто не мешает этой молодой паре пожениться, несмотря на разницу в мировоззрении и религии, и именно пресловутые компромиссы и станут самым серьезным испытанием для их чувств. на примере которых ему удалось совершенно великолепно раскрыть проблемы, актуальные для начала ХХ века в восточных странах. Роман получился очень атмосферный, с прекрасными описаниями восточных обычаев, чаепитий в чайхане, гаремов и смешных евнухов, религиозных церемоний, полный размышлений о том, какой дорогой стоит пойти Азербайджану, с кем его будущее - с Западом в лице России и Англии, или с Востоком в лице Ирана и Турции, о патриотизме, о родине. История Али и Нино стала только удачным маркетинговым ходом, благодаря которому роману удалось занять свое место на полке бестселлеров, а заодно и донести до широких масс авторский взгляд на столкновение двух цивилизаций. 

​Сарамаго, Жозе.
Евангелие от Иисуса : роман : пер. с португ. / Ж. Сарамаго. - М. : Махаон, 2005. - 448 с. - (Современная классика = Contemporary classics). (Шифр худ./С20-071329)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Одна из самых скандальных книг  ХХ века, переведенная на все европейские языки. Церковь окрестила ее "пасквилем на Новый Завет", поскольку фигура Иисуса лишена всякой героики: Иисус - человек, со всеми  присущими людям бедами и сомнениями, желаниями и ошибками. Особое внимание уделено деталям, которых нет в традиционных евангелиях - семье Марии и Иосифа, юности Иисуса. В романе раскрываются прежде всего человеческие качества Иисуса, его «земная» сторона.

 

 

​Сарамаго, Жозе.
Каин: : роман : пер. с португ. / Ж. Сарамаго
 
 
Роман «Каин» (2009 г.) — последняя книга Жозе Сарамаго, великого португальского писателя и лауреата Нобелевской премии по литературе, ушедшего из жизни в 2010 году.В своем творчестве Сарамаго — с одной стороны, убежденный марксист и член коммунистической партии, а с другой — несравненный философ современности — занимался вопросами религии и, можно так сказать, переписывал Библию. Его «Евангелие от Иисуса» предложило непривычный взгляд на сюжет, знакомый человечеству уже третье тысячелетие, и разрушает догмат о Святой Троице. Революционный «Каин» начинается с того, как Бог заключает с героем «договор о разграничении ответственности за смерть Авеля»…

Как трактовать события, описанные в романе? Что хотел сказать автор? Каиновы ли мы дети, согласно модному определению постмодернизма? Имел ли автор в виду европейскую христианскую цивилизацию, которая ведет к саморазрушению? Искать ли в романе мастерски спрятанные ответы на философско-богословские вопросы? Воспринимать ли его роман как шутку?

​Сарду, Ромэн.
Блеск Бога : роман : пер. с фр. / Р. Сарду ; [пер.: А. Барон, О. Артюшкина]. - Харьков : Книжный клуб "Клуб семейного досуга", 2007. - 478 с. (Шифр худ./С201-474134)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Людям часто кажется, что они сами делают выбор, стремясь к определенной цели. Так считают и герои романа. Но постепенно они осознают, что ими движут высшие силы, повелевающие бесконечным множеством миров. Именно эти силы заставляют героев устремиться в Святую землю : в одном из миров – на космическом корабле, в другом – с пешими паломниками, отправившимися в Иерусалим из Франции во времена крестовых походов. Истинная цель полного опасностей путешествия откроется им только в конце пути. Лишь прикоснувшись к символу могущества Бога, способного преобразовать Время и Пространство, они поймут, в чем смысл их существования.

Святая ночь : сб. повестей и рассказов зарубеж. писателей : перевод / [худож. А. М. Горлаченко]. - Москва : Политиздат, 1991. - 397,[1]  с. : ил. (Шифр худ./С259-021107)

 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Во всех произведениях, входящих в этот сборник, присутствует тема религиозной веры. Религия накладывает заметный отпечаток на мироощущение и поведение героев, формирует и в некоторых случаях деформирует их идеалы и ценности, неоднозначно влияет на их нравственные установки, на отношение к окружающим, находит отражение в традициях и обычаях общества. В сборник вошли рассказы и повести зарубежных писателей М. Эме, Р. Брэдбери, Г. Гессе, Н. Казандзакиса, А. Тутуолы, Д. Дюмлрье и др.
​Сегень, Александр.
Поп; роман.
 
Роман посвящен тяжелой, но светлой судьбе русского священника Псковской православной миссии в годы фашистской оккупации. Едва ли не впервые в нашей литературе так подробно раскрывается образ священнослужителя, оказавшегося между атеистических жерновов большевистской и гитлеровской власти. 
Сегень, Александр.
Закаты: роман.

Роман "Закаты" продолжает тему, затронутую писателем в его бестселлере "Поп", по которому Владимир Хотиненко снял фильм. В том же селе Закаты, полвека спустя, в самом конце XX века, служит священник Николай, приемный сын отца Александра Ионина. В предпасхальные дни на Закаты обрушивается шквал событий - нападение таинственных грабителей, чудесное спасение от пожара, нашествие множества людей, чьи судьбы причудливо пересекаются... И все это для того, чтобы герои книги смогли сделать простой, но необходимый выбор.
​Сергиенко, Евгения Павловна.
Штрафной батальон : роман ; Повести ; Рассказы / Е. П. Сергиенко ; [худож. И. М. Френкель]. - Москва : Сов. писатель, 1989. - 391, [2]  с. : ил. (Шифр худ./С323-283144)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Роман "Штрафной батальон" переносит читателя во времена Великой Отечественной войны. Часть рассказов открывает читателю духовный мир религиозного человека с его раздумьями и сомнениями. 

 


Соболев, Дмитрий Викторович.
Остров / Д. В. Соболев. - СПб. : Амфора, 2007. - 349 с. - (Читать модно). - (Смотрим фильм - читаем книгу). (Шифр худ./С544-695527)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Семнадцатилетний красноармеец Анатолий Савостьянов, застреливший по приказу гитлеровцев своего старшего товарища Тихона Яковлева, находит приют в старинном монастыре на одном из островов Белого моря. С этого момента всё его существование подчинено одной-единственной цели – искуплению страшного греха. Так начинается долгое покаяние длиной в целую человеческую жизнь… Повесть "Остров" посвящена теме духовной - возрождению души согрешившего человека через его глубокое покаяние. Как известно, много чудес совершает Господь по молитвам праведников Своих, но величайшее из них - обновление благодатью Божией души через самое глубокое покаяние, на которое только способен человек". (Протоиерей Аристарх Егошин) "Такое чувство, что время перемен закончилось и обществу пора задуматься о вечности, о грехе и совести". (Режиссер Павел Лунгин)

Ссора с патриархом : сборник : пер. с итал. / [сост. И. П. Володина]. - Л. : Лениздат, 1987. - 478 с. : ил. (Шифр худ./С759-742695)

 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Сборник включает произведения классиков итальянской литературы конца XIX - начала ХХ вв. В них авторы показывают свой взгляд на то, как фанатизм верующих приводит порой человеческие отношения к драматическим конфликтам или трагическому концу. Это взгляд писателей-веристов (от слова "веризм" - "истинный, правдивый") - новое течение в итальянской литературе второй половины XIX века.

 

 


Стругацкий, Аркадий; Стругацкий, Борис.
Отягощенные злом: роман.

«Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» — роман Аркадия и Бориса Стругацких, написанный в 1986—1988 годах. Это последнее большое произведение Стругацких, как бы подводящее итог их творчеству. Переплетение библейских сюжетов и острейших современных проблем; вечная драма: человек, идущий против общества и приносящий себя в жертву; зловещая фигура Демиурга, создавшего мир и людей, отягощенных злом. И при этом надежда и вера в будущее, потому что в центре романа — светлый образ Учителя. Действие романа вращается вокруг молодёжного сообщества «Флора» (в котором легко угадываются образ хиппи). В среде поклонников иногда называется «ноль-три», по сходству написания «03» и «ОЗ» и с аллюзией на телефон «Скорой медицинской помощи», что прямо указывается авторами.  У романа два эпиграфа. Первый представляет собой цитату из «раскольника Трифилия»: «Из десяти девять не знают отличия тьмы от света, истины от лжи, чести от бесчестья, свободы от рабства. Такоже не знают и пользы своей». Второй эпиграф — из Евангелия от Иоанна (Ин. 18:10): «Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх». По версии, изложенной в романе, ухо было отрублено не у Малха, а у Иоанна-Агасфера. Этот мотив, согласно концепции авторов, должен свидетельствовать о том, что всякая историческая правда спорна. 

 

 

 



​Тихон (Шевкунов ; архимандрит)
"Несвятые святые" и другие рассказы / архим. Тихон (Шевкунов). - 8-е изд. - Москва : Издательство Сретенского монастыря, 2014. - 639 с. : ил., портр. ; 21 см.  150000 экз. (Шифр 86.372-6/Т463-545327)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о Встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире.

В книгу вошли рассказы из жизни автора. Многие из них связаны с Псково-Печерским монастырём, где Тихон начинал монашескую жизнь. Как рассказал сам архимандрит Тихон: «Практически все истории, которые вошли в книгу, я рассказывал на проповедях. Всё это — часть нашей церковной жизни. Проповедь… ведь и строится на осмыслении Священного Писания, на толковании церковных событий святыми отцами и на примерах из жизни. Студентам по пастырскому богословию рассказывал эти истории. Рассказывал братии, друзьям. И многие мне настоятельно советовали, а потом и требовали, чтобы истории эти были записаны». Смысл названия книги «Несвятые святые» архимандрит Тихон поясняет в одноимённом рассказе: в конце Божественной литургии священник возглашает: «Святая святым», обращаясь к тем, кто сейчас находится в храме: священникам и мирянам, всем, кто пришёл с верой и ждёт причащения.





Торик, Александр. (протоиер.).
Diмон: сказка для детей от 14 до 104 лет / Протоирей Александр Торик. - Москва : Сибирская Благозвонница, 2009. - 237 с. ; 17 см.  50000 экз. (Шифр 84/Т605-061340299)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Это литературная сказка, основное действие которой происходит в потустороннем мире, главный герой, 17-летний подросток Димка (Димон) проходит воздушные мытарства, чтобы спасти свою одноклассницу Марину, в которую давно и безнадёжно влюблён. Как и положено, его сопровождают ангел-хранитель и бес-искуситель. В итоге Димон преодолеет все искушения и глубоко уверует. Равно как и Марина. Чем интересна книга для читателей? Во-первых, это - увлекательный сюжет, а он действительно увлекательный. Во-вторых, простым языком очень жизненно и даже где-то буднично рассказывается о неминуемых для каждого из нас вещах и событиях. Ну да, и конечно книга знакомит нас именно с православным взглядом на эти вещи, она будет интересна как верующим, так и атеистам, как православным, так и представителям других религий и конфессий.

​Турнье, Мишель.
Каспар, Мельхиор и Бальтазар: пер. с фр. – М.: Амфора, 2005. - ISBN: 5-94278-710-7
 
М. Турнье не оспаривает евангелиста, но создает свою историю о волхвах, принесших загадочные дары к вифлеемской колыбели... Как Булгаков с историей о Пилате, он играет с историей волхвов, царей с Востока. Царь Мероэ, принц Пальмиры, владыка Ниппура… Откуда они пришли и куда отправились дальше? Все, что говорит о волхвах евангелист, является правдой, утверждает писатель, Однако это не вся правда. Дело в том, что на самом деле, волхвов было четверо…




​Улицкая, Людмила Евгеньевна.
Даниэль Штайн, переводчик : [художественная лит-ра] / Л. Е. Улицкая. - М. : Эксмо, 2006. - 528 с. (Шифр худ./У488-863003)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка - якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая монахиня, ныне православная попадья, нашедшая себя на Святой земле. Израильский радикал, неуравновешенный подросток, грустный араб-христианин, специалист по иудаике. Большая политика и частная жизнь. США, Израиль, Польша, Литва, Россия. А в центре этого разрозненного и все же отчаянно единого мира - еврей, бывший "крот" в гестапо, бывший партизан, ныне - католический священник. Человек, чья жизнь объясняет, как люди живы до сих пор, как не утопили себя в ненависти и боли. Новый роман Людмилы Улицкой - о странствиях духа во мраке мира, о том, как всякий ищет и находит свет вокруг и в себе. О кармелите Даниэле - человеке, с чьей жизнью не способна соперничать никакая литература. О человеке, который до последнего дня оставался милосердным солдатом.
 
​Уоллес, Ирвин.
Чудо.
 
Весь мир потрясен сенсационным сообщением Ватикана: всего через три недели Дева Мария явится людям в священном гроте в Лурде и совершит чудесное исцеление. Среди пяти миллионов больных и страждущих на Неделю Новоявления приезжают журналистка из Нью-Йорка, юрист из Чикаго, актриса из Рима, служащая из Лондона и террорист из Мадрида. Кто-то из них хочет найти спасение от смертельной болезни, кто-то горит желанием разоблачить очередную поповскую выдумку. И все они невольно ждут чуда. Но произойдет ли оно?
 
 






​Хайнлайн, Роберт Энсон.
Чужак в чужой стране : фант. роман : пер. с англ. / Р. Э. Хайнлайн ; пер. Н. Коптюг ; авт. предисл. В. Баков. - М. : Изд-во ДО "Глаголь", 1992. - 454,[3]  с. ; 22 см. - (Библиотека фантастики "Атлас"). - (Лауреаты "Хьюго"  : 1962). (Шифр худ./Х156-824398)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Первая экспедиция на Марс исчезла бесследно. Третья Мировая Война отодвинула вторую, удачную экспедицию на долгих двадцать пять лет. Новые исследователи установили контакт с исконными марсианами и выяснили, что первая экспедиция погибла не вся. И на землю привозят «Маугли космического века» — Майкла Валлентайна Смита, воспитанного местными разумными существами. Человек по происхождению и марсианин по воспитанию, Майкл врывается яркой звездой в привычные будни Земли. Наделённый знаниями и умениями древней цивилизации Смит становится мессией, основателем новой религии и первым мучеником за свою веру... Роман патриарха американской научной фантастики давно уже стал легендой, и не только для поколения детей-цветов, у которых он был путеводной книгой уровня Библии и Бхагаватгиты. Роман изменил мировоззрение молодёжи60-х годов.




​Харрис, Джоанн.
Персики для месье кюре / Джоанн Харрис ; [пер. с англ. И. Тогоевой]. - Москва : ЭКСМО, 2014. - 696, [1] с. ; 16,5 см. - (Пленительный роман. Проза Джоанн Харрис)  2000 экз. (Шифр 84/Х218-385095)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 
Перед Вами продолжение романов "Шоколад" и "Леденцовые туфельки". Стоило Вианн обосноваться на берегах Сены, привыкнуть к ровному течению жизни и тысяче повседневных мелочей, как незнакомый ветер снова позвал ее в путь. Он не расскажет Вианн о новых городах, где она никогда не бывала, или о чужеземцах, которых ей только предстоит повстречать. Он принесет ей новости о старых друзьях, которых она не видела уже восемь лет, и нашепчет о переменах, которые пришли на извилистые улочки старого Ланскне вместе с ароматом восточных пряностей и мятного чая. Сейчас очень много говорится о толерантности, особенно в отношении к людям другой веры. Так вот, роман как раз об этом – как ужиться рядом в современном мире, как оставаться человеком, как люди разной веры могут духовно помочь друг другу.
​Хеллер, Джозеф. (1923-1999).
Видит Бог : [роман : пер. с англ.] / Д. Хеллер ; [пер. С. Б. Ильин]. - М. : АСТ ; М. : Астрель, 2011. - 446, [1] с. ; 21 см. - (Серия "Книга на все времена").
 
"Видит Бог" - это "воспоминания" семидесятипятилетнего царя Давида, уже прикованного к постели, но не утратившего ни памяти, ни остроты ума, ни чувства юмора. Точно следуя канве описанных в Ветхом Завете событий, Давид тем не менее пересказывает их по-своему - как историю его личных отношений с Богом. Книга в целом - это и исторический, и авантюрный роман, и история любви, и рассуждение о сущности жизни и смерти. История царя Давида, поведанная им самим. Колючая, неприглаженная, а местами - и откровенно постмодернистская. Царь Давид может размышлять о Шекспире, Христе и Ницше - и на равных спорить с Создателем. Это забавно. Но далеко не забавна вторая тема этого гениального романа - тема зависимости человека от Рока, - и не важно, зовут его Богом или Судьбой.

 

 

 



​Чехов, Антон Павлович.
"Рассказ старшего садовника"
В небольшом произведении «Рассказ старшего садовника» Чехов утверждает, что тот духовный уровень, на котором утверждается вера, неизменно выше уровня рассудочных, логических доводов, на которых пребывает безверие. Вспомним содержание рассказа. В некоем городке жил праведник-доктор, посвятивший свою жизнь без остатка служению людям. Однажды он был найден убитым, причем улики бесспорно обличали «Известного своей развратною жизнью» шалопая, который, однако, отрицал все обвинения, хотя не мог представить убедительных доказательств своей невиновности. И вот на суде, когда главный судья уже готов был огласить смертный приговор, он неожиданно для всех и для самого себя закричал: «Нет! Если я неправильно сужу, то пусть меня накажет Бог, но, клянусь, он не виноват! Я не допускаю мысли, чтобы мог найтись человек, который осмелился бы убить нашего друга, доктора! Человек не способен пасть так глубоко! - Да, нет такого человека, - согласились прочие судьи. - Нет! - откликнулась толпа. - Отпустите его!» Суд над убийцей - это экзамен не только для жителей городка, но и для читателя: чему они поверят - «фактам» или человеку, отрицающему эти факты? Жизнь часто требует от нас сделать подобный же выбор, и от такого выбора зависит порой и наша судьба, и судьба других людей. В этом выборе всегда испытание: сохранит ли человек веру в людей, а значит, и в себя, и в смысл своей жизни. Сохранение веры утверждается Чеховым как высшая ценность в сравнении со стремлением к отмщению. В рассказе жители городка предпочли веру в человека. И Бог за такую веру в человека простил грехи всем жителям городка. Он радуется, когда веруют, что человек - Его образ и подобие, и скорбит, если забывают о человеческом достоинстве, о людях судят хуже, чем о собаках.

Нетрудно заметить, что в рассказе вовсе не отрицается бытие Божие. Вера в человека становится у Чехова проявлением веры в Бога.


Шаров, Владимир.
Репетиции. – М.: Лимбус Пресс, 2003. – (Мастер серия). - ISBN: 5-8370-0019-4
 
Действие романа `Репетиции` охватывает несколько веков. Евангельский миф и русская история соединены тут необыкновенной, фантастически правдоподобной, увлекательной, как погоня, фабулой. Пересказать ее невозможно. Речь идет о грандиозной затее опального патриарха Никона - построить Новый Иерусалим, воссоздать в русской природе евангельский ландшафт и повторить в мистериальном действе историю Страстей Господних, принудив тем самым Христа ускорить свое второе пришествие на погрязшую в грехах и мерзости землю. Затея срывается, исполнителей ссылают в Сибирь, самодеятельная группа, набранная из малограмотных крестьян, превращается в мистическую секту, одержимую навязчивой мыслью: сыграть это небывалое представление любой ценой. Необычайно глубокая философская проблематика, отточенный безупречный слог, драматические события, значительные характеры - все это дает основание считать `Репетиции` значительным романом второй половины XX века. 


​Ширяев, Борис Николаевич.
Неугасимая лампада : [художественная лит-ра] / Б. Н. Ширяев ; [худож. Г. А. Комаров]. - Москва : Сретенский монастырь, 2004. - 432 с. ; 17 см. (Шифр худ./Ш647-144819)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Борис Николаевич Ширяев был приговорен к смертной казни в 1922 году, но она была заменена на заключение в Соловецкий лагерь особого назначения. У книги Ширяева свое собственное место в ряду литературы о Соловках. Это не "художественное исследование" (как определил жанр своей книги А. Солженицын) и не записки очевидца, но, в целом, художественное произведение, в котором сочетаются достоверные сведения и лагерные легенды. В книгу вошли рассказы о жизни первых узников Соловецкой каторги, прибывших на остров в 1922 году. Соловецкий лагерь стал для них "страшной зияющей ямой, полной крови, растерзанных тел, раздавленных сердец...". Но среди таких испытаний, среди издевательств и кощунства светил и согревал людей негасимый свет Христовой веры и любви.
​Шмелев, Иван Сергеевич.
Богомолье / Собрание сочинений : в 5 т. / И.С. Шмелев. - М. : Русская книга
 
Т. 4 : Богомолье : романы; Рассказы. - 1998. - 556 с. (Шифр худ./Ш722-432255)
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
«Великий мастер слова и образа, Шмелев создал здесь в величайшей простоте утонченную и незабываемую ткань русского быта... Россия и православный строй ее души показаны здесь силою ясновидящей любви» (И.А.Ильин). «Богомолье» состоит из трех частей: дом отца, дорога и пребывание в Сергиевом Посаде и Троице-Сергиевой лавре.

 

 



Шмелев, Иван Сергеевич.
Куликово Поле / И.С. Шмелев. - М. : Летописец ; М. : Русская книга, 1999. - 331 с. (Шифр худ./Ш722-625566)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

«Куликово поле» — это рассказ о чудесном явлении в Советской России святого преподобного Сергия Радонежского, ободряющего и укрепляющего оставшихся там христиан. С героями рассказа происходят мистические события, которые подтверждают идею И. Шмелева об исторической избранности русского народа. Православный народ, как пишет Шмелев, не может расстаться с верой в правду «почти фи-зи-чес-ки». Мистические события символизируют высшее указание, перст Божий...

 
Василию Сухову, лесному объездчику при купцах и при советской власти, человеку, испытавшему и личное горе (одного сына убили на войне, другого «комитет бедноты замотал за горячее слово»), и народное, соборное («все погибло, и ни за что»), является на Куликовом поле сам преподобный Сергий Радонежский, с которым он передает старинный медный крест, знамение спасения, его господам Средневым в Сергиев Посад. Герои  рассказа – «бывшие» (бывший следователь, бывший профессор, бывший ученик В. О. Ключевского). И верующая в Божий промысел дочь профессора Среднева Оля, и материалист профессор Среднев, и маловер рассказчик, следователь, вынуждены поверить в то, что явившийся в Сергиев Посад посланник – сам преподобный Сергий Радонежский. Внутреннее преображение героев  раскрывает философскую тему всего творчества И. Шмелева – бессмертия и душевного покоя как данного Богом счастья.  
​Шмелев, Иван Сергеевич.
Лето Господне : повесть / И. С. Шмелев. - М. : Синергия, 2001. - 447 с. : ил. - (Новая школьная б-ка). (Шифр худ./Ш722-774226)
 
 
Экземпляры: всего:3 - ЦРиПЧ(3)
 
В замечательной книге Ивана Шмелева "Лето Господне" перед читателем предстает увиденный глазами ребенка старый московский быт, раскрывается мир русского человека, жизнь которого проникнута православным духом и согрета христианской верой.
 
 

 

 



​Шмитт, Эрик-Эмманюэль.
Борец сумо, который никак не мог потолстеть : [повесть : пер. с фр.] / Э. -Э. Шмитт ; [пер. Г. Соловьева]. - СПб. : Азбука-классика, 2010. - 151, [2] с. ; 19 см. - Пер.изд.: Le sumo qui ne pouvait pas grossir / Schmitt, Eric-Emmanuel  10000 экз. (Шифр худ./Ш737-453132)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
В каждой из книг Шмитта, входящих в Цикл Незримого, - "Оскар и Розовая Дама", "Мсье Ибрагим и цветы Корана", "Дети Ноя", "Миларепа" и "Борец сумо, который никак не мог потолстеть" - раскрывается тема отношения человека к одной из мировых религий: христианству, мусульманству, иудаизму, дзен-буддизму. Секрет Шмитта в сочетании блистательной интеллектуальной механики с глубокой человечностью и простотой. За простотой, граничащей с минимализмом, за прозрачной ясностью стиля прячутся мудрость философской притчи, ирония, юмор. Тощий подросток торчит на токийском перекрестке, продавая фотокомиксы и сомнительного вида пластиковые игрушки для взрослых. Он одинок и зол на всех на свете. Особенно на странного старика, который уверен, что в тщедушном мальчишке, которому и пообедать-то не каждый день удается, скрыт толстяк и будущий чемпион. Неужели и впрямь возможно невозможное, за облаками всегда скрывается небо, а любовь это ключ к загадке вселенной? «Новая философская парабола Эрика-Эмманюэля Шмитта. Современная дзен-буддистская сказка, проникнутая юмором и мудростью». На сей раз Э.-Э. Шмитт в своей повести из Цикла Незримого прячет ключ к гармонии и счастью в ...борьбе сумо и медитации.

 




​Шмитт, Эрик-Эмманюэль.
Дети Ноя : роман : пер. с фр. / Э. -Э. Шмитт. - СПб. : Азбука-классика, 2005. - 249[7] с. (Шифр худ./Ш737-736844)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

 
История, сотканная из множества нитей. История-пазл. В ней найдется всё - и тяжелое военное время, и чувство притеснения нации, и становление религиозного мировоззрения, и простые человеческие поступки. Повествование ведется от лица маленького еврейского мальчика Жозефа, которому приходится расстаться с родителями для их общей безопасности и встретить на своем пути разных людей. Одним из них стал отец Понс - священник, организовавший небольшой детский пансион, в котором он скрывает часть еврейских детей. Он стал для них отцом и наставником, открывая им главные истины жизни. Шмитт сравнивает отца Понса и его воспитанников с героями библейских преданий. И неудивительно, ведь герои Желтой Виллы так же спасались от нацистов, сидя в заброшенной часовне, как и Ной со своим семейством и прочими "пассажирами" спасались от потопа в ковчеге. Роман написан прекрасным живым языком и читается на одном дыхании.

 






​Шмитт, Эрик-Эмманюэль.
Евангелие от Пилата : [роман : пер. с фр.] / Э.-Э. Шмитт ; [пер. А. Григорьев]. - СПб. : Азбука-классика, 2009. - 252, [4] с. ; 19 см. (Шифр худ./Ш737-864236)

Экземпляры: всего:4 - ЦРиПЧ(4)

Эрик-Эмманюэль Шмитт - мировая знаменитость, пожалуй, самый читаемый и играемый на сцене французский автор. Это блестящий и вместе с тем глубокий писатель, которого волнуют фундаментальные вопросы морали и смысла жизни, темы смерти, религии. Вниманию читателя предлагается его роман "Евангелие от Пилата" в варианте, существенно переработанном автором. "Через несколько часов они придут за мной. Они уже готовятся… Плотник ласково поглаживает крест, на котором завтра мне суждено пролить кровь. Они думают захватить меня врасплох… а я их жду". Три дня спустя, пасхальным утром, Понтий Пилат начинает самое странное расследование в истории человечества. Он пытается установить, куда делось тело распятого Иешуа, ибо поверить, что труп бесследно исчез, и люди видели покойного живым, невозможно. Две части, два взгляда на "до" и "после" одной и той же истории. Роман сочтоит из двух частей - предисловия (рассказ приговоренного к казни) и самого Евангелия от Пилата. В предисловии от лица Иешуа излагается его история, история становления Иешуа как пророка. Пилат же излагает произошедшее уже после казни в письмах к другу. 

Шмитт, Эрик-Эмманюэль.
Мсье Ибрагим и цветы Корана : пер. с фр. / Э. -Э. Шмитт ; [пер. Д. Мудролюбова]. - СПб. : Азбука-классика, 2005. - 124[3] с. (Шифр худ./Ш737-679680)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
 
Удивительно нежная и философски глубокая книга Э.-Э.Шмитта, входящая в его "Цикл Незримого", замаскирована под внешне незамысловатый рассказ о брошенном отцом мальчишке, страдающем от одиночества. Он живет в Париже на Голубой улице, которая давно не голубая, покупает на ужин консервы у местного Араба, который вовсе не араб. Что же здесь настоящее? Взросление, дружба, столкновение с миром иной религии, неповторимая мелодия жизни.





​Шмитт, Эрик-Эмманюэль.
Оскар и Розовая Дама : пер. с фр. / Э. -Э. Шмитт. - СПб. : Издательская Группа "Азбука-классика", 2009. - 192 с. (Шифр худ./Ш737-929388)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Книга Э.-Э. Шмитта, одного из самых ярких современных европейских писателей, - это, по единодушному признанию критики, маленький шедевр. Герой, десятилетний мальчик, больной лейкемией, пишет Господу Богу, с прелестным юмором и непосредственностью рассказывая о забавных и грустных происшествиях больничной жизни. За этим нехитрым рассказом кроется высокая философия бытия, смерти, страдания, к которой невозможно остаться равнодушным.
 
"Пытался объяснить родителям, что жизнь - странный дар. Вначале мы его переоцениваем: думаем, что получили в вечное пользование. Затем недооцениваем, находя жизнь слишком короткой и несовершенной, и чуть ли не готовы от нее отказаться. Наконец, осознаем, что это был вовсе не дар, а только кредит. И тогда пытаемся его заслужить."

​Эко, Умберто.
Имя розы : роман : пер. с итал. / У. Эко ; [пер. Е. Костюкович]. - СПб. : Симпозиум, 2007. - 639 с. (Шифр худ./Э40-652769)
 
 
Экземпляры: всего:2 - ЦРиПЧ(2)
 
Умберто Эко (р. 1932) — один из крупнейших писателей современной Италии. Знаменитый ученый-медиевист, семиотик, специалист по массовой культуре, профессор Эко в 1980 году опубликовал свой первый роман — «Имя розы», принесший ему всемирную литературную известность. Действие романа разворачивается в средневековом монастыре, где его героям предстоит решить множество философских вопросов и, путем логических умозаключений, раскрыть произошедшее убийство. 







​Экономцев, Игорь.
Записки провинциального священника / И. Экономцев. - М. : Эксмо ; М. : Яуза, 2004. - 512 с. (Шифр худ./Э404-610761)
 
 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)
 
Книга архимандрита Русской Православной Церкви И. Экономцева - талантливый, удивительный по реалистичности роман. Это дневник священника, получившего приход в заштатном городке Сарске в период борьбы советской власти с религией. Маленькие проблемы маленьких людей, каждодневные "маленькие" подвиги во имя своей веры... Невозможно жить по законам житейской мудрости не повторяя крестного подвига самого Христа.

Экономцев Иоанн, архимандрит, председатель Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви. Родился 4 июля 1939 года в Москве.

 
В 1963 году окончил филологический факультет МГУ. Несколько лет преподавал в школе, работал в министерстве культуры, затем — в центральном аппарате МИД СССР. 5 лет провел в Греции сотрудником посольства (1971-1976 годы). В 1978 году оставил дипломатическую службу и в качестве старшего научного сотрудника приступил к работе в Институте всеобщей истории АН СССР по сектору византиноведения. В 1982 году перешел на работу в Московскую духовную академию. В 1983-1988 годах совмещал преподавательскую деятельность с работой помощника управляющего делами Московской Патриархии. В 1986 году рукоположен в сан диакона, затем — в сан священника, в 1987 году возведен в сан протоиерея. В 1989 году принял монашество с именем Иоанн. В 1990 году возглавил Союз православных братств. С 1991 года по настоящее время руководит синодальным Отделом религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви и одновременно является настоятелем Патриаршего подворья Высоко-Петровского монастыря в Москве. В 1992 году отец Иоанн основал Российский православный университет св. Иоанна Богослова, ректором которого он и является по настоящее время. В январе 2002 года игумен Иоанн возведен в сан архимандрита. Действительный член Российской академии естественных наук, член Российской экологической академии, членкор Российской академии образования, член Союза писателей. После прочтения становится понятным, что такое жертва, Любовь, внутренняя, а не внешняя, обрядовая вера. Для скорбящих этот роман может стать той связью с Богом, которую мы так ищем. 





Эндо, Сюсаку.
Молчание ; Самурай : романы : пер. с яп. / С. Эндо ; [пер. И. Львова ; авт. послесл. Л. Громковская ; худож. В. И. Кириллов]. - М. : Радуга, 1989. - 445,[2]  с. : ил. ; 21 см. (Шифр худ./Э644-396855)

Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

Роман "Молчание" основан на реальных событиях середины XVII века, когда японские власти, искореняя новую религию, обрушили жесточайшие гонения на христиан. Три молодых португальских священника, прекрасно сознавая, чем рискуют, пробираются в эту грозную, наглухо закрытую для иноземцев страну, чтобы опровергнуть слухи о позорном отступничестве их учителя, падре Феррейры, и продолжить в Японии тайную проповедь христианства. Роман "Самурай" (1980) - вершина позднего творчества Эндо - основывается на реальных исторических событиях 1613-1620 годов и повествует о совместной кругосветной экспедиции группы японских самураев и католических миссионеров - из Японии в Мексику, затем в Испанию, Италию и обратно в Японию, - причем стержнем развития сюжета служит конфликт синтоистского и христианского мировоззрений. "Самурай" напоминает мудрую притчу, вернее - иллюстрирующий ее древний гобелен. С мастерством настоящего волшебника Эндо воссоздает мир XVII века во всем его многообразии, причем как с европейской, так и с японской точек зрения. Незамысловатая, казалось бы, ткань повествования скрывает завораживающие глубины."
 
 

 


 



​Эса де Кейрош, Жозе Мария.
Реликвия / Избранные произведения   : в 2 т. : пер. с португ. / Ж. М. Эса де Кейрош. - М. : Худож. лит. - 1985
Т. 1 : Преступление падре Амаро / . Мандарин ; Реликвия / [авт. предисл., авт. коммент. С.Еремина, худож. Б.Свешников]. - 1985. - 767 с. (Шифр худ./Э840-929538)

 
Экземпляры: всего:1 - ЦРиПЧ(1)

В том вошли два антиклерикальных романа и фантастическая повесть "Мандарин". Жозе Мария Эса де Кейрош (1845–1900) – всемирно известный классик португальской литературы XIX века. Роман «Реликвия» принадлежит к числу наиболее оригинальных произведений классика мировой литературы Жозе Марии Эсы де Кейроша. Он представляет собой смелое смешение фантастики и реализма, соединяя, казалось бы, несоединимое - карикатурно изображенную современность и трагическую историю, сон и реальность. Герой романа - легкомысленный португалец XIX века - переносится в Иерусалим времен правления Ирода Великого и присутствует при последних минутах земной жизни Христа. Из ничтожного искателя радостей жизни он неожиданно на какой-то период преображается в благородного образованного человека, сострадающего невинно осужденному и постигающего весь трагизм и величие происходящего. 




​Янг, Уильям Пол.
Хижина. Разговор с Богом. – М. : Эксмо, Домино, 2010.   – (Сенсация). - ISBN: 978-5-699-39455-5.

 
Двадцать шесть издательств отказались от рукописи "Хижина", а двадцать седьмое выпустило скромный тираж книги за счет автора… Но уже через год, вопреки прогнозам «экспертов» и почти без рекламы, суммарный тираж «Хижины» достиг 5 000 000 книг! В своей книге Пол Янг изложил собственные взгляды на Бога и историю своего внутреннего исцеления, которое пережил в зрелые годы. «Хижина» - это путешествие в орегонскую глушь, которое вдребезги разобьет ваши представления о природе вещей… Семейный турпоход закончился трагедией: у Мака пропала младшая дочь. Вскоре в орегонской глуши, в заброшенной хижине, было найдено свидетельство ее вероятной гибели от рук маньяка. Четыре года спустя так и не смирившийся с утратой отец получает подозрительное письмо, якобы от самого Господа Бога, с советом посетить ту самую лачугу. После долгих колебаний Мак решается на путешествие, которое вдребезги разобьет его представления о природе вещей...