Виртуальные выставки

Детская и подростковая жестокость в художественной литературе

 

«...с жестокой радостью детей» (М. Ю. Лермонтов)

Статистические данные буквально кричат о проблеме детской жестокости. А остается ли глуха к ней литература?

Жестокость в современном мире — обычное явление. Вот почему вокруг то и дело вспыхивают мелкие конфликты и крупные войны. Более того, кажется, что жестокость сегодня пропагандируют. Только посмотрите, сколько фильмов, компьютерных игр и даже мультфильмов, в которых отображены драки, убийства. Их персонажи причиняют друг другу боль, и это приносит им удовольствие. Так сами взрослые создают модель поведения, которую копирует младшее поколение, а потом беспокоятся о том, как это явление искоренить.

Детская жесткость не совсем такая, как взрослая. У взрослых она развивается на почве личностных отношений, влияния каких-либо внешних факторов. Иногда ее причины очень серьезные, но частенько достаточно даже пустяка. Детская жестокость нередко вызвана тем, что так «модно», можно показать, что ты «лидер». Многие подростки просто копируют поведение своих сверстников, даже не задумываясь о последствиях. Если ребенок попадает в круг жестоких товарищей, он становится таким же, чтобы не стать лишним в этой компании. Когда ребенок привыкает быть жестоким, обратить этот процесс очень тяжело.

Многие авторы поднимали проблему детской жестокости, поэтому в литературе можно найти примеры этого явления.

Характерной чертой литературы конца двадцатого — начала двадцать первого века является также появление произведений, в которых дети описываются не наивными добрыми созданиями, а эгоистичными и жестокими людьми. Например, таковы образы детей в романе «Повелитель мух» У. Голдинга, «Цементный сад» И. Макьюэна и в рассказах Р. Брэдбери. Конечно, нужно различать, где жестокость, а где слабая детская воля, неумение управлять своими эмоциями. Не так давно подрастающее поколение восполняло недостаток собственных переживаний на примерах художественной литературы. Современные дети мало читают, зато много играют в электронные игры. А в электронном мире всё просто. Размазал героя по стенке — он отряхнулся и дальше побежал. Ему не больно, и он не калека. Такой вот негативный опыт. Если раньше проявление детской жестокости было все-таки редким явлением, то в последнее время это, к сожалению, становится новой статистической «нормой». Тому способствуют определенные факторы современной жизни. Дети живут в предельно агрессивной среде. Более 80% семей разводятся — это сопровождается тяжелейшими конфликтами и скандалами. Радио, телевидение, интернет, газеты, журналы заполнены криминальными сюжетами. Родители слабо стараются защитить от этого своих детей. Родители невнимательны к первым проявлениям агрессивности маленьких детей и тем самым подкрепляют ее.

Почему жестоки дети? Как нужно воспитывать детей, чтобы они не были жестокими и агрессивными?

Жестокость стала обыденным делом. Ее проявления не шокируют ни взрослых, ни детей. Довольно часто жестокое поведение дает существенные результаты: человеку удается с его помощью удовлетворить свои интересы и заставить других подчиняться. Однако эта дорога ведет в тупик. Наблюдая или почувствовав на себе жестокое поведение, окружающие составляют соответствующее мнение о таком человеке и, опасаясь за собственную безопасность, пытаются его всячески избегать. Жестокий в итоге становится одиноким, окруженным страхом, недоверием, непринятым другими.

Жестокий характер ребенка, склонность к насильственным действиям должны насторожить родителей. Конечно, малыши должны уметь себя защищать, однако вряд ли целесообразно, чтобы дети входили в жизнь, заняв бойцовскую позицию.

Кто-то мудро отметил: если бы дети были наделены физической силой взрослых, весь мир погрузился бы в насилие. Ребенок мог бы совершить много бед, сея боль и разрушение, поскольку еще не усвоил общечеловеческих норм поведения и не научился контролировать свои поступки.

Спор об оправданности сцен жестокости в детской литературе бесконечен. Это почти риторический вопрос — правильно ли давать детям, речь тут преимущественно о книгах для подростков, такую литературу? Есть множество примеров, когда родители, возмущенные излишней, на их взгляд, суровостью автора заставляли власти подвергнуть книгу цензуре и изъять ее, например, из школьных библиотек.

В качестве примера можно привести роман Роберта Кормье «Шоколадная война» (выпущен в России издательством «Розовый жираф»), книга вызвала бурный резонанс и долгие споры, в конечном итоге роман включили в школьную программу.

Полезно или вредно детям читать книги, содержащие сцены насилия, будь оно физическое или моральное?

Реакция ребенка, оставленного наедине с травмирующими событиями, описанными в книге, непредсказуема. От испуга и ухода в себя, до желания реализовать прочитанное. Поэтому без моральной поддержки, участия внимательных родителей, учителей, психологов, тут не обойтись. Ведь в таких книгах представлен лишь один из вариантов подросткового взаимодействия, пугающий своей жестокостью, реальный, но не единственный в жизни.

И, читая с детьми такую литературу, мы даем им шанс прожить с нами некое взросление души, психологически подготовив их к тому, насколько разным может быть мир. Помочь найти точку опоры для понимания собственного поведения в разных ситуациях, предоставленных нашим детям этим огромным и многогранным миром.

Автор, заглавие
1. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Алмаметов, Владимир.
За школьной гранью: пьеса. — 9785447437589

В частной школе происходит изнасилование и убийство учительницы. Под подозрением абсолютно все, кто с ней общался. Детектив Виктор Лётов берется за расследование самого жестокого дела за свою практику. Поначалу ему кажется, что ничего не будет ему мешать и все пойдет гладко, но, погрузившись в школьный мир, он узнает жестокую правду о повседневных буднях учеников этого заведения и поймет, что мы никогда не замечаем, как используют наших детей! Книга получила приз за самую откровенную историю!

https://avidreaders.ru/author/vladimir-almametov/

2. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Амманити, Никколо.
Я не боюсь. — М.: Махаон, 2005. 9- 5-18-000732-1, 88-06-14210-0

Никколо Амманити — один из наиболее популярных современных писателей Италии. Родился в Риме в 1966 г. Дебютировал в 1994 г. и сразу с романом. Автор книжки эссе, двух сборников коротких рассказов и трех романов, один из которых, «Я не боюсь», опубликованный в конце 2001 г., лег в основу художественного фильма с тем же названием, вышедшего на экраны летом 2002 г. «Я не боюсь» — книга о смелости и дружбе, о жестокости и любви, о том, как иногда в самые опасные передряги оказываются втянуты самые близкие люди... Играя с приятелями в заброшенном доме на окраине нищей деревушки на юге Италии, девятилетний Микеле случайно натыкается на яму, в которой сидит мальчик — его сверстник, почти ослепший от грязи и обезумевший от жары и одиночества. Кто этот пленник, кто и зачем его здесь держит и, главное, как ему помочь? Ответы на эти вопросы оказываются для Микеле еще более страшными и неожиданными, чем сама находка. Мальчику приходится собрать все свое мужество, чтобы в разгар необыкновенно жаркого и душного лета 1978 года выкрикнуть миру: я не боюсь!

https://avidreaders.ru/author/nikkolo-ammaniti/

3. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Амманити, Никколо.
Я заберу тебя с собой. — 2012.

Действие романа «Я заберу тебя с собой» разворачивается в маленьком итальянском городке. Тихий подросток Пьетро Морони растет в неблагополучной семье, он замкнут, любит читать и наблюдать за животными. В школе ему приходится туго: он белая ворона, да к тому же не умеет постоять за себя. В нем копится протест, и это приводит его к трагедии. Сорокалетний плейбой Грациано, вернувшийся в родные места после долгих странствий, привлекает к себе всеобщее внимание. Он — предмет вожделения всех Провинциальных дам. Однако его личная жизнь терпит полный крах, а единственная настоящая любовь безвозвратно от него ускользает. Линии жизни двух главных героев внезапно пересекаются лишь в конце истории. Они ничего не знают друг о друге, и красавец Грациано даже не может себе представить, какую роковую роль сыграет в его судьбе худенький беззащитный мальчик.

https://www.livelib.ru/author/177839-nikkolo-ammaniti

4. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Андерсон, Лори.
Говори. — М.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014. — ISBN: 978-5-389-08517-6 — (Серия «Говори»).

На школьной вечеринке по поводу окончания летних каникул пятнадцатилетняя Мелинда вызвала полицейских, но сбежала до приезда копов, ничего и никому не объяснив. Поэтому учебный год начался для нее ужасно. Друзья отвернулись от девушки. В школе никто с ней не общается. Мелинда Сордино — изгой в своем новом классе. Её за что-то ненавидят бывшие друзья и подруги, а Мелинда даже не пытается защититься. И постепенно сама Мелинда перестает разговаривать не только в школе, но и дома.
Она молча, без слез выносит все унижения и пытается найти утешение в рисовании. В прошлом девочка была довольно популярной, но некое обстоятельство настроило всех против нее. Она скрывает правду, о которой не хочет говорить, ту правду, которая может изменить все, которая полностью оправдывает ее. Все без конца просят Мелинду говорить, но никто не желает слушать. Сможет ли девушка рассказать о том, что действительно произошло на вечеринке? Сможет ли она дать отпор тому, кто обидел ее и кого она считает чудовищем? Удастся ли Мелинде преодолеть свои страхи и начать говорить?..

https://avidreaders.ru/author/lori-hals-anderson/

5. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Баллантайн, Лайза.
Виновный. — М.: Азбука, Азбука-Аттикус , 2013. — 978-5-389-03623-9

В одном из лондонских парков обнаружен труп ребенка, убитого с особой жестокостью. По подозрению в совершении преступления полиция задерживает одиннадцатилетнего Себастьяна Кролла. Мальчик отрицает вину, но его поведение настолько неадекватно, что даже Дэниелу Хантеру, его адвокату, становится временами не по себе. Пытаясь докопаться до истины, Хантер перебирает в памяти эпизоды из собственного детства. И сопоставляя того себя и нынешнего своего подзащитного, приходит к единственному решению...

https://www.livelib.ru/author/375648-lajza-ballantajn

6. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Берджесс, Энтони.
Заводной апельсин [Текст] ; Трепет намерения : романы : пер. с англ. / Э. Берджесс. — М. : ТЕРРА, 2000. — 384 с. — (Б-ка английской лит.). (Шифр худ./Б483-854780)
Экземпляры: всего:3 — ЦРиПЧ(3)

«Заводной апельсин» — литературный парадокс XX столетия. Продолжая футуристические традиции в литературе, экспериментируя с языком, на котором говорит рубежное поколение malltshipalltshikov и kisok «надсатых», Энтони Берджесс создает роман, признанный классикой современной литературы. Умный, жестокий, харизматичный антигерой Алекс, лидер уличной банды, проповедуя насилие как высокое искусство жизни, как род наслаждения, попадает в железные тиски новейшей государственной программы по перевоспитанию преступников и сам становится жертвой насилия. Можно ли спасти мир от зла, лишая человека воли совершать поступки и превращая его в «заводной апельсин»? Этот вопрос сегодня актуален так же, как и вчера, и вопрос этот автор задает читателю.

7. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Богословский, Андрей.
Верочка. — 1984.

Больная тема нашего времени — детская жестокость. Почему эти милые детки в стае превращаются в волчат, да какое там, в жестоких волков — загадка давняя. Что руководит ими, откуда эта потребность давить и уничтожать того, кто не такой как они? Сюжет рассказа прост — в класс приходит новенькая, болезненная, очень некрасивая, толстая нескладная девочка Верочка Батистова. Из-за болезни она немало времени провела дома, в обществе книг , не имея возможности общаться с другими детьми, сама придумала себе прекрасный сказочный мир с благородными рыцарями. Немолодая мама, овдовевшая, когда Верочка была совсем маленькой, просто молится на единственного ребенка, трепетно сдувая с нее пылинки. И вот эта домашняя наивная девочка наконец-то приходит в школу, наконец-то она встретится с детьми, наконец-то у нее будут друзья ровесники. Не будет. Никто не хочет дружить с Бородавкой, Жабой, Батистихой. Она никому не мешает, она тихая и робкая, но и этого мало. Ее надо раздавить, как противного паучка.
Верочка не подозревает, насколько могут быть жестокими окружающие люди, если ты не такой, как все. Отталкивающая внешность Верочки становится главной причиной травли. Поддержку она находит у единственного человека — Лёшки. Пусть ненадолго, но Верочка обретает силу и уверенность. Попытка героя рассказа заступиться за несчастную Бородавку приводит к тому, что Верочка начинает считать его принцем, а сам мальчишка попадает в нескладную ситуацию — искренняя благодарность девочки и ее мамы тяготит его, он стесняется ее книжной высокопарной речи, он хочет быть со всеми, со здоровыми и румяными, простыми и понятными, а не с этой, толстой, плаксивой, с бородавками...Финал истории трагичен. Он позволит обидчикам взглянуть на себя со стороны. Задуматься, насколько ужасными могут быть последствия их поступков и слов. «Были мы ещё в том возрасте, когда категории добра и зла только смутно начинают маячить перед человеческим разумом и человек ещё может быть одновременно и безгранично добр и зол до жестокости, не совсем осознавая обе крайности».
https://www.livelib.ru/author/234460-andrej-bogoslovskij

8. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Брайд, Лора.
Сказка про попу.- Издательство: Издательские решения, ISBN: 9785449670915

Дети... Любознательные, наивные, непосредственные. И порой такие безжалостные. Как хорошо сказано у Лермонтова: «...с жестокой радостью детей». Этот рассказ о тех, кто выпадает из стандартных рамок, кого награждают обидными прозвищами, и над кем издеваются с чувством превосходства. А еще о том, что надо быть готовым — сегодня смеешься ты, а завтра уже смеются над тобой. Все с той же жестокой радостью. Расскажите об этом своим детям.
https://avidreaders.ru/author/lora-brayd/

9. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе

Детская и подростковая жестокость в художественной литературе

Детская и подростковая жестокость в художественной литературе

Брэдбери, Рэй.
Всё лето в один день; Вельд: рассказы / О скитаньях вечных и о Земле [Текст] : сборник : пер. с англ. / Р. Брэдбери ; сост., авт. послесл. В. И. Скурлатов, авт. вступ. ст. В. А. Джанибеков, худож. Г. Н. Бойко, худож. И. Н. Шалито. — Москва : Правда, 1987. — 656 с. : ил. (Шифр худ./Б877-771693)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Проанализировав некоторые рассказы Р. Брэдбери, можно сделать вывод, что жестокость детей является реакцией на жестокость общества. По нашему мнению, Р. Брэдбери акцентирует внимание именно на этой проблеме для того, чтобы предостеречь читателей и показать им, к чему может привести пропагандирование жестокости. В рассказе «Всё лето в один день» автор рассказывает о детях, жестокость которых обусловлена завистью к девочке, отличающейся от них. Ненависть к девочке буквально ослепляет детей, и они не понимают чудовищности своего поступка. Они наблюдают за мучениями девочки с улыбкой. В центре рассказа — история о девочке с Земли, которая теперь живёт на Венере, где постоянно идут дожди, и солнце показывается один раз в семь лет. Всем детям, героям рассказа по девять лет и почти никто из них не помнит, какое оно — солнце. Кроме Марго. Ведь она прилетела сюда пять лет назад из солнечного Огайо. За это её не любят и сторонятся одноклассники. И вот наступил тот самый день, когда солнце должно было всего на час появиться над заливаемой водой планетой, тот самый день, которого все так долго ждали...Брэдбери смог вместить в небольшой рассказ довольно много проблем. Это и детская жестокость, страшная по своей сути, это и борьба общества с инакомыслием или просто с тем, кто отличается от общей массы, это и зависть человека. В рассказе «Вельд» мы видим уже более жестоких детей, чем в предыдущем рассказе. Дорогая детская комната, в которой создан виртуальный африканский вельд. В какой-то момент детская игра перестает быть игрой. Р.Брэдбери описывает жизнь семьи в «умном» доме. Окружив детей различной техникой, удовлетворяющей все их потребности, родители не замечают, как их дети постепенно превращаются в эгоистичных, бездушных, и жестоких людей. проявление детьми жестокости в этом рассказе обусловлено недостатком внимания к ним со стороны родителей. Предоставляя детям свободу действий, обеспечивая их всем необходимым и выполняя все их капризы, родители полагают, что они счастливы, забывая, как важно для детей общение с родителями. Они не объясняют детям, что кроме материальных ценностей и развлечений в жизни есть вещи более важные. Дети впервые говорят о том, что хотели бы, чтобы родители умерли, когда те сообщают им, что хотят отключить «умную» комнату. Жестокость детей в рассказе достигает своего пика, когда они позволяют львам растерзать родителей, закрыв их в комнате. Р. Бредбери дает читателям понять, что дети не раз моделировали эту ситуацию. Рассказ заставляет нас задуматься о том, что не только невнимание родителей по отношению к детям, но и общество развивает в них склонность к агрессии и жестокости. Наиболее четко идею жестокости детей как отражения жестокости мира Р. Брэдбери воплотил в рассказе «The Small Assassin». «Будучи уже взрослым, — рассказывает фантаст, — я написал рассказ о самом себе под названием „Маленький убийца“, в котором изображен ребенок, родившийся в полном сознании и памяти и вознамерившийся отомстить своим родителям за то, что они произвели его на свет...» В данном рассказе жестокость ребенка в силу его возраста выражается только в его поступках, а не на словах, но от этого она становится еще страшнее. Брэдбери говорит о том, что мир жесток, а жестокость детей — это, своего рода, месть взрослым за то, что они привели ребенка в этот мир и заставляют его жить по законам этого мира. В своих рассказах автор придерживается теории социального научения и видит причину жестокости детей в жестокости общества и недостатке внимания к детям со стороны родителей.

10. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Бэнкс, Иэн.
Осиная Фабрика [Текст] : роман : пер. с англ. / И. Бэнкс. — СПб. : Азбука-классика, 2004. — 256 с. (Шифр худ./Б975-000694)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Знаменитый роман выдающегося шотландца, самый скандальный дебют в английской прозе последних десятилетий. Познакомьтесь с шестнадцатилетним Фрэнком. Он убил троих. Он — совсем не тот, кем кажется. Он — совсем не тот, кем себя считает. Добро пожаловать на остров, который стерегут Жертвенные Столбы. В дом, где на чердаке ждет смертоносная Осиная Фабрика.

11. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Валь, Матс.
Невидимый. — М.: Амфора, 2007. — 978-5-367-00345-1, 91-7608-830-8

В понедельник утром шестнадцатилетний Хильмер Эриксон обнаружил, что стал невидимым. Повсюду сопровождая полицейского, расследующего дело о его исчезновении, Хильмер постепенно узнает о трагических событиях, произошедших накануне... Нацизм, малолетние преступники, вина родителей, подростковая жестокость. О том, как в шведской школе появилась группа неонацистов и к чему все это привело. Жестоко. Кто видел одноименный фильм, в книге все гораздо хуже.

https://www.livelib.ru/author/185861-mats-val

12. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Варго, Александр.
Дом в овраге. — М.: Эксмо, 2009. — (Myst. Черная книга 18+). — 978-5-699-36952-2

Дети бывают так жестоки! Летний отдых в лесу воспитанников детского сада закончился трагедией. Юные создания «заклевали» свою сверстницу, тихоню Машу Федорову. Девочка сбежала из лагеря и исчезла. Ее тело нашли лишь спустя три дня на дне глубокого колодца в овраге. Но детская агрессия ничто в сравнении с чудовищем, объявившимся в тех же местах спустя тринадцать лет.. Зловещий клоун карает местных жителей при помощи самых изощренных орудий пыток средневековой инквизиции: заживо сдирает кожу, сажает на кол. Повсюду в лесу находят истерзанные трупы пропавших людей. «Кровавые тропы», проложенные в чаще неведомым живодером, незаметно ведут к небольшому дому в том самом овраге, где когда-то нашли мертвую Машу..

https://avidreaders.ru/author/aleksandr-vargo/

13. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Васильев, Борис Львович.
Великолепная шестерка / Избранное [Текст] : в 2 т. / Б. Л. Васильев. — М. : Худож. лит., 1988 — . — ISBN 5-280-00173-2
Т. 2 : Повести и рассказы. — 1988. — 591 с. (Шифр худ./В-191-865615)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

«Примерные» пионеры угнали и оставили умирать от голода старых колхозных лошадей...
Кто такие истинные Вэл, Роки, Дэн, Эдди...? (Это отчаянные парни Дикого Запада, ковбои, которые обладали настоящими мужскими качествами: смелостью, мужеством, бесшабашностью, между ними была крепкая мужская дружба и т.д.) И герои рассказа — обыкновенные мальчишки, такие же, как вы — стремятся во всем быть на них похожими. Они даже называют себя их именами. А разве плохо иметь кумиров? Главной героиней рассказа является также начальник пионерского лагеря Кира Сергеевна. В чем она видела смысл жизни? («...в борьбе: за первое место, за лучшую самодеятельность, за наглядную агитацию, за чистоту лагеря и чистоту тел...».) Что было для нее высшей наградой? («...право отчитаться на бюро райкома как лучший руководитель пионерского лагеря минувшего сезона».) Для сторожа, старика-инвалида кони были всей жизнью. Они спасли ему жизнь; лошади, по мнению старика, гуманнее некоторых людей, им не чуждо сострадание и самоотверженность. Кто все-таки виноват в случившемся? Те, кто воспитал мальчишек — умных, всесторонне развитых, начитанных, смелых и т.д. — равнодушными, безответственными и бессердечными. «А почетный пенсионер колхоза Петр Дементьевич Прокудов, бывший разведчик кавкорпуса генерала Белова, тем же вечером умер: он купил две бутылки водки и выпил их „за помин души“ в зимней конюшне, где до сей поры так замечательно пахло лошадьми...» Кто виноват в его смерти? Прямо — Кира Сергеевна ( она дала ему деньги на водку, хотя знала, что это убьет старика); косвенно — все наше общество, которому уже не нужны «пережитки прошлого». Что-нибудь или кого-нибудь изменила эта трагедия? Самое страшное, что нет: Кира Сергеевна выбросила фотографии и выкинула из головы окончившуюся смену; лошадей списали; дед умер; мальчики так ни о чем и не узнали.

14. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Володина, Наталия.
Мираж цвета индиго. — М.: Эксмо, 2008. — ISBN: 978-5-699-30233-8

Природа щедро одарила детей-индиго самыми невероятными способностями. Кто-то из них говорит на 120 языках, кто-то, будучи тинейджером, возглавляет отдел в солидной корпорации, кто-то просто чувствует других людей, как себя. Даша Майорова выросла в обычной любящей семье. Как и многие индиго, она умна, вынослива, способна и склонна управлять другими. Но главный ее талант — убивать. Жестоко и беспощадно. Корень зла и личной трагедии — в детстве и сверхзадатках, которые наделили хрупкую девушку особой властью. На счету Майоровой несколько жертв. Даша действует дерзко, внезапно, для милиции она — неуловимый мираж. В городе нашелся лишь один человек, способный остановить убийцу-индиго, — частный сыщик Сергей Кольцов...

https://avidreaders.ru/author/volodina-nataliya/

15. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Вяземский, Юрий Павлович.
Шут [Текст] : [повесть] / Юрий Вяземский. — Москва : Астрель: АСТ, [2010]. — 159 с. ; 21 см. 3000 экз. (Шифр 84/В991-459503)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Проза Юрия Вяземского — настоящее откровение для человека, впервые открывающего его книгу. Повесть «Шут» написана о школе, о той поре в жизни человека, когда он так обостренно и страшно чувствует окружающий мир, что малейшая фальшь и ложь вырастает до необъятных размеров. Он мнит себя вправе судить. И пока на себе не испытает весь ужас унижения и собственной слабости, он не придет к пониманию, что нужно быть снисходительнее и терпимее к людям и любить их. Потому что без любви душа высыхает и уничтожает самое себя.

16. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Гарсиа-Валиньо, Игнасио.
Милый Каин. — М.: Эксмо, Домино, 2011. — 978-5-699-48249-8 — (Интеллектуальный бестселлер).

Заурядный конфликт за шахматной доской, переросший в смертельную схватку. Поединок между Николасом Альбертом, мальчиком, проводящим почти все свободное время, играя в шахматы с компьютером, и Хулио Омедасом, шахматистом международного класса и психологом. Схватка в бесконечных логических лабиринтах великой игры. Состязание, в котором Николас Альберт пытается навязать свои правила игры. Ему с малых лет приятно видеть, когда другие страдают, а еще приятнее самому заставлять других страдать. Ведь он истинный потомок Каина.

https://www.livelib.ru/author/161690-ignasio-garsiavalino

17. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Где все? Сборник лучших шведских пьес для молодежи. — М.: Гаятри, 2008. — 978-5-9689-0160-6

Эта подборка современных шведских пьес для подростков переворачивает наши представления о театре, который начинается с вешалки, продолжается деликатным покашливанием в фойе и заканчивается пыльным бархатным занавесом. Театр, где ставятся такие пьесы, должен быть совсем другим: совсем не академичным, склонным к экспериментам и слегка разухабистым. Сгодится и спортивная площадка за школой, и полуподвальный клуб, и квартира кого-нибудь из артистов, если, конечно, предки на даче. Вряд ли эти пьесы понравятся каждому учителю, зато школьники наверняка узнают себя в шведских ровесниках.
Сборник уникален тем, что это действительно пьесы не только о подростках, но и для них. Каждая работа поднимает вопросы важные для детей. В том числе и тему детской жестокости.

https://www.livelib.ru/author/226694-bez-avtora

18. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Гийу, Ян.
Зло: роман: пер. с швед. — М.: Астрель, 2014. — 978-5-17-083053-4

Обычное простое наказание сводилось к тому, что виновного школяра затаскивали в душевую и держали на привязи под потоком холодной воды. Существовала добрая дюжина способов поставить на место «новых-и-крутых». Во время Монашеской ночи учителя уходили к себе и засовывали вату в уши, или ставили на проигрыватель пластинку Вагнера, или придумывали что-то еще, лишь бы совершенно ничего не видеть и не слышать. «Ты получишь свой ад здесь и сейчас, будь уверен!» Добро пожаловать в Шведский интернат!

https://www.livelib.ru/author/305231-yan-giju

19. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Голдинг, Уильям. (1911-1993).
Повелитель мух [Текст] : повесть : пер. с англ. / У. Голдинг. — М. : Педагогика, 1990. — 218 с. (Шифр худ./Г601-299898)
Экземпляры: всего:5 — ЦРиПЧ(5)

«Повелитель мух» — роман английского писателя Уильяма Голдинга, удостоенного в 1983 году Нобелевской премии по литературе. В отличие от многих издательств, отклонивших в свое время публикацию книги, руководство компании «Faber & Faber» сумело разглядеть в произведении основную идею — зло живет не только вокруг, но и внутри нас. Впоследствии книга вошла в список самых лучших произведений ХХ века, во многих западных школах и колледжах роман был включен в перечень программных произведений. «Повелитель мух» — история о детях, волей судьбы заброшенных на необитаемый остров. Именно здесь начинают проявляться их характеры и внутренний мир. Разделение ребят на два лагеря условно делит их жизнь на две противоположные стороны — добро и зло. Это своего рода предупреждение о том, что все в этом мире зыбко и переменчиво. Дети, высадившись на незнакомый остров, вскоре смогли собраться в единое племя с выборным вождем и советом для решения отдельных вопросов. Все из них были мальчиками, но самого разного возраста и происхождения — от шестилетних малышей до четырнадцатилетних подростков, певцов церковного хора, детей из богатых семей и обычных деревенских мальчишек, сильных и умных. Среди них сразу выделились два лидера — Джон и Ральф, племя распределило между собой обязанности и принялось осваивать остров. В первые дни и недели на острове, дети вели себя как в Англии — играли, танцевали, веселились, прикалывались друг над другой — так в цивилизованном обществе мы выплескиваем свои животные позывы. Но под конец книги из этих рудиментов развились вполне дикарские наклонности — эмоциональные танцы и прыжки с клоунадой превратились в ритуальные танцы, имитирующие процесс охоты, в ходе которых дети буквально пьянели от желания убивать. Детские страхи, которые подогрел мертвый парашютист, превратились в новую религию с жертвоприношениями- сперва свиней, а затем, едва ли, не людей. Задиры, что обижали маленьких, превратились в убийц и палачей. Детские мальчишеские драки обернулись кровопролитием и убийствами. Дети, выросшие в высоких христианских ценностях, которые в первые дни даже свинью не решались убить, превратились в маньяков-дикарей, не имеющие ни милосердия, ни сострадания. И ведь к этому их не вынуждала среда — даже в самые страшные времена еды, земли и других ресурсов хватало на всех! Главный герой, Ральф, лишь когда дикари в ходе своего ритуального танца убили человека, понял, к чему они пришли и что ждет его самого.

20. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Грин, Грэм.
Разрушители: рассказ / Избранные произведения [Текст] : в 2 т. : пер. с англ. / Г. Грин. — Москва : Художественная литература, 1986 —
Т. 1 : Меня создала Англия / . Суть дела : романы ; Рассказы / [сост. Г. А. Анджапаридзе ; авт. вступ. ст. В. В. Ивашева ; худож. В. Терещенко]. — 1986. — 543 с. (Шифр худ./Г85-646729)
Экземпляры: всего:8 — ЦРиПЧ(8)

Странноватому мальчишке мозолит глаз единственный на улице уцелевший после бомбёжек дом. Почему-то мозолит настолько, что он придумывает чёткий и коварный план, как его разрушить. Зачем? Просто чтобы разрушить прекрасное. Обычно людьми правит желание славы или агрессия, ненависть. А тут — что? Ради смеха? Приключения? Разрушение ради разрушения? Откуда в детях столько жестокости и ненависти, откуда это желание насолить, уколоть, обидеть или разрушить? 12-летние подростки уничтожили дом пожилого человека, по их мнению, Старого дохляка. В поиске подобных методов эти разрушители естественно ни к чему не приходят. Они доставляют душевную, физическую и моральную боль не только себе, но и тем, к кому якобы не имели никаких претензий.
—Ты так дико его ненавидишь? — спросил Чернявый.
—Вовсе нет. Если б я его ненавидел, никакого бы удовольствия не было.
Дом был построен выдающимся архитектором. Факт перенесенных бомбежек только добавляет смысла всем действиям Т. и команды. Созидание возвеличивает творца, то же происходит и при разрушении. Т. был не просто фанатиком идеи. Его отец тоже был архитектором. Один архитектор созидания, а другой архитектор разрушения.
Тема, поднимаемая в рассказе ужасна и естественна одновременно. Немотивированная детская жестокость настолько часто встречается в жизни, что к ней можно было бы уже привыкнуть, и останавливает нас от этого последнего шага видимо только способность человека мыслить и делать выводы, — то, что делает нас людьми.

21. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Детские игры: сборник. — М. — Вече, «Джокер», 1998. — 86208-005-8 — (Inferno).

Это очень необычный сборник. Он состоит из рассказов, главные герои которых — жестокие дети. Словосочетание «детская жестокость» давно стало нарицательным, и все же злая изобретательность, с которой маленькие герои рассказов расправляются со взрослыми и друг с другом, приводит в ужас. Этот уникальный в своем роде сборник невольно наталкивает на мысль о том, что внутренний мир наших детей — это точный слепок окружающего нас жестокого противоречивого мира взрослых.

https://www.livelib.ru/author/226694-bez-avtora

22. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Джеймс, Генри.
Поворот винта [Текст] : повести, рассказы : пер. с англ. / Г. Джеймс. — СПб. : Азбука-классика, 2005. — 416 с. (Шифр худ./Д404-294094)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Включённые в книгу повести и рассказы Генри Джеймса, классика американской и мировой литературы, вводят читателя в мир психологических загадок, суеверных ожиданий, таинственных, страшных, порой необъяснимых событий. Давшая название сборнику повесть "Поворот винта«(1898) стала своего рода «визитной карточкой» Джеймса — новеллиста и удостоилась многочисленных экранизаций. Традиционная готическая «история с привидениями» превращается под пером Джеймса в парадоксальное, двусмысленно-провокационное повествование, в котором любая истина может быть оспорена и за каждым событием может последовать очередной «поворот винта» Судьбы, управляющей человеческой жизнью.

23. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Дрейпер, Шэрон.
Давай поговорим. — Розовый жираф, 2012. — 978-5-4370-0010-6

Мелоди не похожа на большинство людей. Она не говорит и не ходит, и многие считают ее «отсталой». Но у нее необыкновенная память: она помнит все, что когда-либо с ней случилось. Мелоди умнее взрослых, которые пытаются поставить ей диагноз, и умнее своих однокашников из интеграционного класса, она видит, чувствует и слышит то, что другие не замечают. Она радуется жизни, но только представьте, как тяжело ей приходится, и как бывает грустно и невыносимо. Мелоди хочет, чтобы к ней относились как к человеку, а не диагнозу — ребенку с ДЦП. И она намерена доказать всем, что тоже чего-то стоит... Книжка про Мелоди удивительным образом вызывает не жалость к главной героине, а уважение. Написанная от первого лица она вызывает не обычное смущение, которое мы привыкли испытывать при встрече с инвалидами (смущение и неловкость от того, что с нами-то все в порядке, а им мы, дескать, ничем помочь не можем), а восхищение ее внутренней силой, глубиной ее ума и неловкость от того, решением каких мелких в сущности проблем мы заняты большую часть времени, как мало замечаем и плохо понимаем других людей. Шэрон Дрейпер — американская писательница, многократный лауреат премии Коретты Скотт Кинг, школьная учительница и мама «особого» ребенка. Книга показывает нам, как стоит и как не стоит относиться к людям с ограниченными возможностями, ведь иногда мы бываем неоправданно жестоки.

https://www.livelib.ru/author/341925-sheron-drejper

24. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Елизаров, Михаил Юрьевич.
Мультики [Текст] : [роман] / Михаил Елизаров. — Москва : АСТ: Астрель, [2010]. — 317, [1] с. ; 21 см. 4000 экз. (Шифр 84/Е511-690988)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Михаил Елизаров — один из самых ярких и талантливых современных писателей, лауреат премии «Русский Букер». Его проза притягивает, будоражит, действует, не оставляя ни одного шанса читательскому равнодушию. Главный герой нового романа — советский подросток конца восьмидесятых Герман Рымбаев.. Место действия — окраина промышленного мегаполиса, где дворовая шпана зарабатывает деньги на показе «мультиков» зазевавшимся гражданам. В результате Рымбаев попадает в детскую комнату милиции, в руки педагога уж точно не от бога, а от черта — Разума Аркадьевича. Разум показывает Герману диафильм о себе любимом. Оправдались худшие подозрения: в детстве Разум был садистом-убийцей, но вот ведь же исправился, попав в руки замечательного педагога! Повторить путь исправления предназначено и Герману. Интересно, что и спаситель Разума тоже в свое время встал на путь исправления благодаря прекрасному педагогу, который тоже не был от рождения ангелом, а «утопил кошку Лизу, замучил белого и прелестного кролика Бобби!». Эта поэма во славу волшебной силы педагогики, которой и Макаренко позавидовал бы, тем забавнее (и жестче), чем яснее для героя и читателей: за педагогически-гуманистическими лозунгами Разума («основная педагогическая мудрость — человеколюбие»), за всей этой агрессивно человечной казенной сладенькой демагогией скрывается все тот же циничный и страшно опасный садист. Герман в лапах Разума предает своих пацанов-подельников, и те явно исчезают за решетками исправительных учреждений. «Произведение о детстве» трансформируется в сюрреалистический кошмар. Реальность подменяет мистификация, пространство и время мутируют, нарисованный мир диафильма оживает, обнажая бездну...

25. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Железников, Владимир Карпович.
Чучело [Текст] : повесть / В. К. Железников ; [худож. О. Федорова]. — М. : Современник, 1988. — 106,[2] с. : ил. — (Отрочество : Сер. книг для подростков). (Шифр Д/Ж51-810246)
Экземпляры: всего:9 — ЦРиПЧ(9)

Автора интересует поведение подростков в конфликтные моменты жизни, их моральные потери и приобретения. Шестиклассница Лена стала объектом жестоких издевательств одноклассников. Девочка никогда не имела друзей среди одноклассников, а один случай и вовсе усугубил ситуацию. Ленка стала невольной свидетельницей разговора классной руководительницы и одноклассника, а потом стала изгоем в классе. Девочку прозвали Чучелом, за ней гонялись, чтобы побить. Даже те одноклассники, которые жалели девочку, не пытались ее защитить, так как знали, что такая же жестокость обрушиться на них самих. Этот пример показывает, как дети могут становиться жестокими только лишь из-за того, что так поступают их сверстники. В этом же произведении есть еще один пример детской жестокости. Ребята решили насобирать денег на экскурсию по Москве. Для этого они подрабатывали там, где была возможность. Один из одноклассников, Валька решил заработать деньги отводя животных на живодерню. Мальчишка не задумывался, насколько жестоко поступает с беззащитными братьями меньшими. Валька — доказательство того, что ради легкой наживы дети могут пойти на очень жестокие поступки. При этом они даже не задумываются, что причиняют кому-либо боль.

26. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Железников, Владимир Карпович.
Чучело-2, или Игра мотыльков [Текст] : повесть / Владимир Железников ; худож. Е. Медведев. — Москва : Детская литература, 2013. — 328 с. : ил. ; 22 см. — (Школьная библиотека) 3000 экз. (Шифр 84/Ж510-480451278)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Эта повесть — о судьбах пятерых подростков, о любви и ненависти, о дружбе и предательстве. Для среднего и старшего школьного возраста.

27. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кинг, Стивен.
Кэрри [Текст] : роман : пер. с англ. / С.Кинг. — М. : АСТ, 2000. — 320 с. (Шифр худ./К411-898800)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Дебют легендарного Стивена Кинга. Роман о подростке изгое и о яростной мести жестоким одноклассникам. Кэрри Уайт унижали в школе, ее третировала фанатично-религиозная мать, она не пользовалась ни любовью, ни популярностью. Но у Кэрри был дар. Кэрри могла передвигать предметы силой мысли. Сконцентрируется, и свеча упадет, или захлопнется дверь. В этом была ее сила и ее проклятие. Но случилось невероятное, всеми презираемой девушке как будто бы предложили шанс стать равной. Проявили подлинную доброту, скрыв за ней еще более жестокую и грубую насмешку. Но свирепый дар девушки принес такой ужас разрушения, который ее одноклассники уже не смогут забыть.

28. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кинг, Стивен.
Ярость [Текст] ; Долгая прогулка : [романы : пер. с англ.] / С. Кинг ; [пер.: В. Вебер, А. Георгиев]. — М. : АСТ, 2001. — 413, [3] с. ; 21 см. (Шифр худ./К411-849441)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

В обычном маленьком городке жил обычный мальчик, не слишком прилежно учившийся в обычной средней школе. Однажды — никто не знает почему — мальчик взял с собой в школу оружие, и полилась кровь. Новые и новые обитатель городка падали жертвами ярости...

29. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кнолл, Джессика.
Счастливые девочки не умирают. — Издательство: Like Book,
2016. — 978-5-699-92120-1

Ани — 28-летняя сотрудница нью-йоркского издательства, она успешна и амбициозна, в курсе всех модных тенденций Нью-Йорка, а кроме того обручена с богатым и влиятельным Люком. Эдакая Керри Брэдшоу! Но вот уже 14 лет за маской Ани прячется Тифани. От прошлого не спастись, но Ани (Тифани) верит, что на какое-то время удастся от него сбежать. Она ведет колонку в известном журнале и планирует свадьбу с любимым мужчиной, когда на ее след выходят местные репортеры. Они жаждут сенсаций, а еще — откровений, которые могли бы пролить свет на страшную трагедию, унесшую жизни нескольких человек. Трагедию, которая разрушила десятки семей, а Тифани чуть не сделала убийцей. Нам предстоит окунуться в прошлое героини. Все началось в школе...хотя, наверное, ноги растут все же из семьи. Неуверенная в себе девочка Тиффани переходит в новую школу, где царит своя иерархия. И либо ты популярен и почитаем, либо тебя втаптывают острыми каблуками и кроссовками в грязь. Тифани — типичный подросток, жаждущий стать «своим» в новой престижной школе, стать популярным. Ей хочется любить и быть любимой. Но вследствие инфантильности обоих родителей у нее нет адекватной системы ценностей, нет четкой и понятной цели в жизни. Именно поэтому Тифани становится жертвой насилия, издевательств, травли и манипуляций со стороны одноклассников.
Мы увидим все так, словно были с ней рядом: частная школа, долгожданная вечеринка, мальчик в лесу, безнаказанность и жестокость... И мгновение в столовой, разделившее ее жизнь на «до» и «после».

https://www.livelib.ru/author/942288-dzhessika-knoll

30. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кокто, Жан.
Ужасные дети / Проза [Текст] ; Поэзия ; Сценарии : пер. с фр. / Ж. Кокто ; [авт. вступ. ст., авт. коммент. Н.Бунтман]. — М. : Аграф, 2001. — 443 с. : ил. — (Жан Кокто в трех томах с рисунками автора ; Т.1). (Шифр худ./К597-073340)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Роман «Ужасные дети» — одно из самых значительных произведений французского поэта, писателя, драматурга, киносценариста и художника, члена Французской академии Жана Кокто. Двое детей, сестра и брат, оказались в не самой простой жизненной ситуации — их мать заболевает и умирает. Во время болезни девочка ухаживала за матерью, а вскоре дома осел и получивший травму в игре мальчик. Им удаётся избежать материальных проблем, но получить проблемы другого порядка, которые они сами как проблемы и не воспринимают. Их жизнь сжимается до пределов дома и друг друга, принимает болезненные формы братско-сестринская привязанность. В романе повествуется о жизни подростков, об их дружбе, любви и о трагедии, разыгравшейся в стенах детской комнаты. Детская — полноправный «персонаж» романа. Наделенная волшебной силой, она — то корабль, на котором герои уплывают каждую ночь за новыми впечатлениями, то святилище, где есть своя жрица, алтарь любви и священные жертвы. Хаос в детской комнате, попрание общественных законов, нравственная перверсия подростков, лишенных присмотра взрослых символизирует целое общество

31. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кормье, Роберт.
Шоколадная война. — М.: Розовый жираф, 2012. — ISBN: 978-5-903497-99-7

Четырнадцатилетний Джерри Рено всего-то и сделал, что отказался продавать шоколадные конфеты, которыми по традиции торговали все ученики школы. Но с этого началась настоящая война. Война, в которую втянулись преподаватели, ученики и тайное школьное общество Стражей. Как обычные подростки превращаются в толпу и до чего могут дойти в травле белой вороны? Где находится грань между бездействием и соучастием в жестокости? Чем закончится шоколадная война и удастся ли Джерри отстоять себя и свой выбор? Роман Роберта Кормье, впервые опубликованный в 1974 году, был восторженно принят критикой. Его сравнивали с «Повелителем мух» Уильяма Голдинга. В Соединенных Штатах книга вызвала бурные дискуссии и, несмотря на сопротивление части учителей, была включена в школьную программу. В 1988 году роман экранизировали.

https://www.livelib.ru/author/337709-robert-korme

32. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Коротков, Юрий Марксович.
Седой: повесть.

Олегу было семь лет, когда мать отдала его и сестру в детский дом — тогда и появилась первая седина у него в волосах. Олег ни с кем не дружил, никого не любил, никого не боялся, годами копил в себе злость и обиду на окружающих. Олег научился защищать свою честь, но не научился прощать...

https://avidreaders.ru/author/korotkov-yuriy-marksovich/

33. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кристенсен, Ларс Сааби.
Полубрат [Текст] : роман : пер. с норв. / Л. С. Кристенсен. — М. : Махаон, 2006. — 765 с. — (PRO-за). (Шифр худ./К825-282378)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Семейными сагами никого не удивишь. Но норвежец Ларс Сааби Кристенсен написал сагу непростую — с целым букетом тонких психологических нюансов, непредсказуемыми поворотами сюжета, хронологическими скачками. Историю автор рассказывает с виду простую — семья обыкновенных норвежцев Нильсенов. Действие простирается от 1945 года до 1990-х, с небольшим экскурсом в 30-е. Как во многих советских романах, все здесь начинается в День Победы, 8 мая 1945 года. Еще несколько дней назад столичная газета «Афтенпостен» печатала прочувствованный некролог Гитлеру, написанный его поклонником Кнутом Гамсуном, а сегодня норвежцы жгут в каминах книги своего национального классика и мечтают о его публичной казни. С фронта возвращаются солдаты. Из лагерей — узники. Нильсены так и не узнали, кто был тот человек без одного пальца на руке, изнасиловавший на чердаке 20-летнюю Веру. Ее сын Фред родится в первый послевоенный год. Пастор откажется крестить безотцовщину, а дети по наущению родителей будут обходить его стороной. Он вырастет угрюмым и скрытным. Второй сын Веры, Барнум, родится спустя пять лет от законного мужа Арнольда. Арнольд потерял на одной из рук все пальцы, обезвреживая немецкие мины (так он сам говорит). Два сына от мужчин с недостающими пальцами — не слишком ли откровенное совпадение? Да и разные ли это мужчины? Фред и Барнум — вот главные точки натяжения сюжета. Два «полубрата». Их психологическая дуэль длится всю жизнь, всю книгу. Не хотелось бы пересказывать весь роман. Кристенсен написал книгу не только о семье, каждый член которой — яркий, живой, глубоко чувствующий персонаж. Это роман о мечте, о тайне, не дающей покоя всю жизнь, о странной и суровой северной душе. Сильная, захватывающая, хотя во многом и трагическая книга. Истинно современная проза.

34. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Леметр, Пьер.
Три дня и вся жизнь. — М.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2017. — 978-5-389-11715-0

Тихий городок, затерянный в горах на северо-западе Франции. Тихая жизнь. Но все может перемениться в один миг. Двенадцатилетний Антуан случайно становится свидетелем страшного зрелища: сосед добивает дворнягу, попавшую под машину. Глубоко потрясенный подросток отправляется в лес, решив укрыться в своем шалаше между ветвями бука. Его бессильная ярость почему-то обрушивается на сына соседа — малыша Рене, увязавшегося следом. Случайно нанесенный удар оказывается роковым. Антуан, охваченный паникой, сознает, что как только его разоблачат, вся его жизнь будет разрушена. Он прячет тело Рене под корнями поваленного дерева и следующие два дня, парализованный страхом, ждет ареста. Кажется, кольцо вокруг него вот-вот сомкнется. Но происходит непредвиденное событие, которое совершенно меняет ситуацию...

https://www.livelib.ru/author/342337-per-lemetr

35. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Кристоф, Агота.
Толстая тетрадь [Текст] : [роман] / Агота Кристоф ; [пер. с фр. А.Ю. Беляк]. — Санкт-Петербург : Лениздат: Амфора, 2013. — 446 с. ; 18 см. — (Лениздат-классика) 3335 экз. (Шифр 84/К825-273419)
Экземпляры: всего:2 — ЦРиПЧ(2)

Агота Кристоф (195-2011) — известная швейцарская писательница, эмигрировавшая в 1956 году из Венгрии после подавления там антикоммунистического восстания. Она в совершенстве овладела французским языком, на котором написала все свои произведения. Мировую славу ей принесла трилогия, в которую вошли романы «Толстая тетрадь», «Доказательство» и «Третья ложь». «Толстую тетрадь» критики называют «самым безжалостным текстом ХХ века». По форме повествование представляет собой дневники двух братьев-близнецов — Клауса и Лукаса — о своей жизни в приграничном венгерском городке во время и после Второй мировой войны.На протяжении романа братья сливаются в один персонаж, а повествование, и без того насыщенное жестокостью, страхом, дополняется еще и виной перед братом, реальным или, может быть, вымышленным. Автор пытается отражать все события «близко к тексту», но рассказывает правду не столько о войне и советской оккупации, венгерской революции и последующей реакции, сколько правду о душе человека, о человеческом сердце и его ранах; исторические реалии здесь — только фон. Эта книга переведена на тридцать с лишним языком, включена в университетские и даже школьные программы и снискала целый ряд престижных литературных премий в разных странах.

36. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Лавряшина, Юлия.
Улитка в тарелке. — М.: Мангазея, 2004. — 5-8091-0175-5

Когда дети видят что-то странное или кого-то непохожего на них, появляется животное стадное желание избавиться от этого, чтобы обезопасить стаю.... Удивительная, серьезная и завораживающая история о детях, которым никогда не суждено стать взрослыми. Тайна их рождения и короткой жизни была навсегда скрыта за высокой Стеной, отделяющей их от остального мира, до тех пор, пока двое из них не выбрались за ее пределы...

https://avidreaders.ru/author/lavryashina-yuliya/

37. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Левицкая, Ольга.
День гнева.

Другое название «Звериное царство». Реальный трэш — злобный, упрощенный и даже с элементами культивации. О том, как группа подростков в закрытой школе стала «качаться» и терроризировать всю школу. День Гнева — чтиво не для слабонервных. Роман основан на реальных фактах и состоит из двух частей. Первая посвящена 14-летним. Она о жутких, запредельных событиях, случившихся в одной из санаторных школ конца 80-х. Во второй части показаны непростые судьбы главных героев в нынешнее время. Политика и бизнес, криминал и борьба с ним, служебные войны. Жесткая, подчас жестокая натура, реальная жизнь без всяких прикрас.

https://avidreaders.ru/author/levickaya-olga/

38. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Леметр, Пьер.
Три дня и вся жизнь. — М.: Азбука-бестселлер, 2017.

Тихий городок, затерянный в горах на северо-западе Франции. Тихая жизнь. Но все может перемениться в один миг. Двенадцатилетний Антуан случайно видит, как сосед добивает дворнягу, попавшую под машину. Глубоко потрясенный, подросток отправляется в лес, решив укрыться в своем шалаше между ветвями бука. Его бессильная ярость почему-то обрушивается на сына соседа — малыша Рене, увязавшегося следом. Нечаянно нанесенный удар оказывается роковым. Антуан, охваченный паникой, сознает, что, как только его разоблачат, вся жизнь будет разрушена. Он прячет тело Рене под корнями поваленного дерева и следующие два дня, парализованный страхом, ждет ареста. Кажется, кольцо вокруг него вот-вот сомкнется. Но происходит непредвиденное событие, которое совершенно меняет ситуацию...

https://www.livelib.ru/author/342337-per-lemetr

39. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Линдквист, Йон Айвиде.
Впусти меня: роман. — М.: Азбука-классика, 2010. — 978-5-389-01440-4

Главный герой книги, двенадцатилетний Оскар, — застенчивый мальчик, привыкший к одиночеству. В школе над ним издеваются, и, ненавидя своих мучителей, он придумывает себе развлечение — уединяется в лесу, прихватив с собой нож, и вымещает злость на деревьях и трухлявых пнях, представляя, что это его преследователи. Но однажды его одноклассника находят в лесу с перерезанным горлом, и обстоятельства преступления крайне подозрительны — все уверены в том, что речь идет о ритуальном убийстве. Незадолго до этого у Оскара появляются новые соседи — папа с дочкой, поселившиеся в соседнем подъезде. И хотя поначалу девочка вовсе не расположена к общению, вскоре Оскар и Эли становятся лучшими друзьями. И все же есть в ней что-то странное — слишком легко она переносит холод, слишком хорошо прыгает и главное — выходит во двор лишь с наступлением ночи. Не менее подозрительны и отношения Эли с отцом — да и отец ли он ей? Кто она и какое отношение имеет к череде ритуальных убийств, всколыхнувших весь город. Со временем Оскар получает ответы на все эти вопросы, хотя, пожалуй, предпочел бы остаться в неведении.

https://www.livelib.ru/author/234445-jon-ajvide-lindkvist

40. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Литт, Тоби.
Песни мертвых детей [Текст] : роман : пер. с англ. / Т. Литт ; пер. И. Алюков. — М. : Фантом Пресс, 2005. — 484 с. — (Зебра). (Шифр худ./Л646-251840)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

«Песни мертвых детей» — это виртуозно написанная история о четырех мальчишках, которые готовятся к войне. И война однажды наступит — друг против друга, против взрослых, против целого мира. Роман, который начинается как тонкий экскурс в детское сознание, быстро превращается в нечто гораздо более угрожающее и захватывающее. В книге английского писателя детство — это страшная пора. И нет людей страшнее, чем дети. А лицемерие и враньё взрослых делает их ещё безжалостнее. Впервые о дикости детства написал Уильям Голдинг в своём классическом «Повелителе мух». Спустя полвека писатель Тоби Литт возвращается к этой теме — на современный лад. Одни читатели прочтут книгу как изощренный приключенческий роман, другие — как философскую притчу, третьи — как роман о мрачном мире мужских страстей. Это сильная и захватывающая книга.

41. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Лукьяненко, Сергей Васильевич.
Рыцари сорока островов [Текст] / С. В. Лукьяненко. — М. : АСТ ; М. : АСТ Москва ; М. : Хранитель, 2006. — 285 с. — (Звездный лабиринт). (Шифр худ./Л844-318209)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

«Рыцари Сорока Островов» — роман, с которого началась популярность Сергея Лукьяненко. В космосе, на далекой планете, разведчики цивилизации Лотана создают испытательный полигон — маленькое подобие земного архипелага. Цель пришельцев — подготовить Землю для будущей колонизации. Группы земных подростков становятся «подопытными кроликами» — «будущими правителями Земли», если выживут в жестоком искусственном мире Сорока Островов. Штормы и призраки, странные ритуалы, полу-игровые правила вполне реальных поединков и войн... Как разобраться в этой кровавой игре, выдуманной злым, чуждым разумом? Жесткая и увлекательная история приключений мальчишек и девчонок, «выброшенных» из нашего мира — и заброшенных в мир Сорока островов. В мир, где им придется сражаться друг с другом. До победы — или до гибели. Игра? Почти игра. Только умирают проигравшие — по-настоящему!..

42. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Макклин, Грейс.
«Самая прекрасная земля на свете». — Азбука, Азбука-Аттикус , 2012. — ISBN: 978-5-389-03621-5

Десятилетняя Джудит растёт без матери. Отца же занимают только проповеди о скором конце света, и все беды маленькой девочки попросту им не замечаются.
Джудит строит свой вымышленный мир, который она называет Красой Земель. После очередного унижения в школе Джудит очень захотелось, чтобы в Красе Земель пошёл снег. И он пошёл. Причём и за окном тоже! Школу закрыли, а Джудит продолжила испытывать свои внезапно открывшиеся способности. Страшно, когда не можешь найти поддержки у единственного близкого человека. Страшно, когда ребёнок просыпается с мыслями о конце света и ждёт его сильнее Рождества.
«Нет ничего невозможного, оно кажется невозможным только потому, что ты этого не делал раньше. Очень полезно знать такие вещи».

https://www.livelib.ru/author/348831-grejs-makklin

43. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Максимова, Тина.
Китекат и Макспэйн. Я хочу жить: пьесы. — Издательство: Издательские решения ; ISBN: 9785449355393

Люди жестоки. Дети жестоки. Они не стреляют из ружья. Они просто мучают. Эти страдания страшнее смерти, бессмысленнее жизни, бесконечнее вселенной. На страницах книги разыгрывается настоящая драма. Школа напоминает больше не место, где воспитывают личность, а питомник, где правят маленькие беспредельщики — будущие зэки. Автору удалось точно описать «нутро» школы — такое, о котором не принято говорить.

https://avidreaders.ru/author/tina-maksimova/

44. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Макьюэн, Иэн.
Цементный сад [Текст] : [роман] / Иэн Макьюэн ; [пер. с англ. Натальи Холмогоровой]. — Санкт-Петербург : Домино ; Москва : Эксмо, 2010. — 206, [1] с. ; 17 см. — (Интеллектуальный бестселлер) 5000 экз. (Шифр 84/М179-397257)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Иэн Макьюэн — один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом), получивший Букера за роман «Амстердам». «Цементный сад» — его дебютная книга, своего рода переходное звено от «Повелителя мух» Уильяма Голдинга к «Стране приливов» Митча Каллина. Здесь по-американски кинематографично Макьюэн предлагает свою версию того, что может случиться с детьми, если их оставить одних без присмотра. Навсегда. Думаете, что детство — самый безоблачный период жизни? Прочтите эту книгу.

45. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Нацуо Кирино.
Реальный мир.- Эксмо, 2015. — ISBN: 978-5-699-81022-2

Нацуо Кирино создала психологический триллер, необычный в первую очередь потому, что герои его — подростки. Четыре подруги пытаются справиться со страшными проблемами — они оказываются невольными соучастницами жестокого преступления, совершенного их сверстником — юношей по кличке Червяк. При этом ни одной из них не приходит в голову просить помощи у родителей, потому что духовной связи, близости с ними давно нет — взрослые им не союзники, а враги. По сути, это роман о том, как трудно быть молодым, и о трагедии детей, в жизни которых нет взрослых, способных их понять и защитить от ужасов реального мира.

https://www.livelib.ru/author/213364-natsuo-kirino

46. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Оливер, Лорен.
Прежде чем я упаду [Текст] / Лорен Оливер ; [пер. с англ. А. С. Килановой]. — Москва : ЭКСМО, 2014. — 645 с. ; 12 см. — (Флипбук) 10000 экз. (Шифр 84/О-540-984133)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Предположим, вы сделали что-то очень плохое, но поняли это слишком поздно, когда уже ничего нельзя изменить. Предположим, вам все-таки дается шанс исправить содеянное, и вы повторяете попытку снова и снова, но каждый раз что-то не срабатывает, и это приводит вас в отчаяние. Именно в такой ситуации оказалась Саманта Кингстон, которой всегда все удавалось, и которая не знала никаких серьезных проблем. Пятница, 12 февраля, должно было стать просто еще одним днем в ее жизни. Но вышло так, что в этот день она умерла. Однако что-то удерживает Саманту среди живых, и она вынуждена проживать этот день снова и снова, мучительно пытаясь понять, как ей спасти свою жизнь, и открывая истинную ценность всего того, что она рискует потерять. Вечером компания отправляется на вечеринку, которую устраивает друг детства Саманты, Кент, где будут все старшеклассники. Однако, ненадолго задержавшись, девушки уезжают с вечеринки. В машине Элоди и Элли ссорятся. Позже перед машиной вспыхивает белое пламя. Линдси кричит неразборчивое слово, и машина летит с дороги прямо в чёрную пропасть. Компания погибает.
На следующее утро Саманта просыпается радостная, (неужели это был всего лишь сон?) но затем она понимает, что День купидона повторяется. Чтобы выбраться из этой временной петли, Саманте придется исправить все свои ошибки и понять то, чего раньше не понимала. Ей дан шанс прожить жизнь иначе. Повторяя один и тот же день 7 раз, она постепенно распутывает тайну своей смерти и открывает для себя истинные ценности жизни. Изначально, Сэм хотела спасти свою жизнь, думая, что если избежит смерти — всё закончится, и временная петля распутается, но когда злополучный день повторяется и повторяется, она решает, что сошла с ума. Затем Саманта случайно узнает, что одна из её одноклассниц, над которой четвёрка издевалась долгие годы, хочет покончить жизнь самоубийством. Девушка чувствует себя виноватой и хочет ей помочь. Также она узнает, что в детстве Джулиет Сиха, та самая одноклассница Сэм, и Линдси были лучшими подругами до пятого класса. Когда у Линдси были проблемы из-за развода родителей, Джулиет всегда была рядом и обещала хранить в секрете всё, что связано с Линдси. Но в один из походов гёрлскаутов в пятом классе, Линдси описалась в свой спальный мешок, и в состоянии испуга и шока, она всё свалила на Джулиет, прозвав её «Мышкой-мокрушкой». После этого они больше никогда не общались, а позже Линдси и вовсе стала высмеивать девушку, настраивать всех против неё, и издеваться самыми жестокими способами. Сэм понимает, что во время аварии неразборчивое слово Линдси звучало, как «Психа». (нынешнее прозвище Джулиет, которая в тот момент бросилась под машину). Саманта понимает, что Джулиет — её разгадка, её пропуск на свободу из этой временной петли, и что она должна её спасти. Но Сэм может спасти Джулиет только одним способом: пожертвовать собой, оттолкнув Джулиет с дороги. Когда она совершает этот героический поступок временная петля развязывается...

47. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Паласио, Р. Дж.
Чудо. — Розовый жираф, 2012. — 978-5-4370-0040-3

Август Пулман пришел учиться в пятый класс. Он новенький, значит, ему будет нелегко. А если учесть, что прежде он никогда в школе не учился, то нелегко вдвойне. К тому же желающих дружить с Августом совсем немного: ведь у этого вполне обыкновенного десятилетнего мальчишки совершенно необыкновенное лицо. Несмотря на множество операций, из-за генетической аномалии его лицо больше похоже на страшную маску; и то, что Август вообще живет, — настоящее медицинское чудо. С чем он столкнется в школе — об этом, кажется, догадывается любой из нас: дети бывают жестоки. А вот чем закончится его первый учебный год, можно узнать, только прочитав эту книгу, полную любви, боли и смеха — как и сама жизнь.

https://www.livelib.ru/author/371436-r-dzh-palasio

48. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Пиколт, Джоди.
Девятнадцать минут. — М.: Книжный клуб, 2009. — 978-5-9910-0769-6, 978-966-14-0334-4, 978-0-7434-9672-8

Роман, по эмоциональному напряжению не уступающий остросюжетным триллерам. Тишину провинциального Стерлинга потрясает из ряда вон выходящее событие — в одной из школ ученик открывает стрельбу по своим одноклассникам. Что заставило непохожего на других подростка взять в руки пистолет? 9 минут в руках Питера было оружие, которое отняло десяток жизней. Кто же он — хладнокровный убийца или жертва, загнанная в угол?
После этих событий автор переносит нас на несколько лет назад — в прошлое Питера, чтобы разобраться в мотивах его поступка. Мальчик с детства был изгоем. Сверстники не принимали его в школе, родители не пытались понять дома. Вскоре от него отворачивается единственная подруга, прельстившись популярностью среди одноклассников. Не найдя в себе силы дать отпор обидчикам, Питер лишает их — и себя — будущего.
В романе Пиколт прослеживается документальность происходящего. Стрельба в американских школах стала стихийным явлением. Доведённые до крайности подростки выбирают самый радикальный метод решения проблемы. Предотвратить случившееся было в силах родителей и учителей, прояви они должное внимание к Питеру.
«Жестокость — это всегда просто развлечение, пока ты не понимаешь, что кому-то это причиняет боль».

https://avidreaders.ru/author/pikolt-dzhodi-linn/

49. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Питчер, Анабель.
Моя сестра живет на каминной полке. — М.: Фантом Пресс, 2012. — 978-5-86471-639-7

О деткой жестокости, толерантности, эхе терроризма и дружбе. Десятилетний Джейми не плакал, когда это случилось. Он знал, что ему положено плакать. Ведь старшая сестра Жасмин плакала, и мама плакала, и папа плакал. Только Роджер не плакал. Но что с него возьмешь — он ведь всего лишь и кот, пусть и самый классный кот на свете. Все вокруг говорили, что со временем все утрясется, жизнь наладится и все станет как прежде. Но это проклятое время шло себе и шло, а ничего не налаживалось. Даже хуже становилось с каждым днем. Папа не расстается с бутылкой, Жасмин ходит мрачнее тучи, а мама так и вовсе исчезла. Но Джейми надеется, что все же наступит день, когда все они снова станут счастливыми. Даже его вторая сестра Роза — та, что живет на каминной полке. Вот только нужно подтолкнуть события, направить в нужное русло. И у Джейми возникает план. Ели он, например, прославится на всю страну, а то и на всю планету, то ведь все обязательно изменится...Удивительный роман для людей всех возрастов, печальный и веселый, оптимистичный и полный надежды, главная идея которого состоит в том — что бы ни случалось, какие бы беды не постигали вас, только вы сами являетесь хозяевами своей судьбы, своего настроения и отношения к жизни.

https://www.livelib.ru/author/360170-annabel-pitcher

50. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Прилепин, Захар.
Черная обезьяна. — АСТ, 2011. — ISBN: 978-5-17-101211-3

Жаркое московское лето на исходе нулевых, раскалённое до температуры преисподней, — и ад- внутри-головы главного героя, молодого журналиста, ведущего расследование о детях-убийцах. Засекреченная лаборатория, где исследуют особо жестоких детей, — и таинственная легенда о «недоростках», захвативших и уничтоживших средневековый город. Зверское убийство жителей целого подъезда в российской провинции, совершённое «людьми малого роста», — и отряд безжалостных малолетних солдат, воюющих в Африке... . .«Чёрная обезьяна» — психологическая драма, политический триллер, «портрет больной души, изнемогающей в тупиках плоти и лабиринтах рассудка».

https://avidreaders.ru/author/zahar-prilepin/

51. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Разумовская, Людмила Николаевна.
Дорогая Елена Сергеевна / Сад без земли [Текст] : пьесы / Л. Н. Разумовская ; [авт. послесл. И. Мягкова]. — Л. : Искусство ; [Б. м.] : Ленингр. отд-ние, 1989. — 292,[2] с. (Шифр худ./Р178-366526)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Пьеса «Дорогая Елена Сергеевна» — о потерянной молодёжи 80-х. Четверо подростков заявляются в квартиру к своей школьной учительнице под предлогом, что они хотят поздравить её с днём рождения. Но на деле молодые люди плохо сдали экзамены и это чревато для них провалом при прохождении вступительных испытаний в вуз. Поэтому они решаются шантажом, угрозами и всеми доступными средствами выманить у Елены Сергеевны ключ от сейфа, где лежат экзаменационные работы, чтобы исправить в них ошибки. Несколько подростков, терроризирующих собственную учительницу. Не один. А четверо: циник Володя, бесхарактерный Паша, алкоголик Витя и Ляля, мечтающая выйти замуж поудачнее и думающая только о модных тряпках. Столкновение взглядов, позиций, поколений, моральных установок и принципов, все происходит в один вечер и в одной маленькой однокомнатной квартире одинокой учительницы... Елена Сергеевна пытается привести ошалелых подростков в чувство, но они только становятся более жестокими, опускаются ниже в своих попытках заполучить то, что им нужно. В конце обе стороны остаются ни с чем: учительнице не удаётся изменить мировоззрение своих учеников, а подросткам — исправить свои оценки. Жестокая страшная и, к большому сожалению, абсолютно вневременная (актуальная и поныне) пьеса. О людях, которые почему-то считают себя выше других. Об ошибках в воспитании. О несовершенстве нашей системы образования. О подлости, низости и человеческом достоинстве. «Время делают люди! Это наше, наше собственное время! Оно зависит только от нас!» — восклицает, отчаявшись, Елена Сергеевна. Услышат ли ее персонажи?

52. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Райт, Катя.
Прерванное молчание. — Издательские решения, ISBN: 9785448338816

Эрик Стоун в 14 лет хладнокровно застрелил собственного отца. Но не стоит поспешно нарекать его монстром и психопатом, потому что у детей всегда есть причины для жестокости, даже если взрослые их не видят или не хотят видеть. У Эрика такая причина тоже была. Это история о «невидимых» детях — жертвах домашнего насилия. О детях, которые чаще всего молчат, потому что большинство из нас не желает слышать. Это история о разбитом детстве, осколки которого невозможно собрать, даже спустя много лет...

https://avidreaders.ru/author/katya-rayt/

53. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Рис, Гордон.
Мыши. — Рипол Классик, 2011. — 978-5-386-03176-3

Что происходит, когда мыши загнаны в угол и их жизнь под угрозой? Оказывают ли они в конце концов сопротивление? «Мыши» — тревожная психологическая драма, подводящая читателя к нравственной дилемме. А сколько вы будете терпеть, пока не скажете «хватит»?
Шестнадцатилетняя Шелли, став идеальной жертвой для насмешек и издевательств одноклассников, переезжает вместе с мамой в другой город. Они обе напуганы, кротки и слабы, чтобы противостоять обидчикам. Их выбор — бегство. Но и на новом месте судьба испытывает их на прочность, когда в дом проникает грабитель. Любому терпению приходит конец, и даже мышки выпускают коготки. Накопившаяся злоба становится опасным оружием, поражающим каждого, кто находится рядом. Тогда жертва не замечает, как сама превращается в палача. Гордону Рису прекрасно удалось передать постстрессовое состояние Шелли. Атмосфера напряжения и ужаса передаётся читателю с первых страниц. Героиням сопереживаешь и надеешься на счастливый конец. Сюжет увлекает за счёт тонкого психологизма и яркого перевоплощения мышек в способных постоять за себя людей.
«Влияет ли внешность на личность? Или наша личность определяет то, как мы выглядим? Может быть, именно боевая раскраска превращает соплеменника в безжалостного воина? Или безжалостный воин наносит боевую раскраску, чтобы подчеркнуть свою жестокость? Всегда ли кошка выглядит кошкой? Всегда ли мышь выглядит мышью?».

https://www.livelib.ru/author/315414-gordon-ris

54. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Сатклифф, Уильям.
Дурное влияние [Текст] : роман : пер. с англ. / У. Сатклифф. — М. : Фантом Пресс, 2006. — 255 с. : рис. — (The best of Phantom). (Шифр худ./С212-272542)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Бен и Олли — друзья не разлей вода. Они обычные мальчишки, живущие в обычном лондонском пригороде. Но однажды их мирная и скучная жизнь буквально взрывается — на их улице поселяется таинственный Карл. У него странные игры, странный язык и странные желания. И он очень, очень опасен. С Карлом весело, страшно и опасно. Но вот проблема — Бен не готов уйти на второй план, а его верному оруженосцу Олли с Карлом куда интереснее. И вся троица пускается в приключения, которые вскоре перерастают в неприятности, а затем и вовсе в борьбу не на жизнь, а на смерть. Насколько далеко зайдет Карл, прежде чем остановится? И насколько жуткими должны стать его затеи, чтобы отказаться от них? Новая книга Уильяма Сатклиффа, непревзойденного рассказчика, остроумна и страшна одновременно. Сатклифф рассказывает о том, как будничные ситуации, в которых оказывается каждый человек, могут обернуться трагичными и волнующими приключениями. Эта книга — о первобытной борьбе за власть, лежащей в основе всех человеческих взаимоотношений, как детских, так и взрослых. «Дурное влияние» — самый глубокий из всех романов Уильяма Сатклиффа.

55. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Симонова, Лия Семеновна.
Круг [Текст] : повесть : [для сред. и ст. возраста] / Л. С. Симонова ; [худож. А. Ю. Остроменцкий]. — М. : Дет. лит., 1990. — 173,[2] с. : ил. (Шифр Д/С375-119761)
Экземпляры: всего:2 — ЦРиПЧ(2)

В книге рассказывается о беспокойной жизни подростков одного из старших классов, у которых трудно складываются отношения с учителями и родителями, да и между собой они не могут найти общего языка, не умеют правильно оценивать свои поступки, что приводит к беде

56. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Симонова, Лия Семеновна.
Лабиринт. — Детская литература, 2004. — ISBN: 5-08-003116-6

Если дома ты никому не нужна, а жизнь в школе превратилась в кошмар, куда пойти? В чем найти опору?
Может быть, помощь придет от новых друзей? Тех, кто собирается в подвале? Их жизнь такая яркая и притягательная. В ней нет запретов. Она похожа на лабиринт — возможность исполнить любое желание. И каждый свободен в выборе. Но тот, кто однажды ступил в этот лабиринт, рискует не вернуться назад.

57. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Слаповский, Алексей Иванович.
Лукьянов и Серый / Русские дети [Текст] : 48 рассказов о детях / [В. И. Аксёнов и др. ; сост.: П. В. Крусанов, А. В. Етоев]. — Санкт-Петербург : [Азбука], 2013. — 796, [1] с. ; 22 см. — (The Big Book) 10000 экз. (Шифр 84/Р893-687586)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)
58. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Старобинец, Анна.
Переходный возраст: Сборник. — М.: АСТ, Астрель, Полиграфиздат, 2011. — ISBN: 978-5-17-072660-8, 978-5-271-35636-0, 978-5-4215-2278-2

Детский дневник, с презабавными ошибками и описками, постепенно перерастает в исповедь самого настоящего монстра, убить которого можно — а победить нельзя. Странные люди становятся страшными, тогда как страшные на поверку оказываются только странными. Бездны, полные звезд, разверзаются не в небе и не в земле, а в мозгу. Молодая женщина с двумя детьми после развода и размена двухкомнатной квартиры в центре переезжает в двушку в спальном районе. Близнецам Максиму и Вике по шесть лет. Крушение? Давай будем искать позитива, обошлись малой кровью. У двойняшек своя комната; рядом лес; дети с осени пойдут в первый класс. Значит можно не опасаться психотравм, связанных с необходимостью резко менять один ребячий коллектив на другой, рвать дружеские связи, встраиваться в социум на вакантные места или биться в кровь за свое. И все как-нибудь наладится, все еще будет хорошо. Станем втроем ходить в лес. Общение с природой благотворно для детей. Только вот незадача, Максим разболелся, острый отит и никакие средства не помогают. Из-за этого оба останутся без праздника в день рождения, и в школу Вика пойдет одна. А впрочем, близнецов все равно разделили — нельзя в одном классе. Странности в поведении мальчика? Н-ну, переходный возраст, наверно. Слишком рано? Так ведь время нынче такое, квантовый скачок, информационные технологии, мир ускоряется, все в нем меняется... Этот небольшой по объему текст вобрал в себя все родительские страхи, сколько ни есть в мире. От беспокойства о том, что ребенок может не вписаться в социум, стать изгоем или объектом травли до глубинного ужаса потерять свое дитя. От опасений, что твои дети не близки между собой, а значит и во взрослой жизни не станут друг другу поддержкой и защитой, и тебе в старости не на кого будет опереться до смутной жути однажды найти в колыбели эльфийского подменыша вместо своего родного. Кто, когда и куда забрал светловолосого мальчишку, для которого так важно было твое одобрение и почему на его месте этот неряшливый угрюмый чужак, который и слова «мама» выговорить не может, цедит угрюмо: «Ты». Ты любишь его? Ответь себе честно. Или боишься? И чего больше, За него или Его, перспективы стареть в обществе монстра?

https://www.livelib.ru/author/119454-anna-starobinets

59. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Стругацкий, Аркадий Натанович.
Гадкие лебеди [Текст] : романы / А. Н. Стругацкий, Б. Н. Стругацкий ; [худож. А. Карапетян]. — СПб. : Terra fantastica, 1993. — 605,[2] с. : ил. — (Русский роман : РР). (Шифр худ./С870-390298)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

В одной «неназванной европейской стране», в провинциальном городке, где идет бесконечный дождь, и живут хмурые, равнодушные люди, популярный писатель Виктор Банев наблюдает за таинственными силами, постепенно меняющими здешнюю атмосферу и незаметно влияющими на моральный облик горожан. Интеллектуалы-мутанты, называемые мокрецами, которых правительство пытается держать под контролем, воспитывают детей города, делая из них вундеркиндов. В итоге именно дети выносят приговор лживому миру взрослых, покидая город.
«Когда Ирма вышла, аккуратно притворив за собой дверь, худая, длинноногая, по-взрослому вежливо улыбаясь большим ртом с яркими, как у матери, губами, Виктор принялся старательно раскуривать сигарету. Это никакой не ребенок, думал он ошеломленно. Дети так не говорят. Это даже не грубость, это — жестокость, и даже не жестокость, а просто ей все равно. Как будто она нам тут теорему доказала — просчитала все, проанализировала, деловито сообщила результат и удалилась, подрагивая косичками, совершенно спокойная...».

60. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Тор, Анника.
Правда или последствия. — М.: Самокат, 2011. — 978-5-91759-052-3

Многие взрослые мечтательно вспоминают «прекрасный и беззаботный возраст», но в глубине души содрогаются от ужаса и радуются, что «всё прошло». Страшно, когда твоё тело меняется и перестаёт слушаться, страшно стать предметом насмешек сверстников. Страшно быть не таким, как все. Но ещё страшнее — оказаться вместе с большинством. Тяжело быть объектом травли, но не менее сложно выбрать правильную сторону: поддержать изгоя или присоединиться к стае? И стоит ли делать выбор?
Эта дилемма занимает главную героиню Нору и её подруг, которые успеют примерить на себя несколько ролей. Анника Тор умело переключается с образа жертвы на обидчиков. Причинами агрессии подростков выступают проблемы в семьях: где-то ребёнок обделён вниманием, а где-то растёт в атмосфере вседозволенности и не видит границ. В таких случаях за поступки детей приходится отвечать родителям.
«Во всяком случае, есть вещи поважнее, чем умение забивать голы. Например, умение сказать „Стоп!“, когда делают то, что делать нельзя. Независимость от мнения окружающих. Умение распознать, кто твои настоящие друзья».

https://www.livelib.ru/author/152875-annika-tor

61. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Тригелл, Джонатан.
Мальчик "А«.- АСТ, Компания Адаптек , 2006. — ISBN: 5-17-037768-1, 5-93827-064-2

Драматичная история о молодом человеке, чья жизнь была напрочь исковеркана за один день, в который он, обычный десятилетний мальчишка, и его приятель совершили убийство. Сама ситуация противопоставляет непримечательного, неопрятного и непопулярного в школе героя красивой и всеми любимой девочке, ставшей жертвой. Джек, как Потрошитель, и Анджела — как ангел. Это преступление всколыхнуло общество так, что Джек, спустя пятнадцать лет, проведённых в исправительных колониях, не может вернуться к жизни на свободе без опасений, что его настигнет расплата. Второй мальчик гибнет в заключении, остаётся только Джек, мальчик А. Ему придётся учиться жить заново.

https://www.livelib.ru/author/158032-dzhonatan-trigell

62. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Тучков, Владимир.
Два брата / Смерть приходит по Интернету.

В остросюжетных рассказах повествуется о жестоких преступлениях, которые были совершены в домах представителей российской финансовой элиты. Здесь тщетно пытаться найти жалось, сострадание и какую бы то ни было душевную привязанность. Все построено на трезвом расчете, благодаря которому и были добыты громадные состояния. Ряд рассказов Владимира Тучкова из этой книги был включен в вышедшую в США антологию «50 писателей: антология русского рассказа ХХ века», которую открывают Леонид Андреев, Федор Сологуб, Александр Куприн.

https://www.livelib.ru/author/49-vladimir-tuchkov

63. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Ульман, Лин.
Благословенное дитя [Текст] = Et velsignet barn : роман / Лин Ульман ; пер. с нор. А. Наумовой. — Москва : «Текст», 2010. — 283, [2] с. ; 21 см. — (Первый ряд. Современная зарубежная проза) 1500 экз. (Шифр 84/У510-109249)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

«Благословенное дитя» — один из лучших романов Лин Ульман, норвежской писательницы, литературного критика, дочери знаменитого режиссера Ингмара Бергмана и актрисы Лив Ульман. Три сестры собираются навестить отца, уединенно живущего на острове. Они не видели его много лет, и эта поездка представляется им своего рода прощанием: отец стар, и жить ему осталось недолго. Сестры, каждая по-своему, вспоминают последнее лето, проведенное ими на острове, омраченное трагическим и таинственным случаем, в котором замешаны все. В романе описано взросление девочек, их взаимоотношения с отцом, который был чаще всего эгоистичным и обращал на девочек недостаточно внимания, предоставляя их самим себе, а затем и вовсе отдалился от них, особенно от своей младшей дочери, хотя та рано потеряла мать; и взаимоотношения между подростками, которые все лето развлекают себя сами. Конечно же в подростковой компании есть «королева», которая решает, чем все займутся, кого, за что и как наказать, кого принять, а кого преследовать. В сборнике эссе Зураба Налбандяна "Чаепитие у королевы«есть высказывание о том, что предоставленные сами себе молодые люди доигрываются до разврата и садизма. История летних подруг и друзей Эрики полностью подтверждает эту мысль.
Еще одна тема, которая затронута в книге, это травля человека человеком. Если кого-то не понимают или не могут принять, потому что давят условности или еще не пришло время, его начинают преследовать и стараются уничтожить. Здесь будут две явные жертвы: в детстве — мальчик Рагнар, с которым тайно сближается Эрика, во взрослой жизни — старик Паап, которого попытается защитить Лаура.

64. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Фрей, Эли.
Мой лучший враг. — АСТ, Mainstream, 2018. — ISBN: 978-5-17-110984-4

В детстве он дарил мне конфеты, рисунки и улыбки. Он обожал свою маленькую подружку и никому не позволял обижать меня. А потом я совершила один непростительный поступок. Теперь того милого и доброго мальчика, с которым мы были так близки в детстве, больше нет. На его месте — злобное чудовище, не знающее ни любви, ни жалости. И он не успокоится, пока не отомстит и не уничтожит меня. Это роман о трогательной дружбе двух подростков, о предательстве и бесчеловечной жестокости. История о борьбе двух противоположностей и бунте, который навсегда изменит их судьбы. Стас и Тоня — друзья-«не разлей вода» с детства. Местные шуточки, казаки-разбойники, дружеская свадьба. Казалось бы, более дружных и милых детей не найти в округе. Однако сказка закончилась, когда Тоню и Стаса поймали местные хулиганы и покалечили мальчика. И после случившегося в нем родился дьявол, который вымещает злость и обиду на всех подряд. Тоня же примыкает к группке таких же изгоев, коим становится и она, потому что Стас видит в ней источник проблемы. Решатся ли ребята прекратить семь кругов ада или же от гнева Стаса не будет никакого спасения?

https://www.livelib.ru/author/648071-eli-frej

65. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Хилл, Сьюзен.
Я в замке король [Текст] : [роман] / Сьюзен Хилл ; [пер. с англ. Е. Суриц]. — Москва : АСТ: Астрель, [2011]. — 315 с. ; 21 см. — (Книга на все времена) 2000 экз. (Шифр 84/Х454-083846)
Экземпляры: всего:2 — ЦРиПЧ(2)

Эта книга наряду с «Повелителем мух» У. Голдинга — эталонный образец британского психологического реализма ХХ века. Роман, тонко, точно и беспощадно исследующий детскую душу. Война двух мальчишек — Чарльза и Эдмунда — за право «единоличного владения» руинами средневекового замка. Начинается она почти как игра. Но постепенно эта полудетская игра становится все более жестокой, превращается в настоящую феодальную распрю двух маленьких «властителей»... Волею судьбы двое мальчишек оказываются в одном доме. Их родители — мать одного и отец другого — заняты собой и своими отношениями и совершенно не видят разногласий между их детьми, становящихся все более острыми. Сын хозяина дома Эдмунд попросту изводит второго мальчика по имени Чарльз и постоянно выходит сухим из воды, а тот слишком слаб характером, чтобы полноценно тому противостоять. погрязшие в своих проблемах взрослые и якобы окруженные их заботой, а на самом деле брошенные дети, включившиеся в опасную игру. Честно говоря, не увидела тут хорошего и плохого героя — оба мальчика имеют серьезные проблемы. Один, нежный и чувствительный по натуре, но переполненный чувством вины и обязательством перед миром, навешанными его мамой, которая пытается справиться с проблемами, играя из себя женщину в беде и стараясь найти защитника и покровителя. И она готова пойти на любые уступки, тем самым принося в жертву собственного ребенка. Другой же, лишенный матери и воспитанный испуганным, отстраненным и абсолютно не понимающим, как воспитывать ребенка, отцом, несущим по жизни свои собственные серьезные проблемы в отношении с папой и, как потом оказалось, женой. Ребенок, полный страхов и комплексов, пытающийся сохранить свои границы, целостность, значимость тем, что оказывается он имеет власть, способен манипулировать, оказывать значительное влияние на жизнь другого человека.

66. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Хоссейни, Халед.
Бегущий за ветром.- М., Фантом Пресс, 2008. — 978-5-86471-428-7

«Бегущий за ветром» — проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, тонкий, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно. Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Один был запойным читателем, другой — неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики — словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами. Роман стал одним из самых ярких явлений в мировой литературе последних лет. В названии своей книги писатель вспоминает традиционную забаву афганских мальчишек — сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве парить в бездонном синем небе — настоящее детское счастье. Ты бежишь за змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя. Главный герой романа Амир, ребенком предал своего лучшего друга и всю свою жизнь казнил себя за это. Искупил ли он свою вину? Простил ли его Хасан? Тонкие моральные вопросы затрагивает автор, есть над чем поразмышлять читателю.

67. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Хоффман, Элис.
Речной король [Текст] / [Элис Хоффман ; пер. с англ. Е. Королевой]. — Санкт-Петербург; Москва : Домино: ЭКСМО, 2009. — 393, [2] с. ; 19 см. — (Mona Lisa) 4000 экз. (Шифр 84/Х859-300164)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Уже более ста лет американский городок Хаддан разделен на две части, как будто через его середину проведена черта, отделяющая тех, кто родился и вырос в городке, от тех, кто имеет отношение к престижной школе Хаддан-скул. Но однажды октябрьской ночью оба мира сталкивает друг с другом необъяснимая смерть школьника Гаса Пирса. «Речной король» — это психологический роман, для которого детективная и мистическая составляющая лишь фон. Это больше книга о маленьком городке, одна часть которого — элитная школа, со своими элитными учениками и совсем не элитными традициями, а вторая состоит из обычных жителей среднего достатка. Здесь будет много о жестокости подростков, взрослых к окружающим и к самим себе. В школе жизнь подростков весьма не проста: к требованиям по учебе добавляются «испытания» братства — группы мальчишек с довольно садистскими наклонностями. И вот в школу прибывает мальчик Гас — долговязый, нескладный паренёк, который не вписывается в эти рамки. Его недолюбливают учителя, потому что он говорит то, что думает, ему угрожают соседи-мальчишки, потому что он не желает исполнять глупые требования элиты.

68. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Чиж-Литаш, Анна.
Дары Бога. — Четыре четверти, 2018. — ISBN: 978-985-581-184-9

Десятилетняя Алена приезжает на каникулы к бабушке. Солнце, друзья, свежий воздух, веселье — беззаботное время. Однако она то и дело сталкивается с жестокостью и несправедливостью. Познакомившись с девочкой-инвалидом, страдающей детским церебральным параличом, Алена пытается спасти ее от одиночества.
Эта книга о детстве, о том, каким оно может быть и прекрасным, и жестоким. Она — и о родителях, которые, сами того не замечая, коверкают судьбы детей. Эта книга еще и о детской любви: чистой, искренней, огромной. И самое главное: это книга о непоколебимой вере в чудеса. Они действительно случаются.

https://avidreaders.ru/author/anna-chizh-litash/

69. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Чижова, Елена.
Крошки Цахес [Текст] : роман / Елена Чижова. — Москва : АСТ: Астрель, [2010]. — 220, [1] с. ; 20.5 см. — (Проза : женский род) 4000 экз. (Шифр 84/Ч-596-852419)
Экземпляры: всего:1 — ЦРиПЧ(1)

Елена Чижова — автор пяти романов. Последний из них, «Время женщин», был удостоен премии «Русский Букер», а «Лавра» и «Полекровка» (в журнальном варианте — «Преступница») входили в шорт-листы этой престижной премии. В романе «Крошки Цахес» события разворачиваются в элитарной советской школе. На подмостках школьной сцены ставятся шекспировские трагедии, и этот мир высоких страстей совсем непохож на реальный... Его создала учительница Ф., волевая женщина, self-made women. «Английская школа — это я,»- говорит Ф. и умело манипулирует юными актерами, желая обрести единомышленником в сегодняшней реальности, которую презирает. Но дети, эти крошки Цахес, поначалу безоглядно доверяющие Ф., предают ее... Все, кроме одной — той самой, что рассказала эту историю. Елена Чижова названием книги отсылает к повести Гофмана о маленьком уродце, который, благодаря доброте пожалевшей его феи Розабвельды мог незаслуженно пожинать плоды чужого труда, таланта и успеха.

70. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Шрайвер, Лайонел.
Цена нелюбви. — Центрополиграф, 2014. — ISBN: 978-5-227-05279-7

У этой женщины есть все: любящий муж, успешный бизнес, жилье в престижном районе. Ева очень счастлива и благополучна; она не привыкла себе в чем-либо отказывать... да и зачем? Райская жизнь, и казалось, так будет всегда. Но Ева решает родить ребенка: для идеальной картинки добропорядочной американской семьи не хватает последнего штриха. Какую цену заплатит эта женщина за любовь к сыну, не мог предположить никто. На первый взгляд — идеальная семья: обеспеченные родители, занимающие хорошие должности и уделяющие детям так много внимания, как это вообще возможно, большой, уютный в глазах окружающих дом, милая младшая дочь. Вот только с сыном не совсем всё в порядке... Да и то, это заметно далеко не каждому, сам отец не чает в нём души. Вот только Ева понимает, что её растущий ребёнок совсем не ангел, и чем дальше, тем больше неприятных сюрпризов Кевин преподносит своей матери. Непросто ответить на вопрос, почему именно Кевин стал таким жестоким человеком. Родился ли он таким, или же холодность Евы превратила его в монстра? Она ищет в памяти тот момент, когда окончательно потеряла своего сына. Сейчас, после того как он устроил в школе кровавую расправу над сверстниками и убил отца и сестру, уже ничего не исправить, но его потерянная в собственной беспомощности мать не оставляет надежды получить ответ на главный вопрос. Почему?

https://www.livelib.ru/author/231084-lajonel-shrajver

71. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Щерба, Наталья Васильевна.
Часодеи. Часовое сердце. — Росмэн-Пресс, 2011. — 978-5-353-05547-1

Добро пожаловать в волшебный Часодейный мир, созданный талантливой современной писательницей Натальей Щерба на страницах серии книг «Часодеи» — нового, яркого и оригинального подросткового фэнтези. «Часовое сердце» — вторая книга серии, в которой юную волшебницу Василису Огневу ждут новые приключения и страшные тайны, встречи с друзьями и недругами, смертельные угрозы и опасные интриги, первая любовь и первый поцелуй... Два мира — Земля-Остала и волшебная Эфлара неумолимо приближаются друг к другу. Чтобы их спасти, необходимо увеличить временной разрыв с помощью таинственного Алого Цветка и единодушно загаданного желания ключников. На этот раз часовщики оказываются в мире Василисы и попадают в обычный летний детский лагерь. Их задача — любой ценой предотвратить столкновение двух миров. Смогут ли они объединиться, преодолеть временной разрыв и спасти Василису от страшного проклятия ЧерноКлюча?
В этой книге много о том, как дети не только копируют ненависть взрослых, но и развивают её до невероятного абсурда.

https://avidreaders.ru/author/scherba-natalya-vasilevna/

72. Детская и подростковая жестокость в художественной литературе Экстенс, Гевин.
«Вселенная против Алекса Вудса». — Синдбад, 2016. — ISBN: 978-5-905891-92-2

Роман «Вселенная против Алекса Вудса» воспевает курьезные случайности, астрономию и астрологию, произведения Курта Воннегута и неожиданные нити, соединяющие все и вся, которые и формируют этот мир. Метеорит угодил в Алекса Вудса, когда тому было 10 лет, оставив шрамы и уготовив мальчику необычное будущее. Сын гадалки, педантичный и странный, удобная мишень для хулиганов, Алекс не мог похвастаться счастливым детством. Став своеобразной знаменитостью в городке, он подвергается травле завистников. Его жизнь превращается в настоящий кошмар. Вся его жизнь изменилась, когда он знакомится с мистером Петерсоном, человеком, который научил его простой истине: у тебя в жизни есть только один шанс. И ты должен не упустить его. На школе жизнь не заканчивается — за её пределами есть целый мир, где непременно найдётся человек (и не один), готовый прийти на помощь и понять. Ещё лучше, если это собственные родители. Рассказ Алекса балансирует на тонкой грани между светом и тьмой, смехом и слезами, и вполне может поразить вас как самый смешной и в то же время самый грустный роман, который вам приходилось читать.
«Быть не таким, как все — казалось бы, что тут такого? Но быть „не таким“ можно по-разному».

https://www.livelib.ru/author/678502-gevin-ekstens

 

наверх

 

Обновлено 19 августа 2019